Артисты по обе стороны фронта. Агитбригады блокадного Ленинграда

28 января, 21:20

Скачать

Нельзя было показать, что ты слабый, худой, больной. Хотели видеть красавиц и красавцев. 

Когда за кулисами минус 4, минус 6, актер должен выйти на сцену сначала здесь, потом Александринского, в костюме, где есть декольте…

Когда он сказал командиру 55 армии, что он привезет детей ему ответили: "Да что вы? Тут же фронт, тут же война".

После выступлений даже давали с собой, порой, кашу!

А Печковский где был? А Печковский развлекал немецких ССовцев в Гатчине, он ни одного дня в блокаде не был.

Мы вообще мало знаем про блокаду, вообще, потому что в связи с ленинградским делом всех прижали, и никто не высовывался. 


БЕЗ АНТРАКТА


Восемь благотворительных спектаклей. Для тех, кто помнит. На экране – блокадная кинохроника, на сцене – эпизоды блокадных выступлений Театра Музыкальной комедии. Все 900 дней актеры оставались в осажденном Ленинграде. Из трехсот работников театра от голода в  блокаду умерли 56 человек.

Во время войны ни одной замены спектакля не было. Выходили и играли. Потом одевали, натягивали что-то, у буржуйки грелись, потом снова выходили с улыбкой, как жарко, хорошо, обмахиваясь веерами. Это действительно подвиг.

Юрий Шварцкопф, генеральный директор Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии   

В августе сорок первого из Ленинграда начинается эвакуация  культурных учреждений. И только театр музыкальной комедии особым приказом оставляют в городе. В декабре в здание в то время на улице Ракова, сейчас Итальянская, попадает бомба, театр переезжает на сцену Александринского. В январе в Ленинграде отключают электричество.   

Ведь даже сегодня не представить, когда артист известный Масленников. Он во время войны похоронил своих детей. Он получал извещение. Он получал извещение. Он выходил и играл.

Юрий Шварцкопф, генеральный директор Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии   

Спустя семьдесят пять лет события тех времен обрастают домыслами и легендами. Это касается и жизни Театра Музыкальной комедии. Стирается из памяти та самая рутина, повседневность. Но в этих мелочах самое главное. Эти документы показывают впервые. 75 лет – срок давности закончился.

т. Покровский: Сейчас время засевать огороды, мы имеем всего один выходной день, мы хотим попросить руководство, чтоб нам дали 2-3 дня, а потом мы отработаем эти дни и к спектаклю будем готовы. Второй вопрос: мы действительно выходим рваные, грязные. Надо заставить Якобсона выстирать костюмы, у нас рваная обувь, нужно Парторганизации обратить внимание. Культурное обслуживание нас ограничивается только газетой, и та с 1 июня прекращается.

т. Пивоварова: На счет грязного белья: дело в том, что крахмала нет, прачка обслуживает три цеха, ей дали один метр дров, мыла почти не выдают, у нас частые споры из-за мыла. Об этом вопросе нужно серьезно подумать дирекции. 

ИЗ СТЕНОГРАММЫ СОБРАНИЯ ПАРТИЙНО-ХОЗЯЙСТВЕННОГО  АКТИВА ТЕАТРА МУЗЫКАЛЬНОЙ КОМЕДИИ. 20.05.1942 г.

В осажденном Ленинграде остается не только театр музыкальной комедии, город не покинули сотни актеров. Кто-то отказался эвакуироваться, а кто-то просто не успел. Как солистка Малого  Оперного театра Вера Шестакова. Уже на вокзале она узнала – поезд не подадут – фашисты перерезали путь. Веру Шестакову ,как и  других артистов, призывают на службу. Культурно-просветительскую. Выходит приказ о распределении. 

-направить для работы в северо-восточные районы области Малый Драматический театр, Лодейнопольский театр, передвижной Кукольный театр и концертно-эстрадную группу.

- для работы во Всеволожском, Парголовском, Ораниенбаумском, Слуцком районах, в г.Сестрорецке закрепить Реалистичный театр и театр Оперетты с базированием в Ленинграде.

