Я хочу развивать деревню, а не часть города

Я хочу развивать деревню, а не часть города

2 июля 2015 года, 11:32

Людям необходимо понять, что многие мелкие вопросы гораздо эффективнее решать самим, не дожидаясь помощи «сверху», - уверен староста деревни Новосергиевка Александр Сергеевич Шалимов.

- Александр Сергеевич, Новосергиевка расположена в непосредственной близости от Санкт-Петербурга, - до района Кудрово всего два километра. Скажите, такое тесное соседство с городом – это преимущество для деревни или оно имеет свои недостатки?

- Без сомнения, в таком близком соседстве больше плюсов, чем минусов. Близость к мегаполису дает возможность многим жителям деревни работать в нем. При этом мы все же живем на своей собственной земле.

Но есть, конечно, и обратная сторона медали. В первую очередь, это пробки и очень большой поток проходящих машин. Дело в том, что через Новосергиевку проходит трасса регионального значения, которая делит нашу деревню пополам. Так исторически сложилось, что у нас нет параллельных улиц. Когда-то это не было проблемой, так как лет тридцать назад здесь проезжала в среднем одна машина в час. Но сегодня по трассе постоянно движется нескончаемый поток машин. И это, разумеется, большой недостаток.

- Жители Новосергиевки работают в основном в Санкт-Петербурге?

- Я бы сказал, пятьдесят на пятьдесят. Недалеко от нас на территории Ленинградской области довольно много производств. Так что с утра пробки как в одну, так и в другую сторону.

- А насколько тесно Новосергиевка связана с городом в плане инфраструктуры?

- В плане инфраструктуры стараемся исправить сложившуюся ситуацию. Уже решены все вопросы, связанные с документами по подводящему водопроводу. Также в работе находятся документы, связанные с прокладкой газопровода. Это существенный шаг.

Сейчас ближайший от нас медицинский пункт находится в Кудрово. Там же в этом году открываются школы и детские садики. Это, в принципе, всех устраивает. Но есть одна очень серьезная проблема. В деревне живет много пенсионеров и детей. И многим из них очень тяжело преодолеть даже эти два километра, потому что мимо нас не ходит социальный транспорт. Через деревню проезжают только коммерческие автобусы. И, как правило, они идут из Колтушей уже полностью «забитыми». С 7.30 до 9 утра у нас маршрутки в принципе не останавливаются.

- А вы пытались обратиться с этой проблемой в областной комитет по транспорту?

- Конечно, и не раз. Написана куча писем, получена куча ответов. Но дело в том, что в комитете по транспорту Ленинградской области автобус № 492 зарегистрирован как социальный маршрут. Поэтому в ответ на все наши письма нам сообщают, что мы обеспечены социальным транспортом. Мол, им по бумагам виднее. Но это не так. Маршрут полностью коммерческий. Проезд в один конец стоит 40 рублей. Так что для пенсионеров при их пенсиях регулярная дорога туда и обратно просто неподъемна.

Большинство людей было бы готово пройти эти два километра пешком. Но и это невозможно. Вдоль дороги отсутствуют тротуары, обочин тоже почти нет. А те, которые есть – преимущественно глиняные. Я уже говорил, что проходящая через Новосергиевку дорога - регионального значения. Это значит, что наша администрация Заневского сельского поселения не может тратить на нее ни копейки. Всеволожское дорожное ремонтно-строительное управление даже на подсыпку обочины не имеет права использовать первичный материал, только вторичный, то есть с глиной. В итоге пешеходы передвигаться по таким обочинам не могут, особенно после дождя. А ведь это единственная транспортная артерия, по которой могут передвигаться люди.

Мы были бы очень рады софинансировать дорожные работы, лишь бы нам это разрешили. Администрация поселения в состоянии найти необходимые деньги, найти инвесторов и в итоге сделать и тротуары, и обочины. Но поскольку дорога регионального значения, то для администрации сельского поселения это будет внебюджетное расходование средств. Соответственно, мы ничего не можем. Смешно, но на субсидии, предназначенные для старост, мы даже не можем построить на дороге нормальную остановку.

Надо отметить, что это головная боль не только для нашего населенного пункта. Такая же проблема стоит, например, перед деревнями Янино, Разметелево и другими. В Ленинградской области вообще очень много населенных пунктов, расположенных вдоль трасс регионального значения. И даже те люди, которые имеют возможность что-то благоустроить, не имеют на это права. Я вообще считаю, что этот вопрос пора решать на федеральном уровне.

