Теплица по цене коттеджа. Новая схема мошенничества – тысячи пострадавших

17 декабря 2018 года, 21:20

Скачать

Мы понимали, что это дешевле, чем где бы то ни было.

Конечно, когда ты мечтаешь о домике, ты не видишь чего-то другого, подводных камней.

Понятно стало все, что мы попали.

Людей грубо там обманывают, и, к сожалению, с этим ничего не делается.

Неужели людям не стыдно, неужели они не думают, что они народ  развели? 


СЕЛЬХОЗРАЗВОД


Не о таком домике в деревне они мечтали, не так собирались коротать вечера. Повязывая шарфы, укутываясь в теплую одежду, разогревая руки дыханием, под светом переносного фонаря они рассказывают, какая деревенская идиллия должна быть. 

Здесь электричество, скважины, два въезда в поселок, детская площадка, автостоянка для посетителей, искусственный водоем с собственным пляжем. Я считаю, что это обман, введение в заблуждение.

Анна Алпенидзе, владелец земли сельхозназначения

На бумаге – план застройки будущего садоводства. У всех на руках один и тот же. С точностью до метра. А вот названия садоводств почему-то разные. Анна живет в Андреевских прудах, а ее сосед  Дмитрий уже в Солнечной долине.

Можно предположить, что несколько юридических лиц, аффилированных, продавали один и тот же участок, чтобы делать больший объем, больше предложений на рынке, больше людей вовлекать, потому что, если прогорит одна или кто-то начнет слишком громко шуметь, можно перекинуть на другой, и другие будут продаваться, под другим названием.

Александр Новиков, юрист

Не будет здесь прудов, да и романтическая солнечная долина не  соотносится с реальностью. 70 семей приобрели участки под Цвелодубово. И начали строиться. И только на стадии оформления своих соток в собственность узнали: ничего возводить на земле нельзя. Они стали обладателями земель сельхозназначения. Доли.   Разве что огород разбить – вот что могут. К этому моменту кто-то только строительный вагончик на участке поставил, кто бытовку, а кто и коттедж полноценный возвел. 

Те, кто эти участки продавали, они прекрасно понимали, что люди не смогут ничего сделать, и любое строительство будет признано незаконным и местные власти, с большой долей вероятности, будут сносить эти дома.

Александр Новиков, юрист

Однотипные объявления, написанные одним и тем же почерком, растиражированные на принтере. Заманчивые условия – кольцевая дорога рядом. Лес, водоем. Коммуникации есть. Да и цена гораздо ниже рыночной. В Выборгском районе цена за сотку земли колеблется от пятидесяти до восьмидесяти тысяч рублей. В Цвелодубово купили гораздо дешевле.  

Нам эти участки продавали по 20-25 тысяч рублей за сотку. Ну, с учетом, что нет электричества, ничего, мы понимали, что это дешевле, чем где бы то ни было. Но мы понимали, сколько еще придется вкладывать средств сюда.

Анна Алпенидзе, владелец земли сельхозназначения

Тут-то впору вспомнить то ли про попа и дешевизну, то ли про сыр, который в мышеловке. Мол, сами виноваты, погнались за неоправданно низкой ценой. Но не все так однозначно. Точно   такая же ситуация не только в Выборгском районе – по всей области. Обладателями соток на сельхозземлях стали тысячи человек. Все они покупали участки через агентства. У всех на руках одни и те же договоры.

На стадии оформления договоров ничего не смущало. Все было прекрасно, там были буклеты о строительстве домов, пожалуйста, выбирайте. Можно строить дома? Можно, даже в ИЖС можно перевести. Все это они якобы за дополнительную плату делают. Нас ничего не смущало.

Ольга Алешина, владелец земли сельхозназначения

Мы попытались также приобрести участок земли по бросовым ценам. Но в отличие от многих, кто прельстился низкой ценой,  решили подстраховаться. Купить землю не через агентство, а напрямую, у собственника. 

- Говорят, вы там участки продаете? 

- Просто там у меня все поле, я его все продаю. Но там десять гектаров застроены. Вы имеете ввиду там, где садоводства сформировались? На десяти гектарах с краю поля застройка, участки выделены и так далее. Агентство взяло у меня на продажу это поле и организовали эти садоводства, но кто-то там отказался, и у меня остались невыкупленные доли. Я могу их продать.

 И внимание: собственник земли также говорит о некоем партнере – агентстве, но он ни разу не упомянул, что предлагает участки сельхозназначения.

Земля стоит дорого, когда ее много. На какие только ухищрения не идут дельцы, чтобы получить заветные десятки гектаров. В Тихвинском районе предприниматель предъявил восемь дарственных. Якобы, бывшие колхозники безвозмездно отдают свои паи, и начал оформлять землю. Тут и выяснилось, щедрые дарители уже давным-давно мертвы.

