Служили Отечеству. Военные пенсионеры ждут, когда их дома признают гражданскими

26 ноября, 21:20

Как ни печально, но командиры первого, второго и технического дивизиона, наверное, сейчас бы расплакались… Больно на это смотреть, прошу прощения у сослуживцев, что мне пришлось показывать, что происходит сейчас.

Сергей Наумов, прапорщик в отставке

Условия жизни никакие, мы здесь выживаем.

Военнослужащий

Они забыли, что мы люди. Имеем право на что-то.

Александр Туровский, младший лейтенант в отставке

                                              

Вот это вечное, кто виноват, и что делать, я бы хотел дополнить – почему?

Сергей Наумов, прапорщик в отставке


ГОРОДОК 


В конце прошлого года на большой пресс-конференции Президента России наши коллеги задали вопрос о военных городках, в общем, и о городке воинской части в Каменке, в частности.

-Военные городки находятся в запустении, зарастают мусором. В них постоянные перебои со снабжением. Вам это не показывают, у нас все есть. И фотографии, и квитанции.

-Ваша озабоченность по поводу военных городков понятна, и я ее разделяю, потому что она является самой острой в целом по системе ЖКХ. Если армия уходит, это не значит, что люди должны быть там брошены.

пресс-конференция Президента России 14 декабря 2017 года

Служу Отечеству. Сколько миллионов раз звучали слова присяги вот на таких же плацах по всей  стране. Но за последние двадцать лет десятки воинских частей в Ленинградской области были расформированы. Но за забором остались те, кто  служил  Отечеству.

Валерий Фенёв, корреспондент

Вот написано: войсковая часть ракетного полка. Дата 1961 год. Данная дата и данная стела, я уверен, у каждого солдата, офицера осталась в душе.

Мы долго уговаривали Сергея Наумова вернуться в городок и свою  воинскую часть. Он отказывался, знал, что все брошено и разрушено. А видеть этого не хотел. Секретный объект в Бокситогорском районе. Наконец, согласился. Почему, ради кого –  стало ясно сразу.        

Уважаемые друзья, сослуживцы. Я прошу прощения, что это мне досталось довести информацию с этим ужасным видом. Все вы прекрасно помните, вход в штаб части. С этой комнаты, все прекрасно помнят, выходила группа торжественного знаменного взвода и знаменосцы, которая выносила боевое знамя части. И по данной дорожке, по данной тропинке она выходила на плац. Чистый, уютный. Каждый из солдат и офицеров при переносе этого знамени замирали у него холодела душа.

Сергей Наумов, прапорщик в отставке

На стене старой котельной свежая табличка – объект Министерства обороны. Это единственное свидетельство того, что под Новой Ладогой была воинская часть. Потускнел герб Советского Союза на фасаде дома офицеров, изъедены ржавчиной звезды на КПП. Кочегар Сергей Иванов за утро уже пятую тачку завозит. Не уголь, а пыль – топливо не для военного городка.   

У нас лопата, уголек, и пошли загружать. А что вот там горит, оно разве согреет?

Сергей Иванов, кочегар

Сергей – представитель подрядной организации, нанятой Министерством обороны. В котельной работают вдвоем. Пока  Сергей разогревает один котел, напарник пытается залатать второй.  Недавно военный городок под Новой Ладогой на целую неделю остался без тепла – старые трубы лопнули. Ремонтировали сами.   Помощи ждать неоткуда.

Работа, видите? У нас ни инструментов, ни перчаток – ничего не выдают. Лопаты, и те сами собираем, свариваем из старых.

Сергей Иванов, кочегар

В двух пятиэтажках военного городка живут чуть больше десяти семей бывших военнослужащих. Они ушли в отставку, но ни сертификатов на субсидии для покупки жилья, ни уж тем более   новой квартиры не получили. 

Все, кто здесь стоит, военные пенсионеры, уволились до приказа министра обороны, о том, что военнослужащих без жилья не увольнять. Когда городок открылся – вы теперь не имеете право на жилье, на отселение. У вас крыша над головой есть, вот эти дома.

Олег Пашков, капитан в отставке

До ближайшей остановки транспорта два километра. В городке даже магазина нет. Военные пенсионеры сами и поддерживают здесь жизнь.   

