Скачать

Вместо реставрации научный городок академика Павлова дождался очередных ограничений

21 апреля, 13:32

 Марина Чалапко, корреспондент:
- Переполох в Колтушах. Научный городок физиолога, специалиста по условным рефлексам Ивана Петровича Павлова попал под особое внимание экспертов и культурологов. Правда, не так, как хотелось.

Вместо реставрации и ремонта здесь случилась большая перепись. Итог поверг в шок научное сообщество. 26 зданий и сооружений приказом областного комитета по культуре получили особый статус. Это теперь выявленные объекты культурного наследия.

Олег Тягунов, главный инженер Института физиологии им.И.П. Павлова:
- Сложно сказать, что этот барак может иметь какое-то значение культурное.

Эксперт сказал «памятники», чиновники не посмели не согласиться. Вспученные стены, ушедшие под землю домики, заколоченная баня, жилые дома, которые с виду уже и не похожи на жилые, есть и расселенные, перестроенные. Всё это теперь имеет особый статус.

Сергей Горбатенко, аттестованный эксперт по проведению государственной историко-культурной экспертизы
Вот так. Эти дома надо реставрировать, вы знаете, как нам этого достичь? Пускай тот, кто за это ответственный поезжает в Финляндию, Швецию , Норвегию, там огромное количество домов, которые прекрасно живут. Вот пускай поучатся.

Омшаник, собачник, щенятник, манеж, гараж, дом охраны. Список получился очень длинный. И разнообразный.

"Здесь даже вот такая лесенка есть, которая ведет в этот класс, мы понимаем, что это бывшая парилка".

Вместо веников и кадушек – два инструмента. Там, где в 30-х мылись весь поселок и соседний колхоз, уже больше 50 лет живет музыкальная школа.

Наталья Рыжакова, директор Колтушской музыкальной школы:
- Поскольку это баня, это накладывает отпечаток на всё. Мы не можем поддерживать температурный режим, который необходим для таких инструментов.

Гордость школы. Роскошный Petrof. Стоит ныне на сцене небольшого актового зала, когда-то была помывочная. Звук говорят здесь сегодня неплохой, а вот с микроклиматом – беда. Инструмент спасает только талант настройщика, а само здание, только те, кто живет в нем.

Наталья Рыжакова, директор Колтушской музыкальной школы:
- Вы себе представляете, 36 год постройки?! Это называется: "Я его слепила из того, что было". Когда я получила результат технического обследования, вывод был один - его вообще трогать нельзя, ткнешь и оно может рухнуть.

Новый охранный статус – это новые ограничения. Любой ремонт или перестройка в здании, которое признали памятником, требует дорогих и длительных согласований, проектов, экспертиз. Нередко дополнительное обременение навсегда перекрывает путь к порядку. Есть уже примеры.

- Комната №13?
- Да. Походите. Цифра сама за себя говорит. Чертова дюжина. Вот у нас была неприятность -большая протечка.

Комната номер 13 находится в здании Старой лаборатории. Нас пустили сюда на свой страх и риск. Вот так выглядит реальный объект культурного наследия. Федерального, заметим, значения.

Елена Рыбникова, заместитель директора Института физиологии им.И.П. Павлова по научной работе:
- Сильно сократилось финансирование. И поэтому в настоящее время несмотря на все наши заявки регулярные, которые мы подаем и просьба помочь нам с сохранением памятников, и историко-культурного наследия Ивана Петровича Павлова, к сожалению, мы не получили на это никакой поддержки финансовой.

Фактически Старая лаборатория держится еще только потому, что здесь живет музей. Хранители сберегли всё, с чем работал великий Павлов. Но только силой энтузиазма, не больше. Сами, практически по-партизански, латают щели. Чтобы ничего не сыпалось сверху, и не поддувало сбоку.

Олег Тягунов, главный инженер Института физиологии им.И.П. Павлова:
- Заготовил наш завхоз буквы хотел заменить, но ему запретили, потому что это не допустимо оказывается, чтобы буквы заменить, мы должны получить согласование.

«Наблюдательность и наблюдательность» - девиз самого Павлова. Грустно повисшая «Е», совсем отвалившаяся «Н». Такая реальная жизнь памятника, связанного с именем Нобелевского лауреата. Вот что точно в порядке, так это инвентарные номера. Прямо на зданиях. В этом вопросе Федеральное агентство потребовало безупречности.

Вот ещё один пример. За забором – виварий. Целый комплекс зданий, где как и во времена Павлова, держат животных. В «скорбном» списке, как говорят ученые, оказалась и бывшая поликлиника. Строение самое обыкновенное, годов 60-х. Павлова в нём не было. Институт запланировал здесь ремонт, чтобы работать с животными на современном уровне. Будет особый статус и на научных исследованиях, говорят, можно поставить жирную точку.

Елена Рыбникова, заместитель директора Института физиологии им.И.П. Павлова по научной работе:
- Если это здание будет памятником, мы понимаем, что мы сразу теряем его в функциональном плане. Мы будем тратить много усилий на его реставрацию.

На глобальную реставрацию, уверены те, кто в этих зданиях живут и работают, средств не дождаться. Слишком большие объемы. Ведь есть уже примеры. Чтобы отреставрировать Дом самого академика, памятник федерального значения, по проекту нужно 150 миллионов. Реставраторов здесь как не было, так и нет. Дом так и стоит заколоченный.

Людмила Филаретова, директор Института физиологии И.П. Павлова, член-корреспондент РАН:
- Мы должны всё-таки опираться на исторические факты. Одно дело здание собачника, которое действительно было построено в 30-х и совсем другое здания относительно современные, 60-х годов корпуса.

Сейчас институт обратился везде, куда можно, чтобы пересмотреть список выявленных объектов. Пока их не внесли в Единый реестр памятников. Учёные считают, что нужно соблюсти баланс истории и современной реальности, а не навешивать ограничения на всё подряд.

Марина Чалапко, Кирилл Титов, Андрей Осин, Антон Пашукевич, Последние известия, Павлово