Из постановление Ленинградского областного Совета депутатов трудящихся и бюро обкома ВКП(б)

Племянник Вера Шестаковой Всеволод Инчик еще во время блокады собирал театральные афиши и газеты. В 41-м ему 12 лет.  Подшивка Ленинградской правды. Последняя страница – культурные мероприятия. К зиме сорок первого рубрика буквально тает на глазах – всего пару строк. Голодный Ленинград, без воды и электричества. Большинство актеров отправляют на фронт. Они выступают на передовой. 

Благоприятно, что в воинских частях их кормили. После выступлений им даже давали с собой, порой, кашу!

Всеволод Инчик, племянник Веры Шестаковой

Всем актерам выписывают специальные пропуска. Даже в условиях блокады строгая отчетность. После каждого концерта необходимо  получить отзыв от командира воинской части. От содержания, порой, зависела судьба актеров. Получить негативную рекомендацию – значит остаться без работы, а это верная гибель. 

Бригаде приходилось выступать в сложной боевой обстановке, которая иногда прерывала концерт. Бригада везде, в любых условиях, вела себя организованно, четко, дисциплинированно и сделала все, чтобы предоставить настоящий культурный отдых, развлечь и провести товарищеские встречи со всем личным составом морских летчиков и зенитчиков.

Отзыв  от начальника клуба Н-ской части К.Б.Ф. 13 августа 1941 г.

Я пришел, сижу, со мной сидит бабушка. Вдруг бабушка говорит – вот, сейчас приехал майор Макухо с фронта, Веры Ивановны поклонник. Стукнула дверь и я вижу, проходит мимо комнаты по коридору в белом приличном полушубке. А потом бабушка говорит – он что-то привез, покушать и прочее. Потом оказалось, что он привез консервы американские, две буханки хлеба и что-то еще. Вот так.

Всеволод Инчик, племянник Веры Шестаковой

Артисты не только сами выступают, они обучают театральному искусству работников госпиталей. Маргарите Владимировне Айзин зимой сорок первого исполнилось восемнадцать. Ее взяли медсестрой в лазарет, разместившийся в здании Лесотехнической академии. 

В Лесотехнической академии был артист Малого Оперного театра Юрий Летунов – он помогал ставить номера. Рабочий день закончился и надо было идти на репетицию. Не знаю, можно ли об этом говорить? Репетиция была час – два, и думаю, надо зайти в домик, освободиться. Я ставлю одну ногу на землю, вторую на поднятую часть и проваливаюсь в эту дырку. Как так сапожки длинные – еще ничего. И на какую репетицию теперь идти?

Маргарита Айзин, в 1941-1945 г.г. медсестра военного госпиталя  

Ее муж, выпускник хореографического училища, отказался от эвакуации и ушел на фронт. Всю войну прошел на танке. Не единожды горел, был ранен. Но свою мечту – танцевать в Кировском театре, он все-таки исполнил. 

Когда кончилась война, он сразу в театр. Ему говорят, что еще его ждет награда, а он – не нужна награда. Только в театр. Вернулся в театр, но наверстать балет было очень трудно.

Маргарита Айзин, в 1941-1945 г.г. медсестра военного госпиталя

А музы не молчали. Тогда на передовой, в землянках, под обстрелами. Не молчат они и сегодня, здесь, в одноименном музее.   Пожалуй, нет более полной и достоверной коллекции о том блокадном искусстве. Ее начали собирать полвека назад. Подлинные вещи, костюмы, реквизит.   

Умерла мать у Меркуловой-Машировой. К ней приходят, что она должна выступить. Она дверь не открывает, говорит, пожалейте меня. Все равно настойчиво стучат. Потом открывает – мы вас так ждем, вы нам нужны. И она идет, а в квартире остается умершая мама.

Ольга Прутт, руководитель музея "А музы не молчали…" 

Каждый предмет, вот тот же шар или цирковая булава – все  подлинное. Приносили сами артисты,  участники фронтовых бригад.

Вспоминают об одном выступление. Артисты приехали на автобусе, был момент прорыва блокады. Бойцам в атаку надо идти, и командир сказал, зажгите, им предстоит тяжелый день. И что они сделали? Соня Лакони со своим партнером – это акробатки были, они выступали в гимнастических костюмах. Только трико и больше ничего. Тело голое было. И когда бойцы увидели – они аплодировали. Раз вы так, то мы так.