Ничего нет, Наташа, я за свой счет ремонтирую, извини меня.  А вот здесь меняли трубу своими силами, а вот там делали прорыв своими силами.

Есть в военном городке и еще один дом. Трехэтажная сталинка. Но в одну из зим случилась авария на котельной, и здание разморозили. Обстановка в пустующих квартирах, будто кто-то спешно бежал отсюда. Часы замерзли и замерли. Отец и сын Туровские, оба служили в части, также вынуждены были переселиться. Попросту заняли пустующую квартиру в соседних домах. 

Они сказали, нам плевать на вас. Вот у вас есть крыша над головой, и живите! Мы здесь прописаны, да. Но живем мы в том. Потому что, согласно акту комиссии, этот дом признан нежилым. А куда нам деваться? Мы позвонили в контору  черт-те куда. Нам и ответили – занимайте любую квартиру там. Ну, мы и выбрали.

Александр Туровский, младший лейтенант в отставке

Наступления зимы под Новой Ладогой ждут на чемоданах. Если   произойдет авария на котельной, дом или парадная разморозятся, придется переезжать в другую квартиру. Тем более, кочегар Сергей Иванов не успокаивает.    

По нашим трубам, что там лежат в земле по тридцать лет, гарантий нет никаких. Прорыв будет, и все. Опять стоп. А мы этот прорыв будем своими силами устранять. Не за шесть часов, а за неделю. А за неделю люди замерзнут.

Сергей Иванов, кочегар

После того, как в Бокситогорском районе расформировали ракетный полк, там обосновался батальон войск связи. Сергей Наумов дослуживал в нем. К тому моменту часть зданий уже оставались бесхозными. Сегодня разграблено все.

Мне и в голову не могло прийти, даже не в те времена, а когда я уходил из полка, я не мог представить этой картины. Почему, почему одни создают, а другие разрушают. Вот это вечное, кто виноват, и что делать, я бы хотел дополнить – почему? Почему не нашлось человека, который бы остановил этот хаос?

Сергей Наумов, прапорщик в отставке 

140 военных городков в Ленинградской области – и при действующих частях, и при расформированных, обслуживает  главное управление жилищным фондом Министерства обороны.  Оно предоставляет коммунальные услуги, оно же начисляет и квартплату. Те самые скандальные цифры в квитанциях, о которых  в прошлом году спросили Президента России.

Даже в Питере цены ниже, чем у нас. Почти три тысячи за отопление – это же тоже ненормально.

Эти квитанции получили жители военного городка в Каменке. За отопление берут круглый год, отдельный расчет за содержание и текущий ремонт. За двухкомнатную квартиру только по этой статье – больше тысячи рублей. Тариф от 10 до 40 рублей за метр жилплощади. 

Управляющая компания имеет право предоставлять расчет обоснованного тарифа. Речь о прибыли, конечно же, идти не может. Это связано с тем, что мы управляем фондом с высокой степенью изношенности, низким процентом заселенности, и с низким уровнем оплаты за коммунальные услуги. Данные факторы приводят и привели к убытку за 2017 год в размере 2 миллиарда рублей.

Валерий Абраменков, генеральный директор ООО "Главное управление жилищным фондом" Министерства обороны РФ 

Так за что платят в Каменке? Год спустя после вопроса Президенту России. 

Вот кочегарка, которая стоит на балансе. В квитанциях нам пишут, что нас отапливают углем. Уголь привозной, очень дорогой, и в квитанциях об оплате нам прописывают уголь, хотя мы отапливаемся природным газом. Вот навезут к зиме пару КАМАЗов угля, якобы, закупку сделали. И все. Котельная не работает очень давно. И нас давно отапливают газом. Опять же говорю, деньги отмываются.

Военнослужащий

За рулем – действующий военнослужащий. Машина, периодически  прыгая на ухабах, объезжает один квартал за другим. Разбитые окна пустующих квартир, на парадных списки должников. Суммы в десятки тысяч. 

