Скачать

Вся наша жизнь игра: как плотники и инженеры становятся артистами

6 июня, 20:36

Как работают маленькие театры без афиш, маленькие артисты без приставки «заслуженный».

Все до мельчайших деталей — игра в предлагаемых обстоятельствах. В обычной жизни они плотники, инженеры, учителя, бизнесмены, строители. В основном это днем, а по вечерам они существуют в других эпохах и проживают чужие судьбы. Как говорили герои фильма «Берегись автомобиля», звание народного театра ко многому обязывает. Кого мы только не играли в своих коллективах, лучше не вспоминать. О тех, для кого жизнь игра — Анастасия Щербакова.

Три раза в неделю он как Иннокентий Смоктуновский, она как Ольга Аросева не меньше. Хотя в жизни он строитель-отделочник, а она директор Дома Культуры.  Оттого и автографы роковая героиня чаще оставляет не поклонникам, а подрядчикам да договорникам.

Наталья Микулинас, актриса народного театра
Если я на сцене, я забыла про документы. Я погружена. И наоборот, на работе забыла про  театр, всё должно быть дозировано.

Далее следует неперводимая игра слов…. На водском языке. Это театр малых народов Ленобласти. Два вожанина, один карел, пару ижорцев, одна вепсянка, правда, она сейчас в декрете.

Подпорожье ждет их, Лодейное поле им аплодирует, Сланцы записывают спектакли на видео. Актеры заметили: чем глуше деревня, тем громче успех.

Ольга Конькова, художественный руководитель театра «Кагракару»
Сейчас вы видите спектакль на водском. Сейчас говорят всего 5 человек, язык — пожалуйста, фольклор — пожалуйста. Костюмы мы шили сами, но по образцам наших бабушек. И куклы – как наши бабушки, прабабушки.

Как театр с вешалки, так православный театр начинается с молитвы. Хоть Шекспир, хоть Толстой…  В данном случае Алексей. Его «Буратино» как пример, что в христианском театре ставят не только по мотивам Библии …

Светских детей сюда тоже берут. Но, как показывает опыт, через год вера крепнет даже у скептиков. Пару лет назад Вырицкий театр пригласили в Черногорию. На смотр-конкурс. Так случилась минута международной славы.

Юлия Чистякова, художественный руководитель
Мы довели до слез метрополита Черногории. Сказал, что лучшие. Был признан лучшим. Они сказали. Мы теперь без вас не будем делать фестиваль. Но вроде делают.

Театр в колонии, в детской, для особо опасных преступников. Статьи — за наркотики в особо крупных, за разбои с отягчающими, за убийства… Казалось бы, какой театр?  А они смогли.

Спектакль без слов, только язык тела. Сцену на дискотеке придумал один, эпизод с машиной — второй. Так каждый выразил свою мечту о свободе, о любви, ну, и покаянии.

Сергей Котов, режиссер
Когда я их первый раз увидел и сейчас через 2 месяца — даже лица поменялись. Они занимаются осмысленно, они занимаются творчеством. Это всегда меняет человека. Я временами забывал, что я в колонии. Мне казалось, что я со студентами занимаюсь актерским мастерством.

Три раза в неделю он как Иннокентий Смоктуновский, она как Ольга Аросева не меньше. Хотя в жизни он строитель-отделочник, а она директор Дома Культуры.  Оттого и автографы роковая героиня чаще оставляет не поклонникам, а подрядчикам да договорникам.

Наталья Микулинас, актриса народного театра
Если я на сцене, я забыла про документы. Я погружена. И наоборот, на работе забыла про  театр, всё должно быть дозировано.
Далее следует неперводимая игра слов…. На водском языке. Это театр малых народов Ленобласти. Два вожанина, один карел, пару ижорцев, одна вепсянка, правда, она сейчас в декрете.

Подпорожье ждет их, Лодейное поле им аплодирует, Сланцы записывают спектакли на видео. Актеры заметили: чем глуше деревня, тем громче успех.

Ольга Конькова, художественный руководитель театра «Кагракару»
Сейчас вы видите спектакль на водском. Сейчас говорят всего 5 человек, язык — пожалуйста, фольклор — пожалуйста. Костюмы мы шили сами, но по образцам наших бабушек. И куклы – как наши бабушки, прабабушки.
Как театр с вешалки, так православный театр начинается с молитвы. Хоть Шекспир, хоть Толстой…  В данном случае Алексей. Его «Буратино» как пример, что в христианском театре ставят не только по мотивам Библии …

Светских детей сюда тоже берут. Но, как показывает опыт, через год вера крепнет даже у скептиков. Пару лет назад Вырицкий театр пригласили в Черногорию. На смотр-конкурс. Так случилась минута международной славы.
Юлия Чистякова, художественный руководитель…
Мы довели до слез метрополита Черногории. Сказал, что лучшие. Был признан лучшим. Они сказали. Мы теперь без вас не будем делать фестиваль. Но вроде делают.
Театр в колонии, в детской, для особо опасных преступников. Статьи — за наркотики в особо крупных, за разбои с отягчающими, за убийства… Казалось бы, какой театр?  А они смогли.
Спектакль без слов, только язык тела. Сцену на дискотеке придумал один, эпизод с машиной — второй. Так каждый выразил свою мечту о свободе, о любви, ну, и покаянии.
Сергей Котов, режиссер
Когда я их первый раз увидел и сейчас через 2 месяца — даже лица поменялись. Они занимаются осмысленно, они занимаются творчеством. Это всегда меняет человека. Я временами забывал, что я в колонии. Мне казалось, что я со студентами занимаюсь актерским мастерством.

Маленькие театры без афиш,  маленькие артисты без приставки «заслуженный». И, может быть, Станиславский бы крикнул свое коронное «не верю!». Но они же не для славы…  а для зрителя, которые дают, как сказал тот же Константин Сергеич, душевную акустику жизни.

Анастасия Щербакова, Сергей Скрипкин, Виктор Туров и Антон Пашукевич. Ленинградское время.
 И, может быть, Станиславский бы крикнул свое коронное «не верю!». Но они же не для славы…  а для зрителя, которые дают, как сказал тот же Константин Сергеич, душевную акустику жизни.

Анастасия Щербакова, Сергей Скрипкин, Виктор Туров и Антон Пашукевич. Ленинградское время.