По бездорожью к цивилизации. 30% дорог Ленобласти из грунта и гравия. Многие из них непроходимы осенью и весной. Почему?

12 ноября, 21:39

Помните, Наполеон сказал известную фразу: "России нет дорог – только направления". Думаю, с этим до сих пор соглашаются жители многих деревень. Пришла осень, и грунтовки опять поплыли. Без трактора или вездехода не выехать. В блокаду бездорожье в области затруднило наступление немецких дивизий, чем помогло обороне Ленинграда. Спустя 70 лет, в осаждённые бездорожьем деревни пытаются проехать их жители. И каждый раз сделать это всё труднее и труднее.

Утренняя электричка из Волхова. В полупустом вагоне едут жители деревни Вячково. От города всего 5 километров, 10 минут езды, но, несмотря на близость к райцентру, кроме как по железной дороге, в деревню не попасть.

Пришёл в полицию, они говорят: Саня, как к тебе лучше проехать на "УАЗике", или на легковушке, я говорю, куда? Да, к тебе в деревню, Вячково. Я говорю, так дам дороги нет, ну как же, вон дорога то, я говорю, мужики, забудьте об этой дороге, нету её.

Александр Занько, староста д. Вячково

Нормальной дороги в деревню нет уже 70 лет. От неё осталась только заросшая просека. До девяностых здесь ещё худо-бедно пробирались по зимнику, на лето в деревню пригоняли комбайн заготавливать силос, но, как поля бросили, не стало и этого.

Когда косили здесь сено, они так, значит, комбайн к трактору цепляют, через эту грязь переволокли, а дальше комбайн сам идёт своим ходом, вот какая дорога была, такие махины были, проходили свободно. Много заготавливали, а вот разруха пришла и всё.

Александр Занько, староста д. Вячково

Когда-то здесь проживало более трёхсот человек. Сейчас и десяток не наберётся. Остались только самые стойкие. Вячеслав Огоньков – один из старожилов. На утреннем поезде привёз доски для каркаса новой теплицы. Любое строительство в Вячково – дело хлопотное. Пока один материал привезёшь из города на электричке, потом другой- целая вечность пройдёт.

Я когда по молодости строил этот дом, я на себе всё возил, и отец тоже на себе возил, вот эти все доски, и всё так, и сейчас возим, ничего не изменилось. Я уж думал, мало ли там чё, под старость, но нет, всё равно возить надо.

Владимир Огоньков, житель д. Вячково

У старосты в деревне жилья вообще не осталось. Изба старая сгнила – снёс, а новая строится с большим трудом.

Чтобы отлить эту стоечку одну опору надо где-то. Пять мешков цементно-песчаной смеси. Каждый мешок – 25 килограмм. Вот подумаешь, сколько надо досок и брусьев везти, так волосы дыбом встают. Нет дороги и всё, люди в город уходят, а уходят в городе деревня пропадает, а ведь Россия и держится на деревне.

Александр Занько, староста д. Вячково

По документам дорожных служб дорога до сих пор рабочая, её можно увидеть на современных картах, даже навигаторы прокладывают путь в деревню с двух сторон.

Смотрите, я проложил маршрут. От Волхова можно добраться на машине по этой дороге, всего 42 минуты. На какой машине интересно, если на БТР, то да. Вот привести сюда гугл, показать какая тут дорога.

Доехать на машине можно только до соседней деревни Раменье, и то с трудом. Дальше путь обрывается.

Почему Питер не взял немец? Потому что им было не проехать, они застряли, они там потонули, там такое болото, называется чёрная грязь, там никто не ездит. Люди ездят туда, кто не знает дорогу на Вячково, у них в навигаторе – да, показывает дорога есть, хотя там 30 лет никто не ездит. Да лет 50, наверное, с войны никто не ездит.

Николай Кондратьев, староста д. Раменье

Пять лет назад чиновники заказали проект реконструкции дороги до Вячково, потратили 213 миллионов рублей, проект даже прошёл государственную экспертизу, на этом, правда, всё и затихло. Только письма ежегодно приходят, что средств нет.

Комитет по дорожному хозяйству рассмотрел ваше письмо по строительству дороги от деревни Куколь до деревни Раменье. Учитывая объёмы финансирования дорожной отрасли строительство региональной дороги общего пользования Куколь-Вячково в ближайшее время не представляется возможным. Жизнь одна у человека, если даже их 3 человека, они всё равно нуждаются в этой дороге, это жизненная необходимость.

