Выпускники. Жизнь после детского дома

21 января, 21:20

Я попал в детский дом в 9 лет. Мать умерла.

Мама начала употреблять алкоголь и пошли замены. Детей заменила на алкоголь.

Отец иногда был наркоман, кололся.

- Отец дверь закрывал, я опаздываю на 5 минут, и он дверь закрывал.
- Где ты ночевал?
- В подъезде.
- Часто?
- Да.

У меня было так либо в тюрьму, спецшколу, либо сюда, и я попал сюда. 

Я мечтаю стать лучшим вратарём в России. Не знаю, как, но я иду к цели.

Отучиться, получить профессию. И выиграть в конкурсе "Учитель года".

Устроиться на работу, не думать о том, что было, лучше делать. Не как раньше, а по другому.

Мы боремся со страхами. Когда человек выходит, он выходит, поднимает голову вверх и  говорит себе: "Я справлюсь, спасибо!". 


 

Здравствуйте, заходите. Вот у нас тут ремонт.

"Однушка" во Всеволожске: солнечная сторона, тихие соседи, вид на лес. Выпускница Алиса Киселева счастлива. Новая жизнь в новой квартире от государства! Ключи получила буквально месяц назад.

Как зашла, увидела балкон, 10 этаж, а в основном всем моим знакомым дают на 1 этаже. А тут светлая, просторная и высоко. Я такая была радостная!

Алиса Киселева, выпускница детской деревни "SOS"

33 квадратных метра со всеми удобствами для выпускников детских домов. Это обязанность государства, если ребенок не имеет своего жилья. Ленобласть не исключение. Каждый год полмиллиарда из бюджета идет на жилье сиротам.

Если говорить о рейтинге 2017-го года, то Ленинградская область в тройке лидеров по предоставлению жилья. Всем, кому надо жилье предоставляется. Примерно 370 человек приобретают квартиры каждый год.

Сергей Тарасов, Председатель комитета общего и профессионального образования Ленинградской области

Тут будет кухня, фиолетово-белая. Тут будет уголок, телевизор.

Для Алисы и всех тех, кто выходит за ворота в большую жизнь именно квартира оказывается первым и главным испытанием, а готов ли ты вообще к этой взрослой жизни?

Мы с вами росли у нас была своя комната, или комната с братьями сестрами. Мы знаем, что такое жить в многоквартирном доме. А это миллион деталей – как выносите мусор, когда шуметь, когда не шуметь, – мы все это постепенно узнаем, а им восстановить все это очень сложно. Этих навыков детский дом дать не может.

Михаил Кривонос, президент благотворительного фонда "Рауль"

К сиротам с пустыми руками ездить нельзя.У нас акция новогодняя была, собрали подарки.

Анна Оснач, исполнительный директор благотворительного фонда "Счастливое будущее"

Анна Оснач – директор благотворительного фонда. Сначала она и компания просто ездили в интернаты – общались с детьми, потом поняли, помогать надо не тем, кто в детдоме, а тем, кто вышел из него в квартиру.

После детского дома для них неожиданно пропадают спонсоры, прекращается поддержка, это тяжело пережить. Один на один в новом мире, и тут моральное человеческое участие, его не хватает.

Анна Оснач, исполнительный директор благотворительного фонда "Счастливое будущее"

Макароны, шоколад, паштет, печенье – элементарное, но как оказывается, очень нужное. Все это "детям", хотя, некоторые из них уже сами родители. 

Привет, это тебе! Как дела? Гуляете?

Три года назад под Гатчиной, в Новом Свете сдали жилой комплекс.  Квартиры на 1 и 5 этажах полностью отдали сиротам. Каждая 5-я "однушка" здесь для выпускников.

Это плохо. Мы знаем друг друга. Это капец. Надеялись, что дадут там, где нет наших. А потом узнали, что все, кто были там снова вместе – тут как "детский дом".

Вероника Корнеева, выпускница детского дома

Молодой маме Веронике 22, у нее двое, в гости пришла Настя, ей 20, дочке 4. Ранее материнство для сирот – явление частое и объясняется просто: хотят срочно стать взрослыми. У каждой из этих мам тяжелая история своего детства.

- Я была в интернате, куда мама отдала. Ей было так удобнее. Потом узнала, что лишили их прав по суду.
- Для тебя шоком было, что никто не пришел на суд?
- Я расстроилась, с мамой два года не могла разговаривать, а с папой постоянно общались.
- Ты спросила, почему он не пришел?
- Нет, я спросила у дяди.
- И что он сказал?
- Сказал, что проспал.

Анастасия Колесникова, выпускница детского дома

4-х летняя дочка Насти Амина в детский сад не ходит. Платить нечем. Постоянной работы у девушки нет. Долг за квартиру больше ста тысяч рублей. У соседа Глеба поменьше – 50 тысяч. Он тоже не работает. Ему 20. А еще, уже несколько дней, как у него закончилась еда. И продовольственный набор от благотворительного фонда, который привезла Анна, – это лучший подарок. Он, не стесняясь, рассказывает, что еще год назад деньги были. Пока дети в детском доме, на их личный счет каждый месяц переводится сумма, которая при выходе становится круглой. И как ее потратить, решает каждый сам. 

