Скачать

В Ленобласти спасли лошадей от живодёрни

23 сентября 2015 года, 12:57

Их доставили в Бокситогорский район из Ростовской области, где обанкротился конный завод. Там открылся лошадиный "дом престарелых".

Счастливчик Бурбон, Буба. Любимчик всей конюшни, трюкач и задира. Ещё год назад у него была вполне ясная судьба – нет, не эти пируэты на манеже, а…  конная тушёнка. Страшно поверить, но молодого Бубу и ещё тысячи элитных породистых коней разорившийся конный завод под Ростовом хотел пустить на мясо.

Началось всё со страшного поста в интернете:

SОS!!! Прошу помощи всех неравнодушных! Лошади с Зимовниковского завода всплыли на бойне. Это золото России - будёновцы и дончаки. Коневоды, заводчики. Отзовитесь. Их готовят на колбасу.  Их там сотни, тысячи. В тесном загоне  ждут смерти и смотрят, как из соседнего убойного цеха летят брызги крови.

Из Ростова в Ленобласть отправился целый десант по спасению. Это была зима 2014-го. Морозы жуткие.  А бездонные лошадиные глаза ждали.

Ирина Еськина, коннозаводчик
Ух, это были живые скелеты по уши в навозе. Они все понимали, они знали, что их ждёт убой, и что нет у них будущего.

С юга на север, несколько суток, спасли восемь лошадей. Золото России – так называют будённовскую породу – наконец заблестело. Не сразу. Говорят, у лошадей хорошая память. И до этой конюшни о человеке они ничего хорошего не помнили.

Валерия Плесцова, конный тренер
Я помню, когда я первый раз к нему зашла. Он отвернулся от меня к стенке и типа сказал: нет, ты ко мне не подойдешь… Ну что… Берёшь вкусняшку, даёшь, разговариваешь, чешешь…

Вот так выглядит лошадиный дом престарелых. Для конной, как и для человеческой старости, радость одна и та же – природа, свежий воздух и регулярный врачебный осмотр.

Маргарита Лейман, коннозаводчик
Это у нас Пинта, самая старая лошадь. Никто не думал, что она будет жить и жить. Она у нас восемь лет. Ей 32 года. Ну лошадь  и лошадь! Имеет своих товарищей, не имеет передних зубов, язык вываливается, хохочет.

У Пинты есть подпольная кличка – Бабуся – она служила в конном клубе и выкормила ни одно поколение молодняка. А потом… её тоже хотели сдать на колбасу… А это Вереск – конь-красавец, а приехал сюда вшивый со сломанным хвостом и предельной стадией истощения. Судьбы страшные.

Анастасия Щербакова, корреспондент
Один из вновь прибывших пенсионеров – смельчак. История у него непростая. Всю свою лошадиную жизнь он учит детей выездке, а потом справляться с обязанностями был уже не в силах. Болезни одолели. И сначала его просто перестали кормить. Дескать, еду не отрабатывает, а потом и вовсе решили сделать эвтаназию.

У Смельчака – коротко Сёмы – эмфизема лёгких, болезнь не лечится. Но тут произошла ремиссия. Главврач лошадиного дома престарелых Маргарита Лейман, ветеринар по образованию, а по призванию, как сама говорит, – лошадиная мама.

Маргарита Лейман, коннозаводчик
Человеческий фактор основной. Они не могут ответить. Они не могут сказать, когда у них очень болит. Только человек может определить… Для лошадей человек плохой проводник, я считаю. В естественных условиях лошадь была бы счастливее.

Лошадиные истории как калька человеческих. Возвращаясь к будёновцам, спасённым с ростовского конезавода, привезли оттуда и Плюшу, кормящую маму и ее малыша Харая. Уже здесь, в конюшне Ленобласти, старый конь Гаврюша стал за Плюшей ухаживать, а жеребёнка признал своим. Хоть и не по крови. Так образовалась новая лошадиная семья.


Анастасия Щербакова, Виктор Туров и Антон Пашукевич.