Вячеслав Кращенко, глава администрации МО "Усадищенское СП"

Треть дорог в Ленинградской области грунтовые, или гравийные. Как часто приходится по ним ездить, особенно в поездках по отдалённым районам. Водители часто жалуются, они на легковушках, а мы порой их в такое болото заводим. Всё время шутят, когда вездеход уже будет в редакции. Иногда вообще пешком идём. Было как-то, в одну деревню шли 5 километров, час туда, час обратно, такая вот, романтика.

Я и к депутатам обращался, чтобы содействовали с грейдером, а они мне говорят, а чего у вас один человек прописан, что я буду хлопотать?

Альберт Смирнов, житель д. Новоивановское

Поездку в деревню Новоивановское можно сравнить с ралли-рейдом. На местной грунтовке водитель точно не заскучает.

Дорога в деревню всегда была не ахти – говорит Альберт Смирнов, но после нашествия в район лесозаготовителей стало совсем плохо. В прошлом году грузовики ходили с делянок день и ночь. После них даже вездеход не спасал. С весны, правда, лесовозы пропали, но по слухам, это ненадолго.

В то лето шесть Уралов день и ночь они возили лес по 40 тонн, мы тоже перекрывали им дорогу, ругали. Они сказали, лес вывезем, мы вам дорогу сделаем, вот результат. Но там за деревней мы за грибами ездили, опять нитками всё обтянуто, это значит, будут лес вывозить.

Альберт Смирнов, житель деревни Новоиваносвское

Новоивановская – деревня тупиковая. От ближайшей асфальтовой дороги больше двадцати километров. Удаленность с бездорожьем с одной стороны и хорошо: тихо, спокойно, незваных гостей нет, с другой стороны – приходится страдать.

А так, нам тут плохо ездить, конечно. Весной осенью ни пожарки, ни скорой не проехать. Автолавка с трудом, матюгаются, конечно, на нас, ну что мы можем сделать.

Каждый ухаб трях-трях и всё, и жизнь кончилась.

Александр Афанасьев, житель д. Новоивановское

Александр Степанович – старожил деревни. Мальчишкой он пережил здесь немецкую оккупацию. Уже несколько лет он зимует один. Каждое дачное межсезонье здесь испытание.

Дороги нет, все разъехались, всё побросали к чёрту, последние тут остались, как хотите, так и живите. Лавка если не придёт, и что он будет тут делать? Как ты пойдёшь за хлебом? Это 12 километров он пойдёт с мешком за батоном, как вот. Наденешь лыжи и идёшь. Грустно-грустно, так бы тоже уехал куда, а куда уехать? В город? Надо прописываться где-то.

Александр Афанасьев, житель д. Новоивановское

Соседняя деревня Задейшино тоже в транспортной блокаде. Дождливая весна размыла дорогу окончательно, всё лето здесь ждали грейдер, но дорожные службы посчитали, что важнее установить новый знак на въезде.

Причем поставили, когда все выехали с деревни, никого нет в деревне, кроме меня, поехал в магазин смотрю стоит новый знак. Люди просто бегут, весной до июня месяца здесь просто не въехать. Я тоже, я инвалид первой группы, единственный, кто здесь живёт, вот случись что – всё, каюк.

Евгений Гусев, житель деревни Задейшино

На большую землю Евгений Гусев попадает на лодке. Плывёт на соседний берег озера в деревню Жог. Оттуда хоть как-то можно выехать на машине.

Вот так и живём мы в русской глубинке, хотя в какой глубинке, 200 километров от Питера. Вот так садимся. Вещи, шмотки, внуки, и вот несколько раз туда-сюда, туда-сюда. Была дорога, деревня может быть потихоньку и возрождалась бы, и приезжали бы те же пенсионеры, я получается живу здесь вообще один, больше никого нету.

Евгений Гусев, житель деревни Задейшино

Уборочная техника в Лужском районе чаще заметна только на региональных дорогах. Как правило, это участки с высоким потоком транспорта. Водитель грейдера Александр Павлов два раза в месяц ровняет грунтовку между деревнями Городок и Серебрянка.

Ходит тут автобус маршрут, чтобы не было нареканий, и пассажиры чтобы сидели, чтобы всё было ровненько и красиво. Ну, после такого грейдера дорога ровная, красивая.