Ольга Прутт, руководитель музея "А музы не молчали…"

В сорок втором году на передовую Волховского фронта приезжает  Клавдия Шульженко. Дает концерт. Выступает на танке. После ее останавливает лейтенант, корреспондент фронтовой газеты  Михаил Максимов и протягивает листок бумаги. На нем стихи,  которые он написал на музыку уже в то время знаменитой песни "Синий платочек".

Валерий Фенёв, корреспондент

До войны песня "Синий платочек" была уже популярна. Однако, в годы блокады на передовой ее не исполняли. Петь о лирической истории любви на фронте, где смерть на каждом шагу, кровь и боль – организаторы концерта запретили. Но лейтенант Максимов предложил текст, созвучный событиям. Так появился самый знаменитый вариант песни, где "пулеметчик строчит за синий платочек".

Среди экспозиции музея "А музы не молчали" и эта, довоенная фотография. Тенор Кировского театра Николай Печковский.  Любимец Сталина, обласканный властью, лауреат Ленинской премии. Один из самых известных артистов Ленинграда. Одна из самых неоднозначных блокадных биографий, о которой  предпочитают не вспоминать.  

А Печковский где был? А Печковский развлекал немецких ССовцев в Гатчине, он ни одного дня в блокаде не был, он по Геббельсовскому министерству по всей Европе ездил. В Вене выступал, в Варшаве, в Берлине,  в Риге, в Таллине. Он получал  колоссальную зарплату, он работал на немецкую пропаганду. Во все лопатки, за это надо отвечать!

Ким Голубков, полковник КГБ СССР в отставке 

Изящный дом в стиле северного модерна недалеко от железнодорожной станции поселка Карташевская. Местные его так и называют – дача Печковского. Здесь летом сорок первого отдыхает мать тенора. За ней в августе приезжает артист – фашисты стремительно наступают. 

Естественно, сын не мог бросить мать. И 19 августа он на поезде отправился из Ленинграда в поселок. 19 числа вечером он прибыл, а ночью немцы высадили десант, захватили поселок, отрезали от Гатчинского района. И Печковский вернуться уже не смог.

Ростислав Мацегора, экскурсовод музея истории Гатчины

Дальнейшая судьба тенора связана с театром в оккупированной Гатчине, его организовали немцы. Здание до наших дней не сохранилось, сейчас здесь сквер, но остались  фотографии.  Впоследствии они станут частью уголовного дела, КГБ арестует актера после освобождения Риги. Николай Печковский отправится на десять лет в лагеря. 

Поет арии немцам, романсы. Вечером банкеты устраивал для немцев, ему дали дом – он там устраивал салон. Приглашались немецкие офицеры. Причем не те офицеры, которые в грязи, в окопах, в Синявино в окопах сидели, а те, что в Гатчине сидели. СС, СД, АБВЕР, штабные. Это офицеры – публика лощеная, офицерская.

Ким Голубков, полковник КГБ СССР в отставке 

Впрочем, не время расставлять оценки. Да и судя по документам тех лет, так считали и другие актеры. Всю войну они прошли по разные стороны фронта. А после знаменитый Николай Черкасов первым подпишет письмо с просьбой о реабилитации Николая Печковского.   

Судьбу человека очень сложно понять, не побывав в тех обстоятельствах, в которых был Печковский. Но я все-таки склонен к тому, что Печковский, будучи творческим, одаренным, считал, что музы не должны молчать. Поэтому он выполнял свою миссию. Я его не считаю коллаборационистом.

Ростислав Мацегора, экскурсовод музея истории Гатчины

В феврале сорок второго года во двор Дворца Пионеров заходит мужчина в военной форме. Он восемь месяцев провел на фронте, воевал в Народном ополчении. Старший лейтенант Аркадий Обрант до войны работал во дворце. И вот его вызывают с фронта. Ему предстоит создать новый ансамбль, участниками которого станут дети, пережившие самую страшную блокадную зиму.

Валерий Фенёв, корреспондент 

Задачу создать ансамбль перед старшим лейтенантом поставило командование 55 армии. Причина по тем временам довольно странная. У воинской части не было своего коллектива песни и пляски. Аркадий Обрант ходит по квартирам замерзающего Ленинграда и ищет своих довоенных воспитанников. 

