Звенячий камень и Чертовы горы

Звенячий камень и Чертовы горы

9 декабря 2014 года, 20:18

Глава 12. …Я пришел к камню, исполняющему желания, уже после того, как тот был расколот неизвестными. Несмотря на глубокие трещины камень остался жив – на ощупь он был теплее относительно других камней побережья … Но петь ему, конечно, было уже не суждено.

Впервые информация о Звенячем камне на территории Ингерманландии была озвучена в сборнике «Легенды Ингерманландии»:

«Счастливый камень. Есть поющий камень Счастья. Молчит камень. Но если настанут тяжелые времена надо подойти к камню, ласково погладить его ладонями и попросить о помощи, запоет камень и камень все исполнит. Появится и зверь, и рыба, и хлеб, и молоко с маслом. Но однажды появился жадный в деревне и узнал он о камне, и хотя вдоволь в его доме было и хлеба и молока, захотелось ему золота. Пришел он ночью к камню и стал его бить и колотить и кричать, давай золото, проклятый! Но молчал камень. Тогда русский развел огромный костер и вылил на камень воды. Треснул камень и не поет с тех пор, пропало крестьянское счастье на берегу...»
(К.Сакса: запись от местной жительницы  в автобусе на Кингисепп из Соснового Бора, 2005)


На первый взгляд, совершенно фантастическая информация - действительно, может ли камень звучать? Несмотря на то, что данное описание несет моменты, явно доработанные автором «Легенд Ингерманландии», в процессе дальнейшего исследования ижорский Звенячий камень обрел черты, не только характерные для одной из категорий культовых объектов северо-западного региона России и севера Европы, но и для части общемирового феномена звучащих камней и особого отношения к ним. Проведенный  автором осенью 2006 - весной 2007 гг. опрос местного населения позволил выявить широкую известность этого камня. Например:

«...камень стоял в заливе, был с плоским верхом, на него залезали. На вид камень самый обычный, но при ударе по нему издавал звук, подобный хрустальному звону. Камень пропал лет 20 назад, то ли был кем-то разрушен, то ли просто перестал звучать по какой-то причине...»

По разным рассказчикам, камень, обладавший уникальным акустическим свойством – звенеть при ударе подобно хрусталю, был уничтожен уже в наше время. Так, из рассказа одной из местных жительниц, камень звенел еще в начале 2000-х гг, уже после постройки «Магнитки» (местное название филиала одного из научно-исследовательских учреждений), по рассказам других жителей – камень был уничтожен при строительстве «Магнитки».

Но при этом многие рассказчики сходятся в том, что камень был уничтожен намеренно:

– Развели на нем костер – и перестал звучать.
– А кто развел?
– Какие-то умельцы...

Среди местного населения известно несколько названий этого камня: Звенячий, Гремящий, Поющий, Говорящий… Все названия являются определяющими свойства камня. Не удалось встретить ни одного упоминания о нем, как о «камне Счастья». Вероятно, это всего лишь эпитет, а не одно из имен собственных. Этим эпитетом иногда награждают некоторые культовые камни, например камни счастья известны в Литве. Камень был очень широко известен, однако конкретных следов культа встречено не было. Звенячий камень упоминался лишь как местная достопримечательность.

Местные жители охотно указали месторасположение камня. Он имеет относительно небольшие размеры и располагается в заливе, примерно в 10 метрах от берега, среди нагромождения валунов. Валунный завал частично зарос травой. От берега до камня ведет некое подобие тропинки из валунов. Происхождение этой «тропинки», вероятно, естественное, но сам факт подобного образования, ведущего к звучащему камню, возможно, также способствовал возникновению сверхъестественного ореола места. Другими словами, «в сакральном месте все должно быть сакрально», случайного ничего не должно и не может быть. Сам камень и соседние имеют следы сильного прокаливания. Само расположение камня  исключает «случайное» разведение костра на нем, например, отдыхающими, очевидно, камень уничтожен намеренно.

Камень расположен очень своеобразно, буквально зажат в висячем положении соседними камнями. Можно предположить, что акустические свойства валуна связаны именно с этими особенностями. При ударе по разным частям камня звук действительно получался разным по тональности, но все же далеким от звона. Возможно, подвешенный камень был своеобразным камертоном, удары по которому вызывали резонансные явления, генерирующие звук. Вероятно, вся хитрость была в особом расположении камня относительно соседних валунов. Исходя из этой версии, уничтожение свойств Звенячего камня посредством прокаливания выглядит вполне логичным: достаточно небольшого смещения вследствие теплового расширения, и уникальная постановка разрушится. Камень перестал звучать. В целом можно констатировать, что уже в наше время уничтожен уникальный культовый объект. Однако даже в этом случае ставить точку в деле Звенячего камня рано, исследования в соседних регионах позволяют по-другому взглянуть на этот уголок Сойкинского полуострова.