Я вышел, и всё, голову снесло. Я начал все тратить, все 600 тысяч потратил за 3 дня. Лимузин брал, шмотки, вещи, кофту, всего за 35 тысяч. Я не смотрел на цены. Деньги уходили очень быстро!

Глеб Федоров, выпускник детского дома

Они не понимают, что такое деньги. Всю жизнь кормили бесплатно. И тут бумажки, они чего-то стоят, надо что-то с ними делать. И часто они тратят их на псевдоценности, типа телефона или шикарно отметить день рождения, приглашая всех вокруг. И потом не остаётся ни на кухню, ни на коммуналку. 

Марина Куцак, менеджер проектов направления "Профилактические программы" РОО "Стеллит"

- А как вы думаете, почему так?
- Не хотят работать! Просто не хотят! "А зачем?" - они думают.

Управдом ЖК "Новый Свет"

В управляющей компании посчитали, что долг только с социальных квартир почти миллион. Поставщикам услуг приходится платить за счет остальных жильцов.

- И что вы собираетесь делать?
- В суд будем подавать. Сейчас вот документы готовим.

Самый большой долг за квартиру в этом доме 120000 рублей. В квартире должника снят замок, отключено электричество. Впрочем, уведомление о долге наниматель сегодня так и не получил.

Пьянки, гулянки. Родила ребёнка, привезла его из роддома, сразу же устроила драку. А на пятом этаже, там вообще в тюрьму посадили. Из дома сделали Бог знает что!

Лариса Добролюбова, житель дома в ЖК "Новый Свет"

История с Новым Светом – областной прецедент. Хотя у соседей в Петербурге еще полтора года назад случилось подобное. Даже масштабнее. Жилой комплекс за КАДОМ: 4 тысячи квартир, и тысяча из них социальные. Со всеми вытекающими. Блогер-урбанист Варламов написал тогда: "Так рождается гетто".

В Гатчинском комитет по опеке уверяют, что посещают выпускников в Новом Свете каждые полгода. По их данным, долги не у каждого, а миллион – сумма запредельно завышенная. И от соседей жалоб не поступало. Все выпускники под контролем.

Больше полугода нет ни у кого долгов. Каждый случай индивидуален. Нельзя исключать трудную жизненную ситуацию.

Альбина Федорова, председатель комитета по опеке и попечительству Гатчинского района

Выпускникам квартиры достаются на условиях так называемого специализированного найма. И выгнать из государственного жилья никто не имел права. Буквально до начала этого года. С января в силу вступили принципиальные поправки в жилищный кодекс. Если за квартиру не платят больше года, если нарушаются права соседей и если квартира используется не по назначению, сдается (тоже факт нередкий) – через суд могут квартиру забрать! 

На сегодня закон только вступил в силу, поэтому практики никакой не наработано. И моё мнение, что эта кардинальная мера, она работать не будет. Все-таки это категория детей незащищенных. До такого доводить нельзя.

Альбина Федорова, председатель комитета по опеке и попечительству Гатчинского района

Еще один знак вопроса в исправленном законе: а куда выселять неблагонадежных? Например, свободных комнат в общежитиях в Гатчинском районе на данный момент нет.

- Здравствуйте, Александр Юрьевич! Я Иван Бельский! Обращаюсь от жителей этого дома, люди отсюда бегут: канализации тут нет, подвал полный…
- Полное безобразие! Это четкий пример того, как местные власти не выполняют взятые на себя обязательства.

Эпизод программы "Личный контроль", 2014 год

Спустя пять лет, большими усилиями удалось осушить подвал, наладить откачку фекалий из дома. Построена канализация централизованная.

Иван Бельский, выпускник детского дома

Иван Бельский – сирота, соседством с которым люди не то что довольны, на него вся надежда. Этот социальный дом в Отрадном построили для переселенцев из ветхого фонда и сирот. Теперь Иван – гроза местной администрации и управляющей компании. Проблема 5-летней давности решается, но еще куча всего, что Иван просто так оставлять не собирается.

Ледяной пол, коврами пользуюсь. Дует отовсюду. Отопление вот, должно быть тепло, но постоянно свет выключается, проводка ужасная. Ночью мерзну. Дует со всех щелей.

Иван Бельский, выпускник детского дома

Иван Бельский за свою жизнь сменил 4 детдома, последний был коррекционный. Сейчас он добровольный помощник депутата Госдумы Светланы Журовой, а еще студент университета. Этим летом Иван был на всероссийском молодежном форуме "Территория смыслов". Там же была уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова. И в присутствии тысячной аудитории Бельский обратился к ней с предложением!

В деле наставничества, к сожалению, нет такой аккумулированности общественных организаций. Вот ему исполнилось 23 года и мы не должны его бросить. Давайте попробуем объединиться.

Иван Бельский, выпускник детского дома

У Ивана Бельского у самого был наставник – из благотворительного фонда "Рауль". Человек, которому можно позвонить, человек, который расскажет и как оплатить "коммуналку", и как люди устраиваются на работу, и просто – человек, чтобы поговорить.

