В Подпорожском районе обнаружены постройки СвирЛАГа

4 июня, 12:03

Скачать

Тележка, груженная десятками томов в коридорах областного архива, ухабистая дорога, заваленная деревьями. СвирЛАГ -  самая известная в мире энциклопедия не уделяет ему ни строчки. Но вот они - документы, и вот он - сам лагерь. 70 лет молчания закончились.

Наиболее интересное - это списки. Списки заключенных, которые оказались в исправительно-трудовой колонии СвирЛАГ, которая называлась еще тогда "Свирьстрой". Списков много.

Елена Масяж, сотрудник ГКУ "Ленинградский областной государственный архив"

Здесь, на вокзальной площади начиналась новая жизнь без надежды для десятков тысяч репрессированных. Лодейное Поле - столица СвирЛАГа. Сюда эшелонами привозили уголовников, политических, духовенство. В самом городе оставляют 3 тысячи заключенных. Остальных отправляли по этапам на заготовительные пункты, разбросанные в глухих лесах среди болот. 

Валерий Фенёв, корреспондент

Видели, что среди массива леса находятся пожни, что неестественно для этой местности. И наличие железных изделий кованного образца, рельсы.

Дмитрий Митруков, государственный охотничий инспектор

Два события, которые уже успели назвать сенсацией, разделило несколько дней. В областном архиве обнародовали дела   исправительно-трудового лагеря СвирЛАГ. 70 томов - списки заключенных, рапорты, сведения о  нормах выработки и письма самих репрессированных. На разведку вышли и в Подпорожском районе, где лесозаготовители обнаружили остовы бараков и  рельсы.

Какой-то механизм, видите. То есть внутри, судя по всему, было дерево. Оно сгнило. Колесо и ось...

Металлоискатель срабатывает на каждом шагу. Железо повсюду. Кованые гвозди, странные механизмы. Исследователи предполагают, здесь находился один из заготовительных пунктов. С 1931 по 1937 годы через систему СвирлЛАГа  прошли почти сто тысяч человек. Фамилии части осужденных теперь известны - они в архивных делах.  

Наравне с политизаключенными - лишенцами, так называемыми, находились еще и уголовные элементы. Когда читаешь списки бригад, и видно, что есть и малолетние преступники 13-18 лет. Они находились все вместе. 

Елена Масяж, сотрудник ГКУ "Ленинградский областной государственный архив"

СвирЛАГ в истории ГУЛАГа до сих пор оставался самой неизвестной страницей. До наших дней дошли воспоминания репрессированных, но очень мало документальных подтверждений. Три года назад мы случайно обнаружили вот эти фотографии: строительство свирских гидростанций, бараки, окруженные колючей проволокой и вышками, рабочие на плотине, 
надзиратели. Фотоальбомы десятилетия пылились в архивах гидростанции. Им просто не придавали значения.     

Для чего еще в лесу глухом делать колючую проволоку? Только для того, чтобы оградить место, где работают заключенные. Это образец сталинских лагерей.

Пётр Васильев, краевед, автор книги "СвирЛАГ: цитаты, воспоминания, письма, документы"

Теперь все это - документальные свидетельства. Как и сведения от медчасти лагеря, рапорты о несчастных случаях и письма.

Попалось письмо матери, которая обратилась в руководство колонии с просьбой разъяснить судьбу сына. Он, по ее данным, уже должен быть отпущен, но он домой не прибыл - где он находится? В ответ она получает такой обрывочный листочек, на котором написано в очень жёсткой форме, что заключенный такой-то под номером таким-то скончался... Всё.

Елена Масяж, сотрудник ГКУ "Ленинградский областной государственный архив"

В лесу, на месте предполагаемого заготовительного пункта - то и дело попадаются предметы быта. Ушат -  едва угадывается клеймо "СЛ", возможно, СвирЛАГ. Явно, периметр какой-то постройки. Кирпичная кладка. Каркас из рельсов. 

Только начинается сейчас открытие для цивилизации единственного на сегодняшний день лагеря, который так хорошо сохранился. Четко угадываются периметры, где находились бараки, где находились производственные помещения. Мы сейчас находимся у непонятного помещения, которое, возможно, было лагерной столовой.

Петр Васильев, краевед, автор книги "Свирлаг: цитаты, воспоминания, письма, документы"

И словно в подтверждение - в реке рядом с постройкой огромный котел, еще пару шагов - и миска. О том, как жили, чем питались заключенные - уже архивные документы. Жизнь в грубо срубленных бараках, нехватка одежды, 12 часов на лесоповале, завтрак - хлеб и чай, обед и ужин - баланда в кружке, брюквенная каша, 200 граммов хлеба. И тем страшнее вот эти сухие данные: дети, жившие в лагере - самому старшему одиннадцать. Напротив фамилий диагноз: малокровие, туберкулез, дифтерия. 

Жить в таких условиях может ли годовалый - на том питании, в бараках наспех сколоченных, при отсутствии каких-то санитарно-гигиенических условий. Может ли он так? Причем мама и папа явно живут порознь и работают.

Елена Масяж, сотрудник ГКУ "Ленинградский областной государственный архив"

Частично имена отмечены крестиками, возможно дети умерли в лагере. Сколько человек стало жертвой системы СвирЛАГа - самая главная тайна. Цифры называют от сотен до десятков тысяч. Но документального подтверждения этому нет. 70 томов  СвирЛАГа требуют детального исследования. Как и кропотливую работу придется провести недалеко от реки Мужала.  Проверить каждую строчку в деле, каждый метр земли.  

Валерий Фенёв, Владимир Шкваря, Александр Писарчук, Андрей Смирнов и Игорь Изотов, "Последние известия", Выборгский и Подпорожский районы 

Оставить комментарий  /

Комментарии  /  0


Сюжеты по теме  /