Во Всеволожске на Румболовской горе почтили память узников нацистских концлагерей

11 апреля, 21:03

Спустя 74 года после того, как восставшие заключённые вырвались из «тисков» Бухенвальда. В международный день скорби во Всеволожске на Румболовской горе почтили память узников нацистских концлагерей. Через «фабрики смерти», созданные в Германии и на оккупированных территориях, прошло около 20 миллионов человек. Из них чуть меньше 8 тысяч сегодня живёт в Ленинградской области.

«Звонят, звонят колокола о тех, чьё детство скомкала война...» 

Их мысли далеко... в тесных вагонах и душных бараках. Детство Виктора Порозова кончилось, когда ему едва исполнилось три. Война унесла жизни почти всех родных. Он и брат уцелели лишь чудом, выдержав девять месяцев ада в концлагере в Лиепая. 

Виктор Порозов, бывший малолетний узник нацистского концлагеря в Лиепая
Мы были среди фашистов, которые кроме пинков и собачьих укусов, нам ничего не давали. Со мной была тётка, ей было всего 16 лет. Её заставляли работать в парусиновых ботиночках, потому что нас угнали в августе, а это была суровая зима. На земляные работы гоняли. Она там и погибла. 

К этому скромному памятнику цветы ложатся уже 14 лет. Всё благодаря ей. 11 апреля для Екатерины Богдановой – второй день рождения, но праздновать с товарищами по несчастью вдали от дома – сил нет. Через две недели бывшей узнице Бухенвальда исполнится 95 лет.  

«Девочка у меня спрашивает: «Скажите, зачем была война?». Как ответить на этот вопрос?». 

Она сама не прочь узнать. Правду ищет с тех пор, как вернулась домой в победном 1945. Из фотографий и документов «сложила» целый музей. Свою историю в витринах не выставила – слишком страшно. 

Екатерина Богданова, бывшая узница нацистского концлагеря «Бухенвальд» 
Там была площадь булыжная. Нас заставляли мыть руками каждый камень. Чтобы, не дай бог, капелька грязи попадёт на сапог кому-то. 

За колючую проволоку Екатерина Фёдоровна попала в 17. Память хранит каждую деталь. Попытки бегства. И наказания. Кажется, на языке до сих пор стоит вкус баланды из корма для скота, что давали раз в день. Людей превращали в подопытных, доноров и рабов без права даже на слезы.

«Вот это вход в Бухенвальд. Написано: «Каждому – своё». Это, когда туда входишь. А если оттуда выйдешь – «Работа делает свободу»».

Сколько прошла лагерей – не скажет – сбивается со счета. В Бухенвальде Екатерина Фёдоровна оказалась лишь за то, что неправильно посадила саженцы. В коксовых печах едва не оборвалась её жизнь. 

Екатерина Богданова, бывшая узница нацистского концлагеря «Бухенвальд» 
Мы уже были в камере смертников. Нас три женщины было. Вдруг открывается дверь и входит мужчина в военной форме - пожарный. Он взглянул. Нам было уже все равно, потому что сейчас в печи - и конец тебе. Схватил за шкирятник и бросил в машину. Так он привёз меня к себе домой. Он меня спас. Я благодарна этой семье. 

Спустя годы она нашла Штофферов. Старших, что делили с ней кусок хлеба, уже нет в живых. С младшими, которых нянчила под бомбёжками, дружит по сей день. Теперь между ними нет барьеров: ни политических, ни личностных. Екатерина Фёдоровна – дипломированный преподаватель немецкого языка. Стать им решила, чтобы хоть немного понять своих спасителей и мучителей. Все ещё пытается она разгадать поведение и собственных соотечественников, что омрачили дни Победы и возвращения на Родину.   

«Подошёл поезд, наши танкисты. Я, как самая молодая, пришла и говорю: «Может дадите кусочек хлеба? Дети голодные». Дали мне буханку хлеба и американскую тушёнку. Прошло время, солдаты напились и пошли искать со мной расплату. Они нас ненавидели, считали нас предателями». 

Впрочем, прошлое она давно отпустила, прожила в целом хорошую жизнь. Вышла замуж, родила сыновей. Много трудилась. Теперь вот работает над проектом новой Аллеи славы и передаёт правду из уст в уста. 

Эльмира Низамова, Алексей Писарчук, Рустам Писарчук, «Последние известия», Всеволожский район 
 

Оставить комментарий  /

Комментарии  /  0