Увидел ребят, которые к тому времени были очень истощены. Кто-то с трудом открыл дверь, родители не хотели пускать. Они должны были доехать до Рыбацкого, где размещался политотдел 55 армии. Валя Клейман не мог двигаться – его по очереди везли на куске фанеры. Уже тридцатого марта ребята смогли принять участие в своем первом концерте в местной школе. Во время танца один из основных солистов Гена Кореневский не смог подняться из присядки. И сам Обрант вспоминает, что на это нельзя было смотреть без слез.

Мария Свиченская, старший научный сотрудник отдела рукописей Российской национальной библиотеки

В Российской национальной библиотеке сохранились уникальные  документы. Дневники самого Обранта, вот, например, расписан репертуар ансамбля. Количество часов репетиций для каждого танца. Сотни фотографий, в том числе самый знаменитый номер "Тачанка".  Юные участники пройдут всю войну и выступят на параде победы 9 мая на Дворцовой площади. За исключением Вали Сулейкиной – она попала под обстрел, была ранена и больше не смогла танцевать.

Тут еще и этический вопрос. Педагоги, которые работали в доме Пионеров, задавали себе вопрос: а имеем ли мы право рисковать? Точно так же, как и Обрант. Когда он сказал командиру 55 армии, что он привезет детей. Ему ответили: "Да что вы?". Тут же фронт, тут же война. На что он ответил, а в городе что? Там тоже фронт им также тяжело.

Александра Бойцова, старший методист Санкт-Петербургского городского дворца творчества юных

Бригада Филармонии возвращалась на грузовой машине домой, по пути в город началась воздушная тревога, машина продолжала путь. Но вот послышался пронзительный свист бомбы, и она упала в 10-15 от машины. Актеры замерли. Смерть неизбежна. Машина проехала несколько метров. Взрыва не было. Счастье, говорит актер Рябинский. Бомба не взорвалась.

ИЗ ОТЧЕТА О ПРОВЕДЕННЫХ КОНЦЕРТАХ

Во второй половине 41 года Алеховщина на осадном положении.  Там в сорока километрах финские войска, немцы заняли Тихвин, это сто километров отсюда. В Алеховщине располагается штаб 7 армии – огромное количество войск, три госпиталя. Тут же создают и фронтовой театр. Для многих актеров эти гастроли стали последними в их жизни.

Валерий Фенёв, корреспондент

До войны он снялся в десяти фильмах, заслуженный артист РСФСР, он ушел добровольцем во фронтовую бригаду. Работали вместе с режиссером из Театра Марионеток – Михаилом Дрозжиным в Алеховщине.

Серая плита на кладбище Алеховщины. Полустертые надписи. Про них дважды забывали. Впервые обстоятельства гибели Константина Гибшмана и Михаила Дрозжина восстановили лишь спустя тридцать лет после войны. Константин Гибшман умер в госпитале – последствия ранения во время гастролей. Михаил Дрозжин скончался после болезни. Это все, что о них известно. Даже дата смерти на плите указана приблизительная.

Артисты остались отрезанными от Ленинграда. Он пишет, очень холодно, холодно на душе, холодно в природе, холодно выступать, холодно спать… Он заболел, лечился в госпитале, но умер. Здесь стоит памятная плита, и когда мы приходим помянуть, то мы подходим к памятной плите. Но очевидцы говорят, что не здесь они покоятся, а там, где солдаты красной армии похоронены.

Надежда Романова, житель поселка Алеховщина

Восьмой, последний благотворительный спектакль в Театре Музыкальной комедии. Полтора часа черно-белых кадров  блокадной кинохроники, множество эпизодов из блокадных спектаклей. Вопреки всем традициям ни одно выступление в эти дни не останавливалось. Все спектакли прошли без антракта.   

У нас даже нет памятника этому театру, который работал. Мы с трудом согласовали установку памятной доски внутри театра. Она у нас есть, у нас есть список, кто погиб. Мы вспоминаем о страшнейших событиях в жизни города, суровых буднях, героизме – другого слова я не знаю, работников театра, фактически, когда мы отмечаем даты, связанные с блокадой. К большому сожалению, и федеральные органы культуры не знают, что было это в истории, что это такое, как это оценивает история.

Юрий Шварцкопф, генеральный директор Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии

Оставить комментарий  /

Комментарии  /  0


Сюжеты по теме  /