В 2010 году краеведом А.Крюковым была собрана дополнительная информация об этом камне. Удалось выяснить ижорское название камня – Сойвокиви – и некоторые подробности, среди которых указание на то, что камень мог по определенной погоде звучать сам, его звук был слышен с моря и предвещал несчастье.

Если, как будет рассмотрено ниже, звучание камня при ударе вполне возможно, то самозвучание камня вызывает некоторое сомнение. Подобное возможно лишь в случае воздействия ветра на особую природную структуру, но в данном случае такой структуры явно не наблюдается. Можно предположить, что в собранной А.Крюковым информации соединились представления о двух разных акустических объектах Ижорского берега, второй объект действительно мог быть слышан с моря и, по поверьям, его звуки связывались с нечистой силой.

«Примерно в 2 км от берега Нарвского залива, на протяжении 12 км параллельно берегу в виде валообразной гряды высотой от 10 до 25м простирается полоса перевеянных береговых образований литориновой стадии развития бассейна Балтийского моря…  Геологический возраст дюн составляет 4-5 тыс. лет, а ширина полосы не превышает 200м. Поперечный профиль береговых валов ассиметричный: наветренные склоны, обращенные к берегу моря, имеют углы наклона в сторону моря 7-8 градусов, подветренные – до 25-30 градусов. В настоящее время гряды… преимущественно покрыты сосновым лесом с небольшими открытыми участками, где наблюдаются обнажения песков видимой мощностью до 6 метров. Ранее на топографических картах эта цепочка дюнных гряд имела официальное название Чертовы горы… Характерной особенностью обнажающихся в дюнах песков является их «некое завывание и пение» во время усиления ветра, особенно осенью, когда часты порывы холодных западных и северо-западных ветров. Одному из авторов  данной книги однажды удалось услышать музыку этих поющих песков и даже замерить скорость ветра в это время (6-7м/с)… Порывы ветра вызывают перемещение песков в верхней части гряды, сопровождаемое звуками различной высоты и силы, от завывания и вздохов до детского плача, местами с явно угрожающим тембром, особенно в ночное время. Поэтому неудивительно, что местными жителями эти звуки отождествлялись с пением чертей и ведьм всех мастей там, где рядом не было практически никаких сельских поселений. Единственным исключением является д. Венекюля на берегу реки Россонь, близ северо-восточного конца которой находится скопление небольших полуобнаженных дюн высотой до 10 м., нередко тоже поющих».

Сами акустические феномены не являются чем-то особенным даже на территории Ингерманландии. Так, упоминания об акустическом феномене, связанном с камнями, также отмечены в д. Ильеши в Волосовском районе, где до 1961 года возле часовни Св. Параскевы Пятницы находился, кроме известного камня следовика, еще и т.н. «пустой камень», при ударе по которому он звучал, как будто был пустотелым. В связи с топонимикой также можно упомянуть о святом месте у д. Колголема, что на реке Паша в Волховском районе, где сохранилось предание о приплывшем на льдине чудотворном каменном кресте:

«…В деревне Селивановой есть часовня во имя св. Николая. В ста саженях от нее стоит в поле каменный крест, в 11 вершков вышины. По преданию, он принесен сюда на льдине во время весеннего половодья, и теперь, при самом сильном напоре льда крест, по народному верованию, стоит недвижим.. Поле, где находится крест, называют «крестовым». Крестьяне почитают крест за чудотворный и, омывая его водой, после моются в надежде исцеления». Вполне возможно предположить, что это место было почитаемым и до христианства, и мотив «приплывшего креста» может указывать на крещение древней святыни.

Говорить об абсолютной уникальности Сойвокиви как каменно-акустического феномена нельзя, как и о топонимической привязке.

В Карелии, также в болотистой местности, имеется гора Колгевара. В 2004 году петрозаводские энтузиасты обнаружили «поющий камень». В сообщении информагенства «Интерфакс» (2004 г.) мы читаем:

«Как заявил «Интерфаксу» вице-президент Международной академии меганауки Алексей Попов, легенды, бытовавшие на карельском побережье Белого моря, говорят о валуне, лежащем на скале среди болот. По легенде, этот валун поставлен древними жителями Карелии таким образом, что днем и ночью «поет» разные мелодии. Древние считали, что этот камень обладает магическими и лечебными свойствами. Попов сообщил, что карельские ученые при содействии местных жителей обнаружили этот камень близ реки Чурумжа в Кемском районе Карелии. Валун находится на вершине скалистой возвышенности и лежит на плоской каменной подпорке. В результате наблюдений, сказал Попов, члены экспедиции установили, что благодаря узкой щели между плоской вершиной скалы и нижней частью валуна камень издает музыкальные звуки, временами напоминающие полифонические. «Все зависело от силы ветра и от положения камня», - пояснил Попов. По его словам, временами камень раскачивается. «Получается, что плоская каменная подставка служит не только для создания пространства между вершиной скалы и камнем, благодаря чему, собственно, и возникают звуки, но и выступает в качестве своеобразного шарнира», - отметил Попов».

