Пока ещё живы: как добровольцы спасают деревянные храмы русского севера

15 мая, 20:49

«Совсем разрушенное уже всё...».

Когда крепят табличку, впервые за долгое время это место снова обретает имя: Часовня в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Храмы русского севера сегодня спасают  добровольцы из проекта «Общее дело».

Мальчики лезут по рухнувшей кровле:
– Ярослав, ты бы сюда залез. 
– Нет, я не умею.
– А тут всё видно хорошо. Все обломки.

Это – новое место притяжения мальчишек. Они ползут между кривых гвоздей. По ржавой крыше. Только рухнувший крест все старательно обходят. Часовня стояла в деревне Лесище Сланцевского района со второй половины ХIХ века. Пережила войны и революцию. Но, когда её бросили люди, погибла.

Ольга Ефименко, житель д. Лесище
В прошлом году вот этот купол свалился – уже не на чем было его держать. Как восстановить? Помогите нам! Потому что… это же… плакать хочется.

Вот уже 12 лет добровольцы «Общего дела» отправляются в экспедиции. От Вологды до Карелии. В поисках деревянных церквей. О каждой собирают максимум данных, чтобы восстановить всё своими руками.

Владислав Бокшанский, региональный координатор проекта «Общее дело», командир экспедиции в Ленобласти
Всё равно придётся процентов семьдесят, на глаз, восстанавливать по новой. Но вот эти старые элементы – брёвна, крест, – они будут использованы при реконструкции.

Реставрация начнётся, когда экспедиторы соберут большую группу добровольцев. Так, общими силами, спасли уже больше сотни церквей.

Александр Нефёдов, настоятель храма страстотерпца царевича Алексия (г. Петергоф)
Мы делаем полезную вещь, которая уже приносит плоды. Приобщая людей, мы видим, что это приносит плоды – люди переосмысливают понемножку свою жизнь и меняются в экспедиции в лучшую сторону. 

На окраине Ликовского погибает ещё одна старинная часовня. Добровольцы нашли там икону. Пока её отдадут местным жителям на хранение. 

Владислав Бокшанский, координатор проекта «Общее дело», командир экспедиции в Ленобласти
Данная икона Спасителя, обнаруженная в часовне, скорее всего, простояла в ней – судя по доскам – лет тридцать.

Эти точки севера – таинственного, холодного – не памятники федерального значения. Никто за ними не следит – а кровли текут, стены разрушаются. Только треть из всех деревянных храмов на севере России дожили до наших дней. До революции их было более тысячи.

Вера Долгова, житель д. Ликовское
Чтобы вера у людей была, чтобы всё это несло в массы – знания или что-то, что людей вместе соединяло бы. Это – надо, конечно. 

Деревянный храм на другой стороне Ликовского пока не разрушен. Но чаще – заперт. Двери открывают изредка. Службы здесь никто не проводит, разве что время от времени сюда возвращаются местные жители, чтобы помолиться немногочисленным сохранившимся иконам.

Анастасия Стурова, Алексей Писарчук и Виктория Слепцова, «Последние Известия», Сланцевский район

Оставить комментарий  /

Комментарии  /  0