Поселок у границы

Поселок у границы

8 июля 2015 года, 15:06

В Ивангороде ведущее к границе шоссе пересекает улица Юрия Гагарина. Она весьма колоритна, застроена двухэтажными опрятными домиками, раскрашенными в разные цвета, и напоминает улочку среднестатистического европейского городка.

Если пройти до конца улицы Юрия Гагарина – а это примерно километра два, можно попасть в поселок Парусинка. Он стоит на острове на реке Нарова. А назван так благодаря старой фабрике, построенной еще в XIX веке, на которой ткали ткани для парусов.

Река Нарова славилась быстрым течением. И тут находился большой водопад, полюбоваться которым приезжали из разных стран. Петр Вяземский в 1825 году посвятил водопаду одно из своих стихотворений:

Несись с неукротимым гневом,
Мятежной влаги властелин!
Над тишиной окрестной ревом
Господствуй, бурный исполин!

Энергия воды и дала в свое время жизнь фабрикам Нарвы и Ивангорода.



Когда-то фабрики, образовывали огромный комплекс текстильных предприятий – Кренгольмскую мануфактуру. В свое время это было крупнейшее предприятие мира, на котором работало свыше 12 тысяч человек.

В 1950-е на Нарове построили Нарвскую ГЭС. Ее плотина окончательно перегородила русло быстрой реки. Водопад пересох. Хорошо видно место, где он когда-то находился. Порода уступами поднимается из сухого каньона. Но сегодня водопад «молчит».

Однако раз в неделю водопад оживает. Чтобы сбросить «лишнюю» воду, накопившуюся в водохранилище, открывают задвижки. И тогда можно увидеть, как серо-бурый поток устремляется вниз по течению Наровы, становясь живой иллюстрацией строчек Петра Вяземского.

К сожалению, «включают» водопад нерегулярно. Обычно это происходит по пятницