Утро в монастыре

Утро в монастыре

6 июля 2015 года, 15:15

Старая Слобода просыпается рано. Эта деревня в Лодейнопольском районе совершенно не похожа на «глубинку».

Здесь много справных домов, несколько гостиниц и хостелов. Утром, как по команде, из них выходят люди. К просторной автостоянке один за другим подъезжают автобусы.

Так оживали фабричные поселки, где по гудку рабочие спешили в смену.

Но в Старой Слободе все пути ведут не к проходной. Лица людей сосредоточены, серьезны. Идут молча. Женщины на ходу поправляют платки на головах.

Внизу, у озера, словно огромный древний город, возвышается древний монастырь.

Мы приехали в Старую Слободу накануне вечером. Деревня уже спала. Заселились в гостиницу и подумали: не проспать бы службу, которая начинается в 6 утра. Летняя заря и стук каблуков на лестнице разбудили вовремя.

В Преображенском соборе буквально яблоку негде упасть. Служба уже идет, а люди все подходят и подходят.



Молитвы произносят в пределе преподобного Александра Свирского. За головами прихожан не видно монахов, которые стоят в глубине зала. Распевный голос священника подхватывает хор. К нему присоединяются нестройные голоса верующих.

Каждый входит в храм с чем-то своим. Но переступив его порог, сразу переносится из суетного XXI века.

Возможно, на пятьсот лет назад? Монастырь в XVI веке основал преподобный Александр Свирский. В поисках уединения он забрел в таежные места за Ладогой. И много лет скрывался от людей, проводя время в молитвах. Однажды отшельник увидел трех Мужей, сияющих «невыразимым светом». Так, по преданию, к Александру в образе Святой Троицы явился Бог и велел воздвигнуть храм и собрать братию.

Монастырь стал одним из крупнейших на Севере. В советские годы его закрыли. Но даже в период воинствующего атеизма обитель не разрушили. В церквях уцелели старинные фрески. Сохранились и реликвии, которые вернулись в возрождающиеся храмы.

Свято-Троицкий Александра Свирского мужской монастырь – не одна, а сразу две обители. И тому есть свое объяснение.

Более древняя часть – Троицкая. Самый большой собор – Троицкий – построили в XVII веке. А вот церковь Покрова Пресвятой Богородицы возведена при жизни Александра Свирского в 1533 году. Место, где ее поставить, опять же по преданию, указала сама Богоматерь, явившись преподобному во сне. Если неспешно обойти церковь, можно обнаружить низкую дверь, ведущую в помещение с земляным полом. Здесь молился Александр Свирский. В Троицкой стороне продолжается реконструкция, службы проходят редко.



Преображенская часть построена позже. Александр Свирский окончил свой земной путь в глубокой старости. Его похоронили, как он сам указал, в болоте. Поставили деревянную часовню, которая через сто лет изрядно обветшала. Начали ее восстанавливать и наткнулись на гроб, в котором покоилось нетронутое временем тело преподобного. Обретение реликвии послужило поводом для строительства еще одного монастыря – с большим храмом, звонницей, часовнями и кельями для братии.

Здесь в наши дни и ведутся службы, живут монахи.

…Утренняя служба завершается. Монахи, склонив головы, один за другим выходят из предела, а прихожане, напротив, еще больше смыкают ряды. Раку с нетленным телом открывают каждый день после утренней молитвы. Поклониться преподобному Александру Свирскому может каждый.

Священник строго следит за прихожанами. Храм не музей. Здесь не приветствуется праздное любопытство.

«Не прикладываетесь – проходите!», – говорит он.

После службы большой двор Преображенской части монастыря заполняется народом. Несколько человек робко заглядывают в часовню на месте, где Александру Свирскому было явление Троицы. Кто-то идет к часовне над святым источником. Кто-то направляется в свечную лавку за сувенирами.

За воротами монастыря женщины, скидывают платки и поправляют прически. Мирская жизнь: открываются кафе, современные коробейники разворачивают лотки: с медом, деревянными поделками и сувенирами. К источнику со стороны деревни по-деловому идут мужчины с большими канистрами. Куда им столько святой воды?...

XVI век на глазах стремительно улетучивается. Возвращается век XXI.

Традиции и современность у нас всегда прекрасно уживались, нисколько друг другу не мешая.

Анатолий Аграфенин