- Вы исполняете обязанности старосты с 2012 года, когда был принят 95-й закон, регламентирующий работу старост. Какие основные достижения за годы своей работы вы бы отметили?

- Во-первых, удалось сделать капитальный ремонт электросети. Несмотря на то, что мы находимся в непосредственной близости от Восточной подстанции, самой крупной в Санкт-Петербурге, мы довольно сильно обделены электроэнергией. На протяжении многих лет нам постоянно отключали электричество, мы неделями сидели без света. Напряжение в 130 вольт было праздником.

- Почему сложилась такая ситуация?

- Дело в том, что на каждый дом по договору приходилось всего лишь 1,3 киловатт, а люди об этом даже не подозревали. Потребляли все значительно больше. Пришлось доносить до населения информацию, что каждый должен подать заявление на увеличение мощности. Ведь если заявления нет, то значит, никто не жалуется. И соответственно, всем всего достаточно. Пришлось вместе с инициативной группой проделать огромную работу для того, чтобы все подали такое заявление. В итоге нам поставили второй трансформатор. Но деревня так развивается, что и его вскоре будет не хватать.

Близка к разрешению и вторая проблема. У нас отсутствует водоносный слой. Вся вода в подземных источниках, которая имеется, - соленая. Соответственно, колодцы и колонки не актуальны. Конечно, можно ставить фильтры, но все-таки эта вода непригодна. Единственным решением была работа по прокладке водопровода.

В нашем Заневском сельском поселении располагается подстанция, которая питает значительную часть Санкт-Петербурга чистой водой. От нас она расположена очень близко, буквально в пяти километрах. Давно, когда еще действовал совхоз «Янино», в Новосергиевке располагалась водоразборная колонка, был проложен водопровод. Но с годами он пришел в негодность. Были сложности и с тем, что он весь оказался на частных территориях. После того, как старый водопровод окончательно разрушился, два года мы жили на привозной воде. Раз в двое суток приходила машина, и люди по расписанию брали воду. Администрация в итоге сделала все для того, чтобы исправить эту ситуацию. Было согласовано множество документов. В результате в прошлом году мы подвели так называемый подводящий водопровод. И сейчас в деревне работает водоразборная колонка. Но это, опять-таки, частичное удовлетворение потребностей. Вопрос с водопроводом надо решить до конца.

- Решение этого вопроса входит в ближайшие планы?

- Да. В этом году в бюджете у нас заложены деньги, предусмотренные для этих целей. Мы сейчас на завершающей стадии всех процедур, связанных с бесчисленным количеством документов. Это был очень сложный процесс.

- Деньги выделяются из областного бюджета?

- Нет, все деньги из бюджета Заневского сельского поселения. Оно не дотационное, мы являемся донорами.

- А за счет чего складывается бюджет?

- В Заневском поселении идет большое строительство. На нашей территории находится очень много предприятий, например, в Янино. Также расположены различные терминалы, торговые комплексы, Восточная электрическая подстанция, о которой мы уже говорили. Поскольку все они находятся на нашей территории, то, соответственно, значительная часть налогов также идет в наш бюджет. Надо отметить, что администрация поселения активно работает по привлечению инвесторов. Насколько я знаю, мы одни из первых стали поощрять практику социальных программ взамен налогов. За счет этого в поселении строятся детские садики, спортивные площадки и т.д. В том числе и в Новосергиевке. Район, к счастью, развивается.

- Новосергиевка - большая деревня?

- На сегодняшний день в ней насчитывается 64 дома. Участков намного больше, уже более ста. Зарегистрированных жителей также порядка ста человек. Проживающих, в особенности летом, конечно, намного больше.

- У деревни интересное название. Откуда оно? Где-то по соседству есть деревня Сергиевка?

- Нет, просто в двадцатые годы ХХ века в одну деревню были объединены две соседние деревни, Новая и Сергиевка. Первые упоминания о Новой встречаются еще в конце XVIII века. Ее населяли ингерманландцы-савакоты. Это такой этнос, появившийся в результате переселения части населения из финской восточной провинции Саво в Ингерманландию в XVII веке. Сергиевка появилась на географических чертежах только где-то в 1860 году, северо-западнее своей соседки.

- А как складывалась судьба Новосергиевки во время Великой Отечественной войны?