Валерий Фенёв, корреспондент 

Чуть выше, чуть левее. Денис теперь с трудом пробирается к своим  соткам. На косогоре, рядом с деревьями. Вроде, здесь он встретился с представителями агентства. А вот и вешка, здесь ему показали границы  участка. Агент показывал на соседнее садоводство – они  уже построили дома, и вы построите. А цена участка – каких-то двести тысяч рублей. Хотя средняя стоимость сотки в Ломоносовском районе от восьмидесяти пяти до ста двадцати тысяч

Вот есть участок, имеет отдельный кадастровый номер. И он свободный. В итоге оказалось, что земля сельхозназначения, размежевать ее на такие участки невозможно. По сути, ввели в заблуждение. Указывали на соседние строения, земля тут едина, типа. Будет отдельный выезд, были разбиты участки, по семь с половиной, восемь, девять соток. Их много было.

Денис Яковлев, владелец земли сельхозназначения

Денис заплатил двести тысяч. Но со строительством дома решил повременить, дождаться пока обещанные коммуникации подведут, дороги сделают. Ждал зря. Когда понял, потребовал расторжения договора.

Связаться с ними становилось все сложнее, они меняли адреса, номера телефонов. Изначально я заключал договор на Восстания 6, потом они переехали на Восстания 16. И вот на Тележной, в конце концов, их застал.

Денис Яковлев, владелец земли сельхозназначения

Денис уверен, на стадии оформления документов его должны были предупредить, что он приобретает землю сельхозназначения. Не предупредили, значит, обманули. Денис обращался в правоохранительные органы с просьбой возбудить уголовное дело по факту мошенничества. Но ответа не получил.

На данный момент я написал жалобу в прокуратуру о бездействии полиции, жду ответ. Это мошенничество, но почему-то полиция не хочет это признавать. Но почему – этого я не знаю.

Денис Яковлев, владелец земли сельхозназначения

В Ленинградской области уже три года действует мораторий на перевод земель в другой статус. Все обладатели дешевых соток  оказались в безвыходной ситуации – строить на этой земле нельзя, но возделывать надо. Если ее не использовать по назначению – выращивать фрукты и овощи, то ее просто отберут. Так можно оказаться и без денег, и без земли.

В назначенный день и час мы встречаемся с собственником земли.   Выясняется, что снизить цену хозяин готов, разумеется, не в ущерб себе.

- Мне сказали, чуть ли не за пять тысяч можно купить?  

- Пять тысяч не может быть. Потому что за десять тысяч я агентству продавал.  

- 10 тысяч за сотку? 

- Да. Вот они за два с половиной гектара они платили 2,6 миллиона. 

- То есть эта земля принадлежит агентству, по сути?  

- Нет. Она принадлежит мне. Агентству я дал ее на реализацию. Мы подписали договор, что они обязуются ее продать. И я приезжал к ним, пачками подписывал 22 тысяч соток доли. И они все договоры мной подписаны.

10 тысяч рублей за сотку – это цена для земли сельхозназначения.  До введения моратория владельцы бывших колхозных угодий готовы были на все, чтобы изменить статус. 

Статус решает все и стоит огромных денег. Это касается и земли. В свое время во Всеволожском районе было возбуждено уголовное дело по факту получения взятки. Глава одного из муниципальных образований незаконно согласовал перевод земель сельхозназначения под разрешенное дачное строительство. За это он получил 600 тысяч не рублей, долларов. Можно только предположить, на какую прибыль рассчитывал владелец земли, нарезав свои гектары на участки под дачи.

Валерий Фенёв, корреспондент

Уже сорок минут в дороге. Плакат гласит: ее дом начинается здесь,  а Елене с ребенком еще с километр идти.

Магазин у нас, я расстояние замеряла. Порядка трех километров. С коляской туда – обратно. И все! И жизнь удалась.

Елена Михайлова, владелец земли сельхозназначения

Ей действительно когда-то казалось, жизнь удалась. В коттеджном поселке с мужем купили участок по пятьдесят тысяч рублей за сотку. Хотя средняя цена во Всеволожском районе от восьмидесяти до ста двадцати тысяч рублей. Продали квартиру в другом регионе, взяли кредит – на это и построили дом.

Получилось, так что тупо нас кинули. Все это было сделано очень грамотно. Я когда покупала землю со мной ездил юрист. К документам не подкопаться. Стало это понятно года через два. Ни дорог, как видите, ни газа, ни воды, закопанные трубы.

