У нас все получится!

У нас все получится!

10 сентября 2015 года, 18:17

Староста Рябово Галина Абдулхаликова живет в деревне 35 лет.

О том, что меняет отношение людей и к самим себе, и к месту, где они живут, о сравнении работы старосты и депутата и об истории поселка, ставшего за многие годы родным в интервью рассказала староста деревни Рябово Приморского городского поселения Выборгского района Ленинградской области Абдулхаликова Галина Александровна.

- Галина Александровна, Вы исполняете обязанности старосты деревни Рябово два года. А как давно Вы связаны с общественной деятельностью?

- Наверное, еще с пионерской и комсомольской жизни. Я когда-то была даже комсоргом. В молодости, где бы я ни училась или работала, всегда старалась заниматься общественной деятельностью.

Но непосредственно в Рябово общественными делами я занимаюсь только два года. Хотя в самой деревне я живу уже 35 лет. Когда-то давно у нас, кстати, были старосты. Потом, лет двадцать назад, решили, что они больше не нужны.

- А как население восприняло идею возрождения института старосты?

- Я должна сказать, что как-то все совпало. Еще до инициативы губернатора Александра Дрозденко мы собрали Совет поселка. Разница получилась где-то в полгода. В итоге, после принятия соответствующего закона, вместе с администрацией мы утвердили состав совета, и стали выбирать старосту. И здесь начались проблемы. На должность старосты никто не соглашался, у всех были какие-то причины. Да и я поначалу не думала, что стану старостой. Все-таки годы идут, никто не молодеет. Я в том числе. Но кто-то же должен был в итоге согласиться. Я поняла, что главное – это начать. А потом уже передать дело "по наследству".

- На чем, в первую очередь, сосредоточена Ваша деятельность?


- Когда меня назначили старостой, я подумала, что раз уж это произошло, то надо именно работать, а не изображать деятельность. Встал вопрос, с чего же начинать. И я стала вести прием граждан в библиотеке по средам и пятницам. Люди приходят с самыми разными вопросами, в том числе, с житейскими. Обращаются и с просьбами о помощи. Например, кому-то требуется написать характеристику. Обращались несколько раз из комитета помощи при наркомании.

Потом, когда поток посетителей стал поменьше, я уже стала принимать только по средам. В решении многих проблем я, как и другие старосты, выступаю как связующее звено между населением и администрацией Приморского сельского поселения.

- Вы упомянули про комитет помощи при наркомании. А насколько остро в Рябово стоит эта проблема?


- Она, к сожалению, есть. Понятно, что такие вещи пытаются скрыть, но поселок – это не город. Мы же все равно многое замечаем. Я считаю, что к нам обязательно периодически должны приезжать участковые и проводить некую профилактическую работу. И начинать надо со школы.

- На Ваш взгляд, каковы основные достижения за два года работы?


- Вы знаете, с самого начала вместе с нашим Советом я стала работать над тем, чтобы как-то сплотить жителей Рябово. Например, мы стараемся поздравлять всех именинников старше сорока пяти лет. Пишем им поквартально поздравления. Это, на самом деле, очень важно. Такие поздравления говорят о том, что мы никого не забываем. Данная инициатива была одной из первых. И я вам хочу сказать, что это очень приятная обязанность.

Потом мы захотели, чтобы у нас был собственный День поселка. Мы активно начали работать над решением этого вопроса, и администрация пошла нам навстречу. Все в итоге получилось. Мы празднуем День нашего поселка в самом начале сентября, в этом году – пятого числа. Как показал опыт, этот праздник проходит в очень теплой атмосфере. Мы даже устраиваем выставку сельскохозяйственных животных.

- Насколько такие инициативы объединяют жителей?