После прохождения грейдера вы видите, какая разница получается, вот тут неровности, а здесь всё гладко. Делать он будет как минимум четыре прохода на срезание и два прохода на уплотнение.

Владимир Камарин, ведущий инженер по эксплуатации

За такими дорогами следят специальные дорожные службы, по старинке их называют ДРСУ. Они заключают государственный контракт на содержание дорог. Работы хватает, из восьмисот километров всех дорог в районе триста – гравий и грунт.

Согласно техническому заданию, государственному контракту, мы обязаны проходить грунтовые дороги один-два раза в месяц. Не всегда хватает средств на восстановление покрытия с добавлением материала, на грейдерование хватает всегда.

Виктория Артамонова, директор автотранспортного предприятия

На деревенские дороги местное ДРСУ не выходит. За ними следят другие специалисты, работают по муниципальным договорам. Контракты дешевле, фирмы меньше, задачи проще. Для одной дороги грейдер больше трёх раз за год обычно не прописывают, ещё меньше встречается ремонт, подсыпка. Такие вот стандарты для сельской местности.

Мы заключаем годовой контракт на обслуживание муниципальных дорог на 12 миллионов рублей. Туда входят порядка 300 километров дорог. Вот и представьте – нынешние цены на топливо, трудоёмкость, машино-час, конечно, этого недостаточно. К сожалению, бюджет у нас не увеличивается, работаем в этих границах, в этих пределах.

Евгений Кузьмин, заместитель главы администрации Лужского МР

По нормативам каждые пять-шесть лет нужно заниматься ремонтом, там 8-9 лет капитальным ремонтом, 10-12 лет реконструкция, новое строительство. У нас есть такие дороги, к которым мы более 30 лет не подходили.

Юрий Запалатский, председатель комитета по дорожному хозяйству ЛО

Вечерний автобус в деревню Плотнично. 9 километров от Гоморовичей пассажиры едут словно по стиральной доске. Основание дороги из брёвен, строили ещё в войну.

В этом году 200 метров всего лишь должны ямочный ремонт сделать, и ничё не сделали. Грейдер скоблит-скоблит, скоблит-скоблит, а там уже скоблить то нечего, деревянный настил там внизу, финский.

Людмила Никифорова, староста д. Плотнично

Весной, осенью, вот когда вот эта слякоть, края вообще садятся чуть-чуть, маленько вправо-влево, и автобус может уйти как бы в бровку. Здесь же уже получается обрыв, вот если посмотреть, что слева, что справа, ну такая колея получается, что можно автобус положить на бок.

Александр Новик, водитель автобуса

Из 18 маршрутов местного пассажирского перевозчика 12 идут по грунтовкам, их качество, говорят, оставляет желать лучшего. На разбитые дороги стараются пускать то, что не жалко.

Мы пассажиров должны безопасно довести без всякой аварийной ситуации, если водитель видит о том, что он по этой дороге просто машину удержать не может, либо из-за гололеда, либо из-за ямочности из-за такой, он просто разворачивает машину. В прошлом году два таких случая было, что машина просто развернулась и поехала назад вместе с пассажирами.

Валентина Кушегорова, директор автопредприятия

Ещё одна историческая дорога в бывшую столицу края – Ошту. Именно здесь когда-то проходил Архангельский тракт. Каждую весну по этой дороге в Петербург шли 1000 бурлаков. С такой же скоростью в 21 веке сейчас здесь едут машины.

Бывали случаи, когда на этой дороге машины настолько застревали, что приходилось их вытаскивать тракторами, и была даже такая поговорка в своё время, когда спрашивали водителя, который ехал с Петербурга в Вытегру: А во сколько примерно мы доедем до Вытегры? А он говорил: Вы неправильно задаёте вопрос, надо спрашивать не во сколько, а доедем ли мы вообще.

Пётр Васильев, краевед

В местной дорожной службе жалуются на нехватку средств. Говорят, требуют много, а денег выделяют совсем мало.

Беда общая – недофинансирование, хроническое недофинансирование и гравийные дороги, как и асфальтовые, у них многократно просрочены межремонтные сроки, отсюда и беды. Без ремонтов дороги за счёт содержания удержать очень тяжело. Вообще, надо учитывать, что Подпорожский район – вообще грунты тяжёлые, очень много заболоченных мест.