Звучащие камни не являются исключительно североевропейскими артефактами, они известны по всему миру. Еще в древнем Китае были известны каменные музыкальные инструменты – литофоны. Они представляли собой особым образом подвешенные и ориентированные в пространстве камни особой формы, при ударе по которым возникали звуки. Самый древний литофон, датированный неолитом, был найден во Вьетнаме при раскопках в 1949 г. Акустические феномены сопровождают и многие другие каменные памятники древности от менгиров Британии до египетских колоссов Мемнона, подобные звучащие камни известны от Азербайджана (камень-бубен Гавалдаш в заповеднике Гобустан) до Южной Америки (звучащий камень в музее Уаро, Перу).

На противоположном берегу Балтики, в  Швеции, имеется сейд Klockestenen – «звенящий камень» (в шведском языке klocke - колокол, звонок, перезвон).  Во всей  Швеции известно 6 звучащих камней, 4 из них компактно сгруппированы в прибрежном регионе и два известны на острове Готланд. Здесь, на скандинавских землях, присутствует уже иная топонимика и название самих камней. Например, Rasbostenen - «камень, в котором живет шум», или камень Хага – «камень желания», во втором случае мы имеем явное пересечение с ижорским камнем, здесь читается связь между звучанием камня и исполнением желаний.

В связи со шведскими звучащими камнями есть любопытное замечание – все они имеют чашечные метки и относятся археологами к Бронзовому веку. В данном случае чашечные метки могут обозначать те места, по которым в древности стучали для генерации звука. Интересной особенностью шведских звенящих камней является их привязка к таким элементам ландшафта, как берега, и можно предположить, что распространение звука над водой имело свои особенности и также учитывалось древними. В этом моменте снова нелишне вспомнить и прибрежное расположение ижорского Звенячего камня, а также и Чертовых гор. В своем исследовании, посвященном звенящим камням Швеции, археолог Майя Хультман обращается к такому понятию, как «звуковой ландшафт»:

«Мы знаем, что звук по воде может распространяться на большие расстояния. Тем не менее, это так, только если представить себе озера, так как теория построена на примере закрытой бухты. А море никогда не бывает совершенно неподвижно, и звук сбивается криком морских птиц, морским бризом и биением волн о берег, мы находимся не в полной тишине, как это происходит у озера. В безветренные дни или тихой ночью, когда морские птицы молчат, весьма вероятно, что звук был слышен дальше».
 

Другой шведский исследователь Бо Вестлинг пишет о сейде-«звенящем камне» следующее:

«Однако вполне возможно, что шаманы наших предков также использовали эти особые свойства валунов, чтобы легко уходить в транс и в другие миры к духам благодаря регулярным, повторяющимся барабанным звукам, издаваемым камнем. Приглушенный звук, богатый обертонами, в целом соответствует характерной для подобных народов музыке, вызываемой ритмичными пульсирующими ударами по натянутой коже бубнов».

На острове Аэгна в Эстонии также есть звучащий камень, называемый Катлакиви – «котел-камень», вероятно, это аналог «пустого камня» в Ильешах.

В Финляндии также известно три звучащих камня. Звучание камней, отмеченных на территории Финляндии, обычно связывается с неустойчивым положением этих камней и их движением. Легенды указывают на использование звука камней в охоте на лис и на его связь с потусторонним миром.

Очевидно, что акустические свойства не были символическими функциями культа, а являлись природными эффектами, наблюдавшимися людьми на протяжении длительного времени. Соответствующие рассматриваемому топониму камни были как природного происхождения, так и искусственной установки. Судя по распространению рассматриваемого топонима, особое отношение к «звенящим камням» было широко распространено в Скандинавии и Фенноскандии. Как видно из этого краткого обзора «звенящих камней» Севера, камень на  Сойкинском полуострове отнюдь не уникален, но занимает особое место среди культовых камней Ленинградской области. Это не только один из редких валунов из ряда «звенящих камней» в наших краях, но и объект, имеющий соответствующую топонимику. Несмотря на то, что Звенячий камень практически уничтожен, исследование связанных с ним подробностей еще может преподнести новые факты.

Вячеслав Мизин, Юрий Шевчук, «Зеленый Крест».
По материалам книги «Удивительные и загадочные места Ленинградской области».