- Очень сильно! Меняется отношение людей и к самим себе, и к месту, где они живут. Вроде бы всем сейчас трудно, и, казалось бы, не до веселья. Но почему нет? Празднику всегда должно находится место в нашей жизни. Мы отмечаем не только День поселка, но и Новый Год. Все заранее начинают подготовку, чтобы Рябово было красиво украшено. Вместе с членами Совета ходим по местным предпринимателям, чтобы они как-то помогли.

И в итоге за последние два-три года поселок сильно изменился. Появилось много клумб с цветами, в принципе стало намного чище. И что самое главное – все это делается руками самих жителей.

- То есть жители Рябово сами проявляют инициативу по благоустройству?

- Вы знаете, мы как будто проснулись. Мы двадцать лет спали. Деревни были на остаточном финансировании, нас никто не хотел замечать, никто не хотел слышать.

Я сама эти годы непрерывно занималась фермерством, и много времени проводила в разъездах. В Рябово в основном я жила зимой. Я жила очень интересной жизнью, но не здесь. И только после того, как нам с мужем пришлось расстаться с хозяйством, я стала обращать внимание на те вещи, которые раньше и не замечала. Например на пожилых людей, которые жалуются на то, что им скучно. В итоге мы поняли, что сами должны предпринимать какие-то действия. А тут еще наше желание совпало с инициативой Губернатора в отношении старост и общественных советов. Это же так здорово! В итоге мы нашли гармониста, и теперь у нас есть певчий коллектив "Лада". Мы даже ездим с концертами в другие деревни и города, например, в Зеленогорск, Красную Долину, Приморск.

Появилось также два детских кружка, драматический и танцевальный. В них есть группы для детей 1-4 класса и для тех, кто постарше. Конечно, не все дети в них ходят. Но приятно, что в этих кружках стали заниматься не только девочки, но и мальчики. И во время больших праздников, например, 8 марта или под Новый Год, они дают нам концерты. Да и мы вместе с ними поем.

И что самое важное – все это было создано, казалось бы, в неподходящих условиях, даже вопреки им. В одной из комнат в помещении, где собирается наш певческий клуб, поначалу даже не было пола. Так что главное, чтобы было желание. Ведь в городе многие кружки и школы творчества зазывают к себе детей, а они не идут, потому что им лень.

- Как-то принято считать, что наше население, по большей части, безынициативное. Вы согласны с этим?


- Без сомнения, эта проблема есть. Но изменить такой подход, я думаю, можно.

- А что для этого необходимо?

- Наверное, менталитет несколько поменяется, когда произойдет смена поколений. Когда уйдут те люди, которые привыкли, что им все приносилось сверху. У них просто сложилось представление, что им все должны. Такие люди есть и сейчас. Время от времени я слышу: "Ты староста, ты и должна". Нет. Я ничего не должна. Да, я староста, я готова быть организатором, но вы должны мне все помогать. Иначе ничего не получится.

- На Ваш взгляд, почему у нашего населения сложился такой потребительский подход к жизни?

- Такое потребительское отношение тянется из нашего прошлого. И в деревне оно сохранялось дольше, чем в городе. В крупные населенные пункты рыночные отношения пришли намного быстрее. Люди там быстрее поняли, что им теперь никто ничего не должен.

А вообще людей, пожалуй, можно разделить на две категории. Одни постоянно только и говорят о том, что для них что-то должны сделать, им что-то должны. Но дальше разговоров у них редко дело заходит. А те, кто мало говорят, в основном все и делают. И эта часть населения, к счастью, становится все больше.

- Отчего это зависит?

- Людям, как правило, нужен толчок. Я уже говорила о том, что мы двадцать лет были как будто в неком забытьи. И тут мы очнулись, и все вопросы разом пытаемся разрешить. Например, как только меня избрали старостой, я поняла, что необходимо показать, что мы сами хотим что-то менять. И прямо на собрании, на котором состоялись выборы, я спросила, кто придет на субботник. Присутствовало тогда где-то шестьдесят человек. И как было радостно, что на мое предложение откликнулись все, кто был в зале. Просто они уже были разогреты желанием, чтобы у нас все было чисто и хорошо.