Виктор Фёдоров, директор автотраспортного предприятия

Проблему качества чиновники пытаются решить реформой дорожных служб. Сейчас их объединяют: слабых подтянут, сильные получат новые ресурсы – и работа закипит, во всяком случае, так специалисты видят перспективы реформы.

Мы сегодня за счёт реорганизации получили 7 предприятий, мы их укрупнили, понятно, что на сегодняшний день эти предприятия имеют более стабильную финансово-хозяйственную возможность. И даже то, что в этом году мы будем применять контракты трёхгодичные, это даёт право правильно планировать работу, то есть предприятия, у них будет понимание, когда закупать соль, когда закупать песок, дизель. 

Юрий Запалатский, председатель комитета по дорожному хозяйству ЛО

Почему дороги в России не как в Финляндии? Северный сосед ведь здесь, под боком, а дороги другие. Я тут с одним экспертом встречался. Он сказал: в нашем регионе грунт неудачный, как сыро, так всё размывает. Нужно применять более дорогие технологии, специальные добавки, а это дорого. Во всех районах ведь жалуются, что денег на дороги не хватает, к тому же первым делом всегда стараются асфальт залатать, а грунтовки – так, потом как-нибудь, вот и получается, что это "потом" ждут целую вечность.

Запущенные грунтовки не только проблема отдалённых районов. В 20 километрах от Санкт-Петербурга в посёлке Отрадное ямы заделывают жители по старой народной технологии.

Каждый вносит свой вклад в ремонт, как может, здесь давно так повелось: с миру по нитке, и машина медленно, но едет. Здесь свой дорожный норматив.

С другой стороны думаешь, что хорошо, что так не сильно прогресс продвинулся. Атмосфера сохранилась, которая в детстве была? Все ходят там жалуются, что то-то-то-то, что плохо пройти, даже матом ругаются, но присматриваем всё равно сами.

Евгений Пегин, житель г. Отрадное

На весь город 50 километров грунтовых дорог. Почти все они по осени превращаются в бездорожье. Чем дальше от центра, тем активнее машины и пешеходы месят грязь.

У нас нет ни одной линии, где есть нормальный проезд. Зимой хорошо, когда всё это дело замёрзнет, тогда хорошо.

В этом году на содержание грунтовок власти выделили целых 4 миллиона рублей. В задании улучшить основания дорог, исправить профиль, подсыпать ямы, но где провели эти работы – никто не знает, жители даже грейдера не замечали.

Грейдер, он обычно бывал здесь, но в этом году произошла поломка, он единственный на весь город грейдер. Вот одну и ту же точку долбим, долбим, вот засыпьте, засыпьте, привезите битого кирпича. Они даже отчитались, что эти работы были сделаны, на самом деле ни сделали ничего.

Иван Бельский, общественный активист

Как посчитали местные активисты, при нынешних возможностях администрации на ремонт 50 км грунтовок Отрадного уйдёт двадцать лет, и то, если на это время дороги заморозить в их нынешнем виде.

Мы даже не просим класть асфальт, мы просим просто выделить деньги и грамотно это всё отгрейдировать. Все на перспективу, ну а у администрации, насколько известно, даже нет толкового плана, когда всё это будет делаться. Хоть лодки резиновые надувай и плыви, но ведь это пригород Петербурга, это просто стыдно.

Иван Бельский, общественный активист

Вот те организации, которые делают это, они должны эту проблему решать современными материалами, современной техникой. Нужно, а; точно знать какие материалы для этого есть, а они есть, б; соблюдать эти технологии так, как они задуманы, в тот период, теми механизмами, средствами, специалистами, ну и третье, посмотреть и оптимально средства какие-то выделять, и тогда, я думаю, грунтовые дороги и в третьем тысячелетии будут служить достойно, я думаю. Технологии однозначно есть, и специалисты, которые это могут выполнить, тоже есть.

Юрий Лазарев, профессор кафедры "Дороги, мосты и транспортные тоннели"СПбПУ

Будут ли когда-нибудь грунтовые дороги современными? Хотелось бы верить. В транспортной стратегии до 30-го года прописано избавиться от бездорожья. Было бы хорошо. Долго конечно ждать, а дороги уже сейчас плывут, но ничего не поделаешь.

Оставить комментарий  /

Комментарии  /  0


Сюжеты по теме  /