Скачать

Осталась одна Ира: исполнилось 75 лет со дня начала Ленинградской блокады

13 сентября, 15:20

Память необъяснима: стирает то, что было вчера, но в мельчайших деталях хранит события, происходившие 75 лет назад.

Ирина Иванова, в детстве Богданова. 83 года.
Всю жизнь - во Всеволожске, все детство – в Ленинграде. Блокада в том числе.

«Когда началась блокада, мама села и сказала: «Ну что, умирать будем все вместе». И оказалось. Это не просто слова были.

Ленинградская улица – ленинградский разговор: Ирина Борисовна Иванова становится Ирочкой Богдановой, которой 8 лет, и из отдельной квартиры во Всеволожске память уносит в коммуналку на Петроградской стороне.

Ирина Иванова, житель блокадного Ленинграда:
- 8 сентября была бомбежка, и я очень хорошо помню разговоры взрослых: война будет не долго, всего 2-3 месяца…
Нас было четверо: бабушка, мама, мамина сестра и я.

В семейном альбоме сохранились еще довоенные фотокарточки всех четырех. Еще не знающие, про то, что в их жизни будет суп из воды и горчицы, что стулья в квартире отправятся в печку, что семьи не станет.

Ирина Иванова, житель блокадного Ленинграда:
- Я видела очень-очень много мертвецов… Некоторые были с разорванными одеждами, и вырванными кусками мяса. И такие моменты в памяти сохранились…

Страшные февраль и март 1942-го. Сначала «ушла» тетя, ее на санках вывезли из квартиры. Мама, думала только о дочке. Даже вымыла полы во всей соседской квартире, чтобы ребенку налили стакан сладкого чая. Сама почти не ела. Ее забрала дизентерия.

Ирина Иванова, житель блокадного Ленинграда:
- Помню, мама просила у бабушки прощения. И буквально на следующую ночь она умерла.

Тело мамы никуда не понесли, оставили в холодной комнате. Чтобы сохранить карточки на еду. На 8-е марта Ирочка пошла с этими карточками в булочную. Но хлеба бабушка не дождалась.

Та самая улица, тот самый дом….
Ирина Иванова, житель блокадного Ленинграда:
- Была такая тихая улица… Вот эти окна, весь третий этаж. До 18 марта 42 года я здесь жила…

Ирина Борисовна из Всеволожска на Петроградку приехала с одним условием: в свою квартиру номер 5- даже стучаться не будет.

Ирина Иванова, житель блокадного Ленинграда:
- Находясь здесь на душе такой тяжелый камень.

Окна современные, железная дверь, домофон. В этом доме сейчас нет никого из прошлого. Но в каждой квартире - истории смерти.
Те, кто живет в этой квартире, даже не узнает никогда, что в день 75-тилетия со дня начала блокады она сюда приходила. Скромно постояла на темной лестничной клетке и ушла.
Ирочка после смерти родных жила одна еще десять дней в этой квартире. Ее нашли девушки из первого Ленинградского бытового отряда. Специальные команды ходили по домам, искали живых.

Ирина Иванова, житель блокадного Ленинграда:
- Квартира была открыта. Они вошли. Их было трое. Посмотрели. Увидели маму, бабушку… И вышли. А одной показалось: там кто-то живой. И они вернулись.

Потом в жизни был детский дом, эвакуация, и даже вторая мама. После войны Ирина Борисовна собрала кипу бумаг, чтобы вернуться жить сюда, на Бармалеева, но партийные чиновники ей ответили: «Спекулировать на Блокаде не надо».

Ирина Иванова, житель блокадного Ленинграда:

Чтоб снова на земной планете
не повторилось той зимы,
Нам нужно, чтобы наши дети
Об этом помнили как мы…