А вообще проблем, конечно, накопилось очень много. Например, одна из них – сложности с водоочистными сооружениями. И порой, с теми вопросам, с которыми надо напрямую идти в администрацию, все равно сначала обращаются к старосте. С другой стороны, меня это даже радует, потому что такой подход означает, что активность населения повышается.

- Скажите, а как получилось, что Вы переехали в Рябово?

- У меня вся жизнь соткана из каких-то случаев. В свое время я закончила химико-механический техникум в Ленинграде. Как видите, он никак не связан с сельским хозяйством. Потом я по распределению попала в Уфу. И уже там мы с мужем узнали, что в Рябово, строится новых сельскохозяйственный комплекс и сдаются квартиры. Изначально сюда решил переехать друг моего мужа. А мы, не договариваясь даже заранее с директором нового совхоза, сели, как говорится, нашему другу "на хвост" и приехали. Это было в 1979 году. Так мы стали работать в совхозе "Рябовский". В нем выращивались племенные телята, которые потом раздавались другим совхозам. Поначалу я пошла трудиться разнорабочей. Потихоньку стала продвигаться наверх.

- Получается, что у Вас вся жизнь в итоге связана с сельским хозяйством?

- В результате, да. В сельском хозяйстве я работаю всю свою сознательную трудовую жизнь.

- Сегодня совхоз продолжает работу?

- Название старого совхоза осталось. Но в настоящее время он является отделением более крупного совхоза, расположенного в Полянах. Кроме того, поменялось направление деятельности совхоза. Теперь он не специализируется на выращивании племенных телят, а непосредственно занимается молочным производством.

- То есть большая часть населения, которое живет здесь круглый год, работает именно в этом совхозе?


- Да. Но большинство из тех, кто начинал работать в совхозе с момента его открытия в начале 1970-х годов, уже пенсионеры. В Рябово их живет много. Да и если раньше в совхозе работало где-то 500 человек, то сейчас - от силы человек восемьдесят.

- А молодое население сюда приезжает жить и работать, или работа держится за счет оставшихся старых кадров?

- Из приезжих много мигрантов. В Рябово переехала, кстати, в том числе и семья из Украины. Но в совхоз они не пошли работать, им это неинтересно. Хотя работа в совхозе дала бы им возможность получить какое-то более-менее приличное жилье.

В поселке много многоквартирных домов. Раньше они принадлежали совхозу. Теперь эти дома муниципальные, появилась возможность продавать и покупать квартиры. Сейчас я даже не знаю многих новых жителей, хотя столько лет прожила в Рябово.

- Молодежь, которая здесь выросла, остается в Рябово?


- К сожалению, остаются очень немногие. Все трое моих детей, например, уехали в город. Не остаются даже те, у кого маленькие дети. Детский садик-то у нас закрыли. А когда я приехала в Рябово, в конце 1970-х, мест в нем не хватало. Школа у нас тоже расположена не здесь, а в Красной Долине. Когда-то в ней училось около 700 школьников. Теперь, дай Бог, если 150 человек. Хотя небольшие поводы для радости все же есть. Рождаемость в Рябово в прошлом году была выше, чем в Красной Долине и Камышовке.

Так что хочется верить, что поскольку у нас появилось много маленьких детей, то вновь возникнет необходимость в детском садике, и он опять откроется.

- А сколько вообще людей постоянно проживает в Рябово?


- Около тысячи человек. Летом и вовсе население увеличивается где-то в 3-4 раза. В дачный сезон, например, наша фельдшер с трудом справляется с объемом работы.

- Вы знаете что-нибудь из истории поселка?


- Когда я только начинала работать старостой, мы с детьми поехали на один из спортивных слетов. И на нем, в том числе, надо было сделать презентацию нашего поселка. Благодаря этому событию мы тогда многое узнали о месте, где сейчас живем. А его история довольно большая. До 1948 года деревня называлась Пентиккяля. Нам даже удалось узнать, что первый поселенец появился в ней в 1559 г. Его звали Пекка Акканен.

