Найти

Наталья Быстрова рассказала о Генрихе Графтио и строительстве Волховской ГЭС

  1. 1. Кто спроектировал и построил Волховскую ГЭС?

Генрих Графтио и некто граф Тио – это одно и тоже лицо? И кто из них спроектировал и построил Волховскую ГЭС? Об этом ведущим подкаста “НЛО-Неизвестная Ленобласть” Наталье Костициной и Кириллу Манжула рассказала директор Музея истории энергетики Северо-Запада Наталья Быстрова.

НЛО: Когда едешь с Ладожского вокзала Петербурга на поезде в сторону Карелии, то переезжая по железнодорожному мосту через реку Волхов, справа видишь этот замок, как будто парящий над водой – детище инженера Графтио и его сотоварища, архитектора Мунца – Волховскую ГЭС.

Н.Б.: Да, так и есть, но для начала я должна признаться в любви господину Графтио. У меня есть несколько любимых мужчин от энергетики, вот Генрих Осипович в первом ряду. Человек интереснейший, неординарный, азартный. Примечательна история, когда он строил Трамвайную электростанцию в Петербурге для пуска электрического трамвая, в его контракте специальным пунктом было оговорено, что первый трамвай по столице он поведет сам. И он с ветерком прокатился на первом трамвае по Конногвардейскому бульвару. И когда зеваки, которые собрались там, спрашивали: "Кто трамвай-то ведет?". Им отвечали: "Графтио". "А, граф Тио", думали зеваки. Вот так долгие годы его потом этим графом Тио и поминали. Это вот, с чего началась история. А после – это, конечно, Волхов.

НЛО: В каком году появился детальный проект ГЭС?

Н.Б.: В 1912 году Графтио составил уже детальный, проработанный, красивый проект Волховской гидросиловой установки. И после того, как он побывал на заводах Парсонса, он переделал проект в 1914 году на новый тип "тюрбин", – тогда так писали слово "турбины", – совершенно прекрасный, потрясающий проект. А с архитектором Мунцем они были давними приятелями, очень хорошо общались. И в результате этой дружбы появилось чудо из чудес – красавица Волховская ГЭС. А эти красивые стрельчатые арочные окна Графтио подсмотрел в Швеции на маленькой гидростанции на какой-то речушке.

НЛО: Но реализовывать проект начали уже после революции...

Н.Б.: Да, в 1918 году Владимир Ильич Ленин, несмотря на то, что шла гражданская война, этот "кремлевский мечтатель" возвращается к теме электрификации России. Когда я училась в школе, нас учили следующим образом: "Ленинский план ГОЭЛРО". Должна сказать, что он никакой не ленинский. План электрификации России разработал в 1909 году профессор Вернадский, тот самый, который потом занимался вопросами ноосферы. В чём заслуга Ленина и сотоварищей: взяв за основу план Вернадского, они его модернизировали, приспособили к текущему моменту и, самое главное, реализовали. Так вот Ленин заинтересовался проектом Волховской ГЭС, поручает обратиться к Графтио и пригласить его к работе, актуализировать проект строительства Волховской ГЭС.

НЛО: А Графтио до революции направлял этот проект на рассмотрение?

Н.Б.: Конечно. Временное правительство даже выделило некоторое количество денег на строительство Волховской ГЭС. Но поскольку они были "которые тут временные? слазь, кончилось ваше время", всё это закончилось. А после Октябрьской революции уже большевики к этому вернулись. И в данной ситуации Волховская ГЭС – это был проект скорее политический, нежели экономический, здесь политика даже превалировала. Графтио возобновляет этот проект. Он встречается с Лениным, тот внимательно изучает проект и появляется вот та самая историческая резолюция: "Волхов строить". Начинается строительство. Графтио назначают главным инженером Волховстроя. Он строит дом на противоположном берегу Волхова рядом с церковью Архангела Михаила по своим собственным чертежам, двухэтажный. Там сейчас находится музей города Волхова.

НЛО: Чтобы наблюдать за строительством?

Н.Б.: Не совсем так. На первом этаже был кабинет самого Генриха Осиповича, а также помещение заводоуправления, где была комната для совещаний. А второй этаж, когда вы там будете, посмотрите, – весьма скромные комнатки, где он с жил с Антониной Адамовной Графтио.

НЛО: А сама Антонина Адамовна играла какую-то роль в строительстве Волховской ГЭС?

Н.Б.: У меня есть глубокое убеждение, что великих мужчин делают их замечательные жёны. Антонина Адамовна была из шляхетского рода Маличинских. Она закончила гимназию княгини Оболенской, Высшие женские курсы и Бухгалтерскую школу Езерского в Петербурге. Она вела деловую переписку на пяти языках, была великой умницей и помощником Графтио. И он, когда издавал приказ по Волховстрою о том, что она будет помощником главного инженера по строительству, то наш замечательный, добрый народ решил: ну, будет, как сыр в масле кататься. А вот этот приказ номер 137 по Волховстрою гласил следующее: "Графтио Антонина Адамовна принимается на службу без оклада и пайка". Графтио считал, что он зарабатывает деньги, а верная жена должна быть помощницей и вдохновителем своего мужа. И это совершенно потрясающий, совершенно удивительный союз.

НЛО: А не возникала ли у Графтио сразу после революции мысль об эмиграции?

Н.Б.: Нет. Вы знаете, когда я изучала материалы разного плана о них, везде встречала, что он мыслит себя только для России и в России. Ему не раз предлагали какие-то золотые горы. Но он слишком любил свою страну и слишком хотел быть ей полезным. Хотя Графтио был не православного вероисповедания, его семья была католиками из бельгийских дворян, и родился он в Динабурге – это нынешний Даугавпилс в Латвии.

НЛО: На исторический памятник науки и техники Волховскую ГЭС можно попасть с экскурсией?

Н.Б.: Да, конечно. Надо просто обратиться в наш Музей истории энергетики Северо-Запада, в Департамент по связям с общественностью и записаться.

НЛО: На территории Ленинградской области есть еще одно детище Графтио. Нижне-Свирская ГЭС.

Н.Б.: Это уникальная электростанция. После пуска Волховской ГЭС Графтио с большей частью своей команды переезжает на Свирь. И когда американские эксперты приехали на Нижне-Свирское строительство, они предрекли Графтио полную неудачу, потому что впервые в мире нужно было строить большую гидростанцию на плывущих грунтах, мягких девонских глинах. Но технический расчет Графтио был настолько точен и гениален, что электростанция стоит до сих пор и никуда деваться не собирается.

Полностью 30-минутный разговор с директором Музея истории энергетики Северо-Запада Натальей Быстровой слушайте в подкасте "НЛО-Неизвестная Ленобласть".

Лента новостей