- Бои на территории деревни не шли, но командование было готово к встрече с противником в этих местах. Вдоль дороги на Новосергиевку стояли бетонные доты, орудия, пулеметные точки, были вырыты окопы. Местному населению пришлось перенести все тяготы ближнего тыла.  В 1941 году территория современного Заневского сельского поселения оказалась внутри блокадного кольца.

- Около деревни Новосергиевка есть могила, над которой стоит стела с красной звездой на вершине. Она также относится к военным временам?

- Если вы подойдете к могиле, то увидите надпись: «Майор-танкист. Погиб осенью 1941 года. Вечная слава павшим за Родину!» По словам местных жителей, этот танкист погиб случайно. Он сидел на башне танка, который двигался по деревянному мосту через речку Оккервиль. Навстречу танку ехала грузовая машина, и они не смогли разъехаться. Танк промахнулся гусеницей мимо моста и упал в воду, похоронив под собой командира боевой машины. Документов при нем не обнаружили, но по петлицам установили, что майор.

Подробности этого происшествия известны из рассказов местных старожилов, лично видевших это происшествие. Один из очевидцев до сих пор живет в Новосергиевке, блокадник Павел Кузьмин.

- Если вернуться к современности, какие еще проблемы, стоящие перед Новосергиевкой, требуют особого внимания?

- Мы очень большие деньги тратим на вывоз несанкционированных мусорных свалок. Администрация как минимум раз в год, а то и чаще, заключает контракт на их вывоз. На это уходят бешеные средства из бюджета.

Понятно, что никто не хочет, чтобы рядом с нашими домами кто-то вываливал кучу мусора. Но, к сожалению, это происходит постоянно. Поэтому я разговариваю с людьми, чтобы каждый поддерживал порядок хотя бы на прилегающей к его дому территории, ведь следить то надо всего за 10-20 метрами вокруг участка.

- Проблема мусора вообще актуальна почти для любой деревни Ленинградской области. А с санкционированным мусором у вас решен  вопрос?

- Проблема санкционированного мусора, который должен вывозиться с приусадебных участков, у нас решена полностью. Каждый житель заключает договор с соответствующей организацией. Эта услуга стоит приблизительно 140 рублей в месяц. Мы даже не против, если проезжающие мимо люди выбрасывают в наши баки мусор. Гораздо проще выбросить этот мусор вместе с нашим, чем выгребать его из канав. Сперва народ возмущался, мол, почему они выбрасывают мусор в наши баки, но потом понял, что так проще и правильней. Мы же в итоге эти канавы и чистим.

- Отличаются ли жители Новосергиевки инициативностью или считают, что все обязано делаться «сверху», а сами они ничего не должны, в том числе и убирать мусор вокруг участков.

- Это серьезная проблема, и она, к сожалению, очень актуальна для нашего общества. Но как раз работа старосты, инициативной группы и общественного совета в том и состоит, чтобы донести до населения мысль: а что вы сами сделали для того, чтобы у вас что-то было? Ведь начнем с того, что чисто там, где не мусорят. Начинать всегда надо с себя.

Есть, конечно, не совсем адекватные люди, на которых приходится воздействовать административными мерами. А вообще я сторонник того, что с каждым надо работать индивидуально. Занимает это, конечно, очень много времени. Но все же к каждому человеку нужен свой подход. Все люди разные, да и не могут быть одинаковыми.

- На ваш взгляд, в чем причина такой безынициативности?

- Наверное, большинство очень хорошо помнит времена советской власти, когда был совхоз. Но об этих временах надо забыть. Мы сами выбрали существующий строй.

За последние года три, что я работаю старостой, мне кажется, я начинаю приводить людей в чувство. Они начинают понимать, что им никто ничего не должен. Таков мой принцип. Многие мелкие вопросы гораздо эффективнее решать самим. Не надо ждать, пока неудобный камень уберут с дороги. Если он тебе мешает, возьми и убери его сам. Если каждый из нас так сделает, то тогда у нас  будет, и чистота, и порядок.

- Вы упомянули про инициативную группу и общественный совет, расскажите о них, пожалуйста.

- Да, к счастью, у меня есть помощники. Общественный совет небольшой, всего три человека, в том числе я. Инициативная группа чуть больше – 6 человек.

- Какие ваши ближайшие планы?

- Развивать деревню. Но именно деревню, а не часть города.

Беседовала Татьяна Хрулева