У каждого должен появиться близкий человек – не связанных с тем, как "научу", а доверительный контакт – чтобы вот пришел выпускник и говорит: "Вот что-то с соседями тяжело, что не так". И на этот сложный для него вопрос был простой понятный ответ. Это то, что называется наставничеством, "значимым взрослым".

Михаил Кривонос, президент благотворительного фонда "Рауль"

В Ленобласти в 15-м году приняли региональный закон "О наставничестве для выпускников". Там даже прописано: наставник – это человек от 30, не судимый, не употребляющий. В статье 6 указан отдельный бонус, – финансово наставника будут поддерживать из областного бюджета. Правда, не уточняется как именно. Мы официально просили комитет по образованию региона предоставить нам хоть одного такого законного "значимого взрослого". Но оказалось, что список пуст. Закон есть, а официальных наставников в регионе нет.

Наставничество не по закону, а по душе. В Сиверском в подвале жилого дому уже много лет работает секция тяжелой атлетики. Ее организовал Артур Мурадов. Неподалеку отсюда, кстати, здание детского дома. Ну и как было не родиться мысли, чтобы ребята оттуда приходили заниматься сюда.

Были в интернате два брата учились в коррекционной школе, худенькие. После того, как я пришел к ним и сказал: "Я смогу сделать из вас богатырей", – их это и зацепило. К сегодняшнему дню что и произошло.

Артур Мурадов, тренер по тяжелой атлетике

Вот, кстати, один из тех ребят – выпускник женился, работает в сетевом супермаркете, недавно родился сын. А это Юля Ковалева, она вообще из белорусского детского дома. В Ленобласть попала с мечтой о семье, но не сложилось.

Меня тетя взяла в приемную семью и плохо относилась. Наверное, благодаря этому я и приходила на тренировки. Спорт отвлекал. Я забивала на все, катилась не в лучшую сторону. И  благодаря спорту, благодаря тренеру, он меня тащил в зал, вразумлял, вдалбливал. И я ему буду бесконечно благодарна. Что вытащил меня из этого.

Юлия Ковалева, выпускница детского дома

Теперь Юля – чемпионка Ленинградской области по тяжелой атлетике, а еще учитель физкультуры. Хочет стать тренером. И мечтает, опять о семье, уже о своей.

Они как ежики выходят из этого тумана. И если мы их доверие получаем, все, мы уже их не потеряем!

Артур Мурадов, тренер по тяжелой атлетике

Детских домов официально в России больше не существует. Теперь это ресурсные центры. Два года назад начали реформу. Теперь внутри – не просто комнаты, а целые квартиры, в каждой живут и мальчики и девочки разного возраста. Если это брат с сестрой, они обязательно должны жить вместе.  Собственно, это все ради той самой социализации. 

В Тихвинском ресурсном центре задолго до того, как вся страна решила перейти на систему квартир, создали у себя так называемую "социальную квартиру". Модель будущего жилья для выпускников.

Отдельный вход, кухня, душ, спальня. Воспитанники старших классов приходят сюда на несколько дней, чтобы понять, как это жить одному. А выпускники могут жить тут, пока, например, не получат свое жилье.

- Социальная гостиница даёт понять разницу между группой и одиночеством. Пришёл, сам прибрал, сам переоделся. Пошёл, постирал, сам принял душ... Больше ответственности. Больше фигурирует слово сам.
- И пол сам моешь?
- И пол и пыль. Всё сам.

Алексей Реутов, выпускник ресурсного центра

Проект в Тихвине начал работать еще в 2010-м году. Кроме тренировочной квартиры в систему входит много того, что для нас мелочи, а для сирот – проблема.

За каждого ребёнка страшно, и поэтому мы готовы помочь. Мы сопровождаем до того, как им нужна помощь. Наблюдаем, как они уже взрослые. Когда не нужна, мы отпускаем.

Ирина Шалагина, директор Тихвинского ресурсного центра

Буквально 2 недели назад из социальной квартиры в свою собственную въехал Валентин Румянцев. Квартиру помогали ремонтировать бывшие выпускники, дизайн прорабатывала наставник, по совместительству зам.директора. Новая жизнь "под ключ".

Когда сказали: "Всё,  можете заехать!", – весь детский дом был тут. Все в гости пришли.

Валентин Румянцев, выпускник Тихвинского ресурсного центра

Валентина на этом этапе не бросают. Благо, ресурсный центр через дорогу, плюс проект предусматривает, что пока у него будут вопросы, у центра будут на них ответы. Он только начинает тут обустраиваться, но уже представляет, как в этой квартире он когда-нибудь, наконец, обретет настоящую семью.

Главное, ни в коем случае, чтоб ребенок не попал в детский дом, чтобы я добился результатов, и у меня не было проблем в семье, и это самое главное!

Валентин Румянцев, выпускник Тихвинского ресурсного центра

Оставить комментарий  /

Комментарии  /  0


Сюжеты по теме  /