До 1939 года деревня неплохо развивалась. Многие десятилетия и века ее жители, как и все вокруг, занимались сельским хозяйством. Но с появлением железнодорожного сообщения для Пентиккяля началась новая историческая эпоха. В 1916 году рядом была построена станция Куолемаярви. Вокруг станции быстро сформировался оживленный центр с торговыми заведениями, кафе, гостиницей и телефонным центром. Поодаль находилось здание народной школы Пентиккяля.

В 1932 г. коммерсант-лесопромышленник Тату Мууринен основал возле станции акционерное общество "Лесторг Куолемаярви", построив там лесопилку и строгальню. Постепенно кроме цехов появилась контора и складские помещения. Древесину продавали главным образом в Великобританию. Товар по железной дороге переправляли до Койвисто (нынешний Приморск), а там уже его перегружали на суда. К 1939 г. лесопилка переросло в одну из наиболее крупных на Карельском перешейке экспортную лесотоварную кампанию. Во время советско-финской войны она, к сожалению, сгорела. И уже в советские годы здесь был построен совхоз, в который я и приехала работать.

- Финны приезжают сюда?


- Сейчас уже нечасто. А лет пятнадцать-двадцать назад, да и в восьмидесятые годы, они бывали у нас регулярно. Здесь же вокруг было большое количество хуторов. Поэтому приезжали тогда те, кто еще жил здесь, кто помнил эти места. Привозили детей и внуков. Некоторые даже устанавливали дружеские связи с местными жителями. Но в последнее время это редкие случаи.

- Какие у Вас ближайшие планы?

- Сейчас у нас очень остро стоит вопрос водоразборной колонки. Притом мы не хотим устанавливать эклектическую. Ее обязательно в итоге сломают, а ремонт слишком дорог. Если я решу эту проблему, то буду считать, что моя деятельность на должности старосты была не напрасной. Деньги в плане, к счастью, на эти цели уже выделены. Надо решить также вопрос с телевидением. С мая месяца у нас даже Первый канал не показывает.

И, конечно, я очень хочу, чтобы у нас наконец появился клуб. Вопросов за прошедшие годы накопилось очень много. Их сразу все не решить. На все необходимо время. Но я надеюсь, что все в итоге у нас будет хорошо. Скажу даже больше – у меня есть в этом уверенность. Начинания у нас хорошие, хочется, чтобы они развивались и дальше.

А вообще моя самая главная задача - передать дело старосты в надежные руки. Начало я заложила хорошее. По уставу староста выбирается из Совета поселка. Нас в нем семь человек. И где-то после праздника я планирую передать свою должность.

- Почему Вы приняли такое решение?

- Дело в том, что я также являюсь депутатом Приморского сельского поселения. Мне очень тяжело совмещать эти две должности. Да и на должность старосты я, в первую очередь, согласилась, чтобы наладить работу этого института.

- А насколько отличается работа депутата от работы старосты?

- Сильно отличаются. Обязанности старосты я исполняю уже два года, депутатом меня выбрали только год назад. И я хочу сказать, что старосте приходится намного тяжелее! У старосты гораздо больше нагрузка. У депутата она, скажем так, "сезонная".

- А "коэффициент полезного действия", на Ваш взгляд, у кого больше, у старосты или у депутата?


- А это уже от человека зависит. Если ты неравнодушен, то тебе и на одной должности работа найдется, и на другой. Например, недавно я вместе с местной администрацией уже в качестве депутата занялась решением вопроса строительства спортивной площадки в деревне Камышовка. Сейчас мы пока в процессе оформления документации, но уверена, что все у нас получится. Когда какое-то дело делаешь вместе, то и результат оказывается хорошим. А когда видишь результат своей деятельности, это всегда приятно.

Беседовала Татьяна Хрулева