Елена Михайлова, владелец земли сельхозназначения

Оказалось, что Елене продали участок на земле сельхозназначения с правом дачного строительства. А она хотела сюда жить переехать, прописку оформить. Но ни обещанного газа, ни света, ни водоснабжения здесь нет, да и не будет. Нет даже плана застройки поселка. Зато остались долги перед банками и знакомыми. 

Мы живем на сельхозке, цена этой сельхозки – десять тысяч. Нам продали чистое поле. Вот радуемся. Неужели людям не стыдно, неужели они не думают, что они народ развели? У кого-то крыша есть, у меня нет. У меня ребенок родился. Крыши над головой нет, накопленных средств, считай, тоже нет. Но надо как то жить, а по- другому, сказать, выживать.

Елена Михайлова, владелец земли сельхозназначения

Рекламные постеры на пути к поселку-призраку стоят все также,   каких-то два с половиной километра – и там начинается ваш дом.

Юридически поселка не существует. Это просто сельхозземля, которую продали под видом коттеджного поселка. Как это возможно? Сейчас в России – это массовая практика. Это мошенничество. Прокуратурой было возбуждено уголовное дело. Но мы не в курсе, в каком оно сейчас состоянии.

Михаил Шобик, житель поселка Рахья

Собственник бывших совхозных полей, между тем, разоткровенничался.   

Я вот не понимаю. Даже когда люди подписывали, пожилая пара – там профессор пришел – зачем вы сюда лезете? Зачем?  Без электричества, без коммуникаций, без статуса правового. Зачем вам это надо? Вот, мы хотим на новом месте построить новый домик. Мне звонили люди, что, вот, нам агентство обещало электричество. Но ребята, извините, я вам просто продавал доли, подписывал. Я вам ничего не обещал. Это бизнес – ничего личного.

Рассчитывать на помощь государства обманутым покупателям не  стоит. Земля в частной собственности, а как вы купили, по какой стоимости, на каких условиях – это уже личное дело каждого. Во  Всеволожском районе 300 гектаров, три тысячи соток продали по подобной схеме. 

Это огромная территория, включение которой автоматически влечет обеспечение дорогами, коммуникациями. Все это ляжет на долю Романовского сельского поселения. Под эти мероприятия необходимы финансовые средства. И в наших реалиях на сегодняшний день, мне кажется, невозможно.

Маринэ Тоноян, заместитель главы администрации Всеволожского района

Сейчас тысячи человек, как они сами говорят о себе, введенные в заблуждение путем мошенничества, пытаются добиться возбуждения уголовного дела. Проверки проводятся. На этой неделе инициативную группу приняло руководство полиции   Центрального района. Петербурга. Того самого, где квартирует агентство, кочуя с одного адреса на другой. В правоохранительные органы предлагают обратиться и муниципальные власти. 

Предотвратить заключение подобных сделок, к сожалению, это не наши полномочия. Если граждане считают, что их ввели в заблуждения, пообещали, что в последующем будет или есть какие-то гарантии перевода земель в иную категорию, то это, наверное, правоохранительные органы.

Маринэ Тоноян, заместитель главы администрации Всеволожского района 

Кто-то самостоятельно пытается вернуть потраченные деньги.  Обращается все в то же агентство. Получается не всегда. Компания неоднократно уже меняла названия, юридические адреса. Хотя, формально руководителями этих агентств остаются одни и те же люди. При этом уставной капитал везде минимален – 10 тысяч рублей. Как тут взыскать сотни тысяч.

Антон до сих пор не может вернуть деньги, по сути, закопанные в землю. Оббегал все прежние адреса. Застать руководителей на Тележной улице – последний шанс. 

Но охране в офисах агентства уже давно привыкли не доверять. Прорываемся в коридор. Ничем не приметные двери кабинетов, никаких вывесок, лишь на одной предупреждение – ведется аудио и видеозапись. Дверь закрыта. 

С собственником земли переходим к предметному разговору. Посоветовав не покупать участок уже в одном садоводстве-призраке, хозяин тут же предлагает присмотреться к другому. Успокаивая, так привычно и, обнадеживая, так обыденно.

- Сейчас это агентство продает на следующем участке паи.

- Паи или сотки?

- Сотки. Вот колышки какие-то наставили и натянули какие-то веревки, вон там кто-то будочку поставил. Вот они сейчас продают на этом участке. Приезжала комиссия – добрый человек написал анонимку, что тут на сельхоз поле. И вот они ходили, смотрели, на кирпичах стоит или на фундаменте. Но в принципе, все на все махнули рукой. Все всё понимают.

Оставить комментарий  /

Комментарии  /  0


Сюжеты по теме  /