Социальная перезагрузка

Социальная перезагрузка

28 октября 2014 года, 20:29

Депутаты Законодательного Собрания Ленобласти в трех чтениях проголосовали «за» новый формат социального обслуживания граждан. Закон вступает в силу с 1 января 2015 года и подразумевает принципиально иные правила и формы работы в социальной сфере.

Революция в отечественной социальной сфере, о которой почти год говорят на федеральном уровне, свершилась и в нашем регионе. 22 октября депутаты ЗакСа единодушно утвердили в третьем чтении законопроект «О социальном обслуживании граждан в Ленинградской области». Документ стал местным «воплощением» Федерального закона № 442, который заработает с 1 января будущего года. По сути, эти нормативные акты меняют саму систему социальных услуг. Что же такого принципиально нового предлагают законодатели?

Вначале просто перечислим несколько важных моментов: кардинально изменили понятийный аппарат,  надеются ввести штучный учет нуждающихся, увеличили предельный уровень дохода для получения бесплатных соцуслуг и пригласили частный бизнес активно осваивать этот сегмент рынка. На недавно прошедшем Съезде социальных работников и социальных педагогов России, глава Министерства труда и социальной защиты Максим Топилин уточнил – «на основах государственно-частного партнерства».

Вот это самое партнерство и вызывает много вопросов – не приведет ли оно к росту коррупционной составляющей, благо частным организациям, оказывающим социальные услуги, государство декларирует большие преференции – нулевой налог на прибыль, принятые изменения в СанПиНы, упрощающие нормы регулирования, возможность заключать концессионные договоры для объектов социального обслуживания.

Кроме того, исполнительная власть в регионах получила, хоть и маленький, но стимул создавать государственно-частные связи по оказанию соцслуг.  «В следующем году впервые за всю историю из федерального бюджета выделяются  средства, 160 млн рублей, на субсидирование регионов, если у них есть проекты привлечения частного инвестора или частного эксплуатанта в социальную сферу», – заявил  министр труда Максим Топилин.

При этом и на федеральном, и на региональном уровнях понимают, что в стране практически нет бизнес-структур, «заточенных» на социальную сферу. Если говорить о Ленинградской области, то, по словам председателя комитета по социальной защите населения Людмилы Нещадим, в регионе заявлены 16 частных  некоммерческих учреждений, а реально худо-бедно работают только 8. И это при том, что регион далеко не последний из российских субъектов по объему оказания соцуслуг. Затраты на «социалку» приближаются к 60% всех затрат областного бюджета.

Впрочем, и кроме планов вовлечения частного капитала в социальный сектор, у новых законов есть любопытные моменты. Остановимся на них подробнее. Начнем с, казалось бы, однозначно позитивного: с 2015 года бесплатную социальную помощь начнут предоставлять гражданам со среднедушевым доходом до 1,5 минимальных размеров оплаты труда, а не до 1 МРОТ, как сейчас.

Такую норму определяет федеральный закон. Более того, на региональном уровне этот показатель может быть даже больше и, следовательно, субъектам дается право самостоятельно определять количественный состав жителей, которым положена бесплатная соцпомощь. Естественно, что тем, чей среднедушевой доход окажется выше установленного регионом норматива, придется за помощь платить.

Казалось бы, все просто – чем регион богаче, тем большему числу нуждающихся можно предложить услуги для них безвозмездно, то есть даром. Однако элементарная логика в этом случае не работает. Иначе не объяснить, почему в Мурманской области решили предоставлять бесплатную социальную помощь гражданам со среднедушевым доходом до 2 МРОТ, а в Ленинградской – постановили оставить федеральную норму в 1,5 МРОТ. Учтите, что доходная часть казны более северного субъекта почти вдвое меньше аналогичного показателя бюджета Ленобласти.

«Злые языки» вообще считают, что перекладывать ответственность за окончательный критерий на регионы, то есть кого считать «униженными и оскорбленными», – неправильно. За прошлый год консолидированная задолженность субъектов страны увеличилась более чем на 300 млрд рублей и превысила 1трлн 600 млрд рублей. В тоже время, по самым скромным оценкам, в соцподдержке нуждаются 34 млн россиян.

Пойдем дальше. В новом федеральном законе, а стало быть, и в его областном аналоге конкретизирован механизм определения среднедушевого дохода человека, претендующего на бесплатное социальное обслуживание – так, во всяком случае, единогласно утверждают специалисты из госструктур. Ряд привычных терминов уходит в прошлое и вводятся новые понятия: «Поставщик» и «Получатель» социальных услуг. И, пожалуй, самое главное понятийное новшество: «Если сегодня мы говорим о помощи людям, попавшим  в трудную жизненную ситуацию, то с 1 января будущего года начнет действовать новая норма – критерий нуждаемости. Он станет приоритетным при определении форм и мер социального обслуживания и соцподдержки», - рассказала председатель комитета по социальной защите населения Людмила Нещадим.  Добавлю, что критерий нуждаемости напрямую увязан с предельной величиной прожиточного минимума, который, повторюсь, в Ленобласти определен в 1,5 МРОТ.

На местном уровне определен конкретный перечень социальных услуг, на который может претендовать «нуждающийся»  - а как же иначе, ведь ключевым элементом новой системы, по идее, становится индивидуальная программа обслуживания. Исполнительная власть, как заявили в профильном комитете правительства, должна «сформировать реестр поставщиков услуг, в который могут заявиться любые негосударственные организации с любой организационно-правовой формой, включая даже индивидуальных предпринимателей. И разработать индивидуальные карты каждому из тех, кто подпадает под критерий нуждаемости». То есть определить участников социального эксперимента.

Гражданин будет самостоятельно выбирать учреждение, предпочтительное по стоимости и по уровню услуг, а областной бюджет - компенсировать поставщикам услуг их затраты «в рамках утвержденных тарифов».

Еще из важного. Законопроект, принятый депутатами областного ЗакСа, дублирует федеральную норму и четко определяет категории людей, имеющих право на бесплатное социальное обслуживание. Например, во всех формах его получают несовершеннолетние дети и лица, пострадавшие от чрезвычайных ситуаций и вооруженных межнациональных (межэтнических) конфликтов. Всем остальным желающим (нуждающимся) нужно задаться вопросом: позволяет ли их среднедушевой доход рассчитывать на бесплатную помощь?

Принцип «всем сестрам по серьгам», как считает председатель комитета по социальной защите Людмила Нещадим, «наверняка не самый оправданный и эффективный способ оказания социальной помощи. С 2015 года по ряду региональных льгот  (ветераны труда, труженики тыла, жертвы политических репрессий) будет применяться критерий нуждаемости для вновь обращающихся граждан. Те, кто имеет уже эту льготу, будут получать ее и дальше, а вновь заявившимся меры соцподдержки будут оказываться только исходя из критерия нуждаемости».

Что уж говорить, нуждающихся в социальной помощи как в стране, так и в отдельно взятой Ленобласти – еще очень и очень много. Так можно ли винить власть, если она решила, как утверждают разработчики закона, впервые систематизировать сферу социальной помощи и расставить все точки над «i».

И пусть закон называют революционным, пусть – ведь, по словам председателя постоянной комиссии по здравоохранению и социальной политике Законодательного Собрания Ленобласти Александра Петрова, «это революционность в хорошем смысле». Как  говорится, поживем - увидим.

 Александр Колобов