Герои или виновники: взрыв на подводном крейсере ТК-17. Что случилось с советской "акулой" четверть века назад?
Скачать

Герои или виновники: взрыв на подводном крейсере ТК-17. Что случилось с советской "акулой" четверть века назад?

3 октября, 21:31

Их чествуют впервые: торжественное построение, вынос флага, молебен. Но ни одного представителя командования военно-морского флота. Для кого-то экипаж ТК 17 – герои, для кого-то - провинившиеся. Остается лишь факт: они непосредственные участники ликвидации последней в истории Советского Союза аварии на подводной лодке.

Осень 1991-го года. Союз разваливается на глазах, и только флот, кажется, живет отдельно от страны. Все по штатному расписанию, учения в Белом море. ТК 17, самая большая подлодка в мире, выходит на стрельбы. В семь вечера 27 сентября командир отдает приказ: ракета на старт.
СЕРГЕЙ МАКАРЕНКО, СТАРШИЙ ПОМОЩНИК КОМАНДИРА ТК 17:
- Мы ощущали 2-3 потрясения, вибрацию сильную, грохот. Но пока ничего не видели, потому что перископ не был поднят. Когда я подошел к перископу, картина была ужасающая. Горело все, что могло гореть. А самое главное, когда смотришь в перископ, вокруг все тоже горит, вся рубка была охвачена огнем.
Как выяснили позже, учебная ракета взорвалась в пусковой шахте. Твердое топливо первой ступени попало на палубу, и спустя минуту она вся объята огнем. Командир принимает решение, погрузиться на небольшую глубину, чтобы сбить пламя.
ИГОРЬ ГРИШКОВ, КОМАНДИР ТК 17:
- Изначально я знал, что все горит. Твердое топливо горит даже в воде – его надо смывать. Каких-то аварийных сил флота ждать - безнадежно. А принимать решение погружаться – это был риск. Воздуха у меня не было. Винты, один едва крутился. В отсеках появился дым.
Даже на учениях боекомплект такого крейсера – 18 ракет с ядерной боеголовкой и только две учебные. Экипаж – 180 человек. Угрозу ядерного взрыва сами моряки называют маловероятной. Исход рискованного маневра мог быть один: «Мы бы с вами сейчас не разговаривали», - лаконично замечает командир. И, тем не менее, ТК 17 смог всплыть, и даже своим ходом вернуться в Северодвинск.
СЕРГЕЙ ШАБОВТА, ЗАМЕСТИТЕЛЬ КОМАНДИРА ТК 17 ПО ПОЛИТЧАСТИ:
- Меня через годы спрашивают, было ли страшно. Я скажу: страшно было в тот момент, когда после взрыва из смежного отсека никто не выходил на связь. Вот мне было страшно, страшно, что погибли люди.
В газетах об инциденте короткая заметка. Произошла авария, повреждения незначительны, экипаж не пострадал. Но вот уникальные фотографии подлодки после возвращения в гавань. Весь корпус в подпалинах. Выгоревший прорезиненный корпус, оплавленная рубка.
МИХАИЛ МОЦАК, в 1991-1993 г.г. командир 11-й дивизии атомных подводных лодок Северного флота:
- Авария сама по себе уникальная, и к таким авариям экипаж редко готовится. Мы готовимся к поступлению воды, пожару… Но взрыв ракеты в шахте, по существу, означал гибель корабля.
Обстоятельства аварии расследовала госкомиссия во главе с вице-адмиралом Василием Порошиным. Сейчас он говорит, что командир был неопытный, но борьба за выживание велась правильно.
ВАСИЛИЙ ПОРОШИН, в 1991-1994 гг. заместитель командующего северным флотом:
- Была установлена вина экипажа, и полностью установлена вина промышленности. Они участвуют при погрузке ракет, там недосмотр был.
ИГОРЬ ГРИШКОВ, КОМАНДИР ТК 17:
- Наградные были оформлены, командир пошел на повышение. Виновников не награждают и не назначают с повышением. Их обычно либо снимают, либо отправляют служить в более далекие места.
Действительно ситуация, отражающая хаос 90-х. Госкомиссия назначает их виновными, но экипаж при этом представляют к наградам. Помощник капитана Макаренко за личное мужество мог получить орден Красной звезды. Лист был подписан командирами дивизии и флотилии.
Всего было двадцать представлений. Последний раз лист старпома Макаренко зарегистрировали 6 ноября. Спустя месяц в Беловежской Пуще объявят, что страны Советов больше нет. По словам, Макаренко, потом наградные изъяли из личных дел подводников. Свой лист он смог найти позже в Центральном военном архиве.
ВАСИЛИЙ ПОРОШИН, В 1991-1994 гг. заместитель командующего северным флотом:
- Откуда у экипажа наградные листы, подписанные командиром дивизии и командиром флотилии? Я об этом первый раз слышу. Но все равно они бы не прошли. Ни тогда, ни сейчас. Авария - вина личного состава, командования дивизии.
Спустя четверть столетия они приехали со всего бывшего Союза в Кронштадт. Их уже далеко не сто восемьдесят. Но они продолжают, как говорят сами, борьбу за живучесть. Не корабля, как тогда в 91-м, а экипажа. Они добиваются, как считают, заслуженного награждения. Но, самого главного они уже добились: аварию на ТК 17 вспомнили.
ВАЛЕРИЙ ФЕНЕВ, КОРРЕСПОНДЕНТ:
- В Свой первый после ремонта поход ТК 17 выйдет в 1992-м году. Уже не существует Советского Союза, над субмариной развивается не флаг со звездой, серпом и молотом, а георгиевский. Впоследствии подлодку назовут «Архангельск». Она будет нести службу до 2015-го года и все это время будет заварена одна из пусковых шахт. Та самая, где произошел взрыв учебной ракеты.

Валерий Фенев, Сергей Скрипкин, Андрей Смирнов и Антон Пашукевич, Ленинградское время