Уже ль тот самый Мюнхгаузен

Уже ль тот самый Мюнхгаузен

16 сентября 2015 года, 16:56

Кто такой Мюнхгаузен объяснять никому не надо. Знаменитый фантазер известен во всем мире.

Сегодня имя барона используют в своей работе как психологи, так и философы.

Первые считают, что "великий врун" – психически больной человек, напридумывавший небылиц и сам в них поверивший. Больной Синдромом Мюнхгаузена угадывается очень просто: это тот, кто несет очевидный бред, но сам в это свято верит.

А один из основоположников теории критического рационализма, немецкий социолог и философ Ханс Альберт назвал именем Мюнхгаузена Трилемму, суть которой заключается в том, что в любом споре собеседник может незаметно "вбросить" аргумент, который воспринимается всеми как очевидное, но в то же время сам по себе требует обоснования. Например, человек может кого-то вытащить за волосы? Может! Почему же тогда человеку не вытащить себя самого за волосы, скажем, из болота?

Но вернемся к Мюнхгаузену. Все большей популярностью в странах Балтии пользуется Музей-усадьба в Дунте. Это местечко расположилось на трассе между Ригой и Таллином, примерно в 60 километрах от столицы Латвии. Старый барский дом, большое поместье с хозяйственными постройками, парком и прудами – рай для любителей загородной жизни и охоты…


Между тем, музей посвящен барону Мюнхгаузену. А он то тут откуда?

Барон-выдумщик – не плод воображения писателя Рудольфа Распе, выпустившего в 1785 году Лондоне книжку "Рассказы барона Мюнхгаузена о его изумительных путешествиях и кампаниях в России". Барон Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен вполне конкретный человек, родившийся в Нижней Саксонии, в городе Боденвердере, там же и скончавшийся в возрасте 76 лет. Сейчас в этом германском местечке музей барона, а в местной кирхе показывают его захоронение…



На склоне лет барон стал завсегдатаем боденвердерской корчмы, где под рюмочку-другую рассказывал истории, демонстрируя подвыпившим завсегдатаям и все признаки Синдрома Мюнхгаузена, и блестящие логические пассажи Трилеммы Мюнхгаузена. Эти байки подслушал начинающий писатель Распе, записал, напечатал и прославил барона.

Между тем, в первых изданиях книг о похождениях Мюнхгаузена не было ни одной истории о Германии. Все самое главное в жизни фантазера произошло в России.

Настоящий барон поступил на службу к герцогу Брауншвейгскому едва ему исполнилось 15 лет. И надо же случиться такой удаче: герцог женился на внучатой племяннице Петра I. Семья переехала в Россию, поскольку тогдашняя императрица Анна Иоанновна решила сделать первенца этого союза – младенца Иоанна – наследником русского престола. Вскоре Анна Иоанновна скончалась, а ее племянница, супруга Брауншвейгского герцога, стала регентшей.

Тут началось возвышение пажа из свиты герцога. Он к 20 годам стал поручиком, командовал лейб-кампанией – элитной ротой полка. В мозгу, наверное, он прокручивал варианты дальнейшей карьеры. Кстати, имел на это полное право. Службу барон нес образцово, проявил бесстрашие во время турецкой компании. На перспективного офицера обратил внимание и начал ему покровительствовать генерал-фельдмаршал Миних.



Но все однажды неожиданно закончилось. Случился дворцовый переворот, к власти пришла Елизавета Петровна и все пошло насмарку. Герцогское семейство отправили в ссылку, Миниха хотели казнить за измену, но затем тоже выслали – в Сибирь. А всех фаворитов того времени попросту "задвинули". Мюнхгаузена отправили служить в провинциальную Ригу, где он женился на местной дворянке Якобине фон Дунтен. Так в судьбе барона появилось поместье Дунте.

Еще один "звездный час" подарила судьба Мюнхгаузену. В 1744 году он командовал почетным караулом, встречавшим в Риге невесту цесаревича Петра Федоровича, будущего Петра III – принцессу Софию-Фредерику Ангальт-Цербстскую, будущую Екатерину II. И барышня заметила молодого статного военного, в своем дневнике написала, что первое, на что она обратила внимание в России был встречавший ее "очень красивый офицер".

И несмотря на все свои данные, рвение на службе Мюнхгаузен десять лет ждал очередного чина. Его будто не замечали, игнорировали. В такой ситуации кто угодно умом тронется. В конце концов, видя бесперспективность своей русской карьеры, барон уехал на Родину, в Германию.

В латвийском музее в Дунте обыграны очень многие сюжеты баронского устного творчества. Тут можно увидеть и восковую фигуру барона. И костюмы его эпохи. И часы, отсчитывающее время наоборот. И чучело оленя с вишневыми ветками на голове. И денежное дерево… Все остроумно и увлекательно. Но все эти экспонаты – всего лишь придумки создателей музея и сделанные ими либо на заказ, либо своими руками. Из подлинного – только сам дом, да страница церковной книги, на которой зафиксировано венчание барона и Якобины.



Музей Мюнхгаузена очень популярен. Сюда едут и отдельные туристы, и целые автобусы экскурсантов. И невольно подумалось, отчего такого музея нет у нас. Ведь все "подвиги" Мюнхгаузена мнимые и подлинные – все-таки он хорошо служил и проявил себя героем на войне с турками – не показаны в музее в нашей стране.

Лучшие годы жизни и службы Мюнхгаузена связаны не просто с Россией, а с Санкт-Петербургом и Ленинградской областью. Очевидно, он неоднократно бывал в царских резиденциях возле столицы. Совершенно точно посещал дворец своего покровителя генерал-фельдмаршала Миниха в Гостилицах.

И чем не повод заняться возрождением этого усадебного комплекса, в который входит не только сам дворец, но и множество все еще крепких зданий с историей, где могла бы расположиться экспозиция? Поначалу это могла бы быть небольшая выставка, но в конце концов она могла бы разрастись в интереснейший музей о мало известном времени в истории нашей страны.

Анатолий Аграфенин