Очень много разбитых квартир у нас стоит. А офицеры у нас живут по казармам и общежитиям. Семьи с офицерами живут, либо по казармам, либо они снимают жилье. В домоуправлении однокомнатную можно было приобрести за 50 тысяч рублей вне очереди. Если у тебя есть бабло, ты приходишь к начальнику домоуправления и договариваешься с ней, что дайте мне хорошую квартиру и получаешь ключи без очереди, без ничего. Получается, дешевле заплатить в домоуправлении ту сумму, которую она попросит, нежели вкладываться в ремонт, покупать обои, окна.

Военнослужащий

А вот одна из квартир военного городка в Каменке. Дверь настежь. Таких, по заверению жителей Каменки, десятки.   

- Отсюда выехали те, кто служил. Дельнейшая судьба квартиры какая должна быть? По идее, сюда должны офицера поселить. Но никто не вселился. И квартиру убили. Кто убил? Это вопрос риторический. Скорее всего, бомжи. Потому что кто-то же здесь жил. То есть после тех, кто выехал, здесь жили посторонние люди? Да, и куда они исчезли – никто не знает. И за квартиру они не платили. И водой пользовались, и светом. 

- И долги их оплачиваете вы? 

- Конечно, на всех раскидывают.

Татьяна Ковровская, старший прапорщик в отставке

За себя и за соседа вынуждены платить не только в военных городках при действующих частях, но и те, кто свое уже отслужил.   Десятки квартир в домах пустуют, но Управление жилищным фондом туда почему-то подает электричество, их отапливают, и за  это исправно начисляют квартплату.        

Последние жители покинули этот военный городок десять лет назад. Шесть домов с комфортабельными квартирами. Своя котельная, офицерский клуб, свой магазин. Армия вычеркнула из своего списка и воинскую часть, и городок, а гражданские власти предпочли ничего не замечать. Прошло всего десять лет, но теперь этот военный городок называют не иначе, как наша Припять в медвежьем углу Ленинградской области.

Валерий Фенёв, корреспондент

Вот мы и дома. Площадка номер восемь, жилой городок Лесной в/ч 97645. Как хорошо вспоминаются те времена, когда мы в нерабочее время ходили сюда, подъезды прекрасно пахли щами, специями. Когда аппетит возникал после тяжелого рабочего дня, и все находили здесь тепло, уют.

Сергей Наумов, прапорщик в отставке

Руководство области не раз заявляло, что готово взять на свой баланс военные городки, обеспечить нормальные коммунальные условия. Да и жители в таком случае получат право приватизировать свои квартиры. Министерство обороны идет навстречу тяжело.

А Тайвань – это местность такая обособленная. Как в Китае – есть материк, а есть Тайвань.

Такой близкий Тайвань – всего час езды от Петербурга. Министерство обороны передало муниципальным властям жилые дома. В них уже отремонтировали фасады и кровли, детей возят в школу, автобус пять раз в день. Многие, узнав, что объекты станут гражданскими, здесь и остались.

Дали сертификат на 530 тысяч рублей. И что на них купить можно? Я 530 тысяч получил бумажку, обналичил, получилось пятьсот. Это 18 тысяч баксов в те времена. И что можно купить на это? Только комнату в коммуналке. И что дальше? Семья – четыре человека, и где жить .

Владимир Поддюшенко, майор в отставке

Но вот, землю муниципалам Министерство обороны так и не передало. А еще дом офицеров, и здание военторга. Теперь для трехсот жителей поселка лишь магазин во времянке – ее военные разрешили поставить на своей земле. 

Половина принадлежит Министерству обороны, половина Администрации. Все что нужно, Администрация делает, а что нам надо, магазин, никак Администрация ничего сделать не может. Половина там, половина здесь. Как-то так.

Светлана Панкина, член общественного совета поселка Первомайский-1 (Тайвань)

А вот этот дом в Волховском районе вообще потеряли. Его нет ни в одном из документов. При передаче из одной управляющей компании при Министерстве обороны другой – он исчез. Вместе с жителями.

Переписка с Минобороны подтвердила нам, что каким-то чудным моментом этот дом исчез из управления. Его нет в управлении ГЖУ. И последнее письмо они написали, что они проведут работы, чтобы поставить дом в управление.

Марина Тимофеева, глава администрации МО "Вындиноостровское сельское поселение" 

Столь же чудным образом в доме до сих пор живут люди. Сами поставили электрокотел, сами пробивают скважину для водоснабжения. Только с канализацией справиться не могут – отходы теперь в подвале. 

- Со времени постройки, с 88 года, ни одного ремонта не было. И канализационная система, которая требует ремонта.  Канализационная система сгорела и все пошло сюда. 

- То есть она в подвале?

- Да, в подвале.

За последние семь лет Министерство обороны передало муниципальным властям Ленинградской области почти восемьсот  своих объектов. Еще около трехсот готовы передать. Однако, военные признают, что процесс передачи затягивается. 

Основные причины по которым затягиваются сроки передачи высвобожденного военного имущества, являются: техническое состояние передаваемых зданий, отсутствие коммуникаций (объектов коммунального хозяйства) для обслуживания объектов, а также недостатки в документах государственного кадастрового учета и технической документации.

ИЗ ОТВЕТА ПРЕСС-СЛУЖБЫ ЗАПАДНОГО ВОЕННОГО ОКРУГА МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РФ

Как говорится, двери для вас открыты – добро пожаловать. Одна квартира, вторая, здесь жил старшина автомобильной роты. Здесь я проживал в течении двух лет. И мы можем посмотреть, что осталось. Зал и вторая комната. Простите, пожалуйста, здесь была моя кровать. Очень больно. Очень грустно. Я думаю, те, кто увидит, им будет еще больней. Они к этому не подготовлены. Я хоть имел возможность видеть процесс разрушений. И как говорится, за державу обидно.

Сергей Наумов, прапорщик в отставке

Область действительно не в состоянии принять сотни аварийных домов с полуразрушенными коммунальными сетями. Хотя, и такой прецедент был. Когда закрылся аэродром в Лодейном Поле. 

Эти дома передавались из Министерства обороны. И соответственно капитального ремонта в этих домах не было никогда!

Татьяна Орехова, генеральный директор управляющей компании

Тысяча человек после закрытия аэродрома оказались в коммунальной блокаде. Размороженные батареи в квартирах,  остановленная система канализации. Так было четыре года назад. Это был тот случай, когда с передачей городка нельзя было временить, надо было спасать. Тогда область приняла военный городок на условиях Министерства обороны. 

С условием, что мы не будем в соответствии с законодательством, мы не будем требовать у них никаких компенсаций на восстановление того или иного имущества. То есть, мы его принимаем в том виде, в каком оно есть, без всяких вопросов. Учитывая проблемы в тот момент, мы вынуждены были согласиться.

Владимир Рассадин, заместитель главы администрации Лодейнопольского района

Губернатор области распорядился незамедлительно выделить 40 миллионов рублей. Городок спасли. 

Впрочем, с лета этого года процесс передачи военных городков может упроститься и ускориться. В августе приняты изменения в федеральное законодательство. Теперь муниципальные власти   ремонт бывшего армейского жилфонда будут оплачивать не из своего кармана – деньги выделят из федерального бюджета.    

- Теперь у муниципальных образований на это появляются средства.

- Но министерство обороны не всегда готовы выделить деньги?

- Это уже прописано в законодательстве. Поэтому это не то, что желание Министерства обороны, это возможность муниципальных образований – принимающей стороны –  требовать эти финансы.

Эдуард Салтыков, председатель КУГИ Ленинградской области

По новой схеме и пройдет передача трехсот объектов Министерства обороны. За исключением городка Лесной. Пустые коробки его зданий не нужны никому.  

Учитывая необходимость обеспечения жильем людей, вот это все ужасно. Ужасно. Почему не нашлось структуры или человека, который бы остановил это. В частности, неужели нельзя было использовать эти городки для тех, кто нуждается. У нас разве нет таких? У нас их море, я не удивлюсь, если десятая часть в этом нуждается. Значит, это было кому-то выгодно или не выгодно. Почему не нашлось структуры или человека, который бы остановил это?

Сергей Наумов, прапорщик в отставке

Ответ на этот вопрос искать уже поздно.

Оставить комментарий  /

Комментарии  /  0


Сюжеты по теме  /