Скачать

"Немые" свидетели ледовой Дороги Жизни

22 ноября 2016 года, 14:39

Это сегодня полуторка легко заводится и выглядит почти как с конвейера. Еще полтора года назад она лежала под толщей воды. Вторую жизнь машине подарили поисковики и сотрудники музея Дороги Жизни в Кобоне.

 Им повезло: большинство комплектующих сохранилось. Музейщики предполагают, что грузовик затонул в первую блокадную зиму.

Виктор Смирнов, заместитель директора Музея битвы за Ленинград
Крылья в последующие годы делали из кровельного железа - гнутые, вместо дверей были шторки брезентовые. Предположительно автомобиль затонул во время бомбёжки. Затонул он в полынье. Внутри кабины останки водителя обнаружены не были.

Не обнаружили поисковики и груз. По архивным данным известно, что первая автоколонна доставила по ледовой Дороге жизни 70 тонн продовольствия. А после, когда лёд окреп, ежесуточно по ней перевозили около 1000 тонн груза. Использовали в основном полуторки. В Музее битвы за Ленинград только мостов для девяти таких машин.

Виктор Домкин, механик-реставратор Музея битвы за Ленинград
Рама, которая здесь находится, она для ходового автомобиля уже не подойдёт. Коррозия не пощадила. Она может пойти только для автомобиля-памятника.

По словам музейщиков, они восстанавливают и сохраняют не технику, а историю. Поэтому значение придают даже мелочам. Эта полуторка по Дороге жизни не ходила, но сегодня она имеет номер, который был у аналогичного ГАЗа, доставлявшего жизненно важные грузы в осажденный Ленинград.

А это останки ЗИС-5. Такие машины тоже ходили по ледовой Дороге жизни, но реже. Их пускали только по толстому льду и использовали в основном для перевозки тяжелых грузов: угля и топлива. Фрагменты «трехтонки»: раму и задний мост – достали из Ладоги несколько недель назад. Использовать их пока не будут, хотя работа над созданием аналогичной машины в музее «Дорога Жизни. Кобоно-Кареджский порт» уже идет.

Сергей Марков, директор музея «Дорога Жизни. Кобоно-Кареджский порт»
В воде рамы сохраняются очень плохо – гниют, ослабевают. А есть желание сделать ходовой вариант, поэтому взяли раму более крепкую, сохранившуюся из леса.

А вот остальные комплектующие больше 70 лет хранила Ладога, в том числе колеса и двигатель.

Сергей Марков, директор музея «Дорога Жизни. Кобоно-Кареджский порт»
Мы видим фрагменты этого двигателя. Он разобран, подготовлен к чистке, обработке и дефектовке. Каждый двигатель разбирается. Из него вынимаются поршни, вкладыши, шатуны. Вот в таком виде детали поднимают со дна Ладоги. Это шкив привода ремня генератора.

Когда ЗИС будет готов и сможет вновь тронуться с места, музейщики не говорят. Для них главное – не скорость. К тому же, сегодня они вынашивают грандиозную идею - создание подводного музея, чтобы и дайверы, в буквальном смысле, с головой могли погружаться не только в воду, но и в историю.

Теги:

Оставить комментарий  /

Комментарии  /  0