Сто пудово берковец

Сто пудово берковец

24 июня 2015 года, 19:30

В эти дни мы вспоминаем скорбную дату нашей истории. Никакие договоры и пакты о ненападении не предотвратили начало войны.

Но, похоже, дезориентировали политическое руководство страны, что во многом стало причиной неудач в первой половине Великой Отечественной.

К сожалению, это не единственный случай, когда Россию застали врасплох. В июле – еще одна печальная годовщина – день начала Первой мировой войны. И ее предваряли откровенные глупости царя и его советчиков...

Николай II любил кататься по Финскому заливу. Яхта «Полярная звезда», доставшаяся ему от его батюшки императора Александра III, лихо бороздила воды Балтики. Нередко Николай отправлялся на охоту на острова и останавливался на рейде возле города Бьерке. Это современный Приморск. Царь бывал и в самом городе. В дневнике Николай однажды даже сделал запись, что осмотрел новую кирху и лесопилку. Кирха царю понравилась: «она недавно выстроена, вся из камня, вместо прежней, деревянной».



Николая порадовало внимание подданных. Местные финны приветствовали царя, преподнесли ему хлеб-соль и пели гимны. Одна женщина подарила связанную своими руками сумочку. Растроганный царь пожаловал ей золотые часы с цепочкой, а потом спросил у народа, не нужно ли чего для церкви? Мужчины замялись, но в итоге сказали, что не худо бы купить орган, но он очень дорогой стоит 65 тысяч. Царь не понял, что речь идет о финских марках – в Финляндском княжестве ходили свои деньги, – и велел выдать требуемое в рублях. Получилось в пять раз больше, чем нужно. Так что для кирхи не только купили большой орган, но и хрустальную люстру.



Летом 1905 года – ровно 110 лет назад – недалеко от Бьерке Николай провел тайную встречу с кайзером Вильгельмом II. И на яхте «Полярная звезда» монархи подписали мирный договор между Россией и Германией. Когда о нем узнали во Франции и Великобритании, разразился скандал. Договор так в силу и не вступил. Но Россия, желая продемонстрировать Германии свои «добрые намерения», разоружила и взорвала несколько своих важных оборонительных сооружений. В частности, форты возле Либавы, современной Лиепаи, охранявшие границы с Пруссией. Я видел эти бетонные крепости, которые и спустя век, выглядят настоящими монстрами. К слову, известная у нас «Линия Маннергейма» по сравнению с ними – песочница с грибочком на детской площадке… В 1914-м об уничтоженных фортах, конечно же, горько пожалели.



В современном Приморске пирс, к которому швартовалась «Полярная звезда», найти не сложно. Он находится в районе Карасевка у 30-го причала. Кстати, где-то тут же стоял на испытаниях и атомный ледокол «Ленин» в середине 1950-х.



С «царского пирса» открывается великолепный вид на залив, другие старые молы и Приморск с той самой кирхой, деньги на обустройство которой пожаловал Его Величество. Сегодня кирха не действует. В ней музей, весьма скромный, и городской Дом культуры. К сожалению, исчезли после войны орган, люстра и великолепные витражи. К счастью, хоть само сооружение из больших гранитных блоков и высоким шпилем сохранилось. Местные говорят, что хотели храм снести. Но не посмели – он значится во многих международных лоциях как ориентир мореплавателям.

Приморск – название новое. В русских писцовых книгах XIII – XIV веков поселок назывался Березовое, потом – по-шведски – Бьерке, еще позже по-фински – Койвисто, Что, собственно говоря, то же самое, что Березовое. Место обжито давно. В отличие от мелких берегов Финского залива, тут солидные глубины, поскольку проливы проходят между гранитных скал. В районе Бьерке издавна был порт, куда прибывали суда, прежде всего из Швеции. Например, именно через Бьерке держало путь шведское посольство в Москву к Ивану Грозному. О нем мы знаем по комедии Л. Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию». В делегации был и известный финский просветитель Микаэль Агрикола, который на обратном пути заболел и умер. Место его кончины – недалеко от Приморска. Самого же основоположника финской письменности похоронили в Выборге.

О великом морском прошлом Приморска – Бьерке – Койвисто напоминает и еще один интересный факт. В честь города, когда он числился за шведами, была названа единица измерения массы – берковец. Она равнялась – 10 пудам, это 164 килограмма! 10 берковцев – сто пудов – целый контейнер. Видимо, в свое время через здешний порт проходили весьма солидные грузы.

И сегодня под Приморском порт – крупнейший нефтеналивной на Северо-Западе России. К нему причаливают танкеры. А к «царскому пирсу» современные яхты, на которых, хочется верить, уже не плетутся геополитические интриги.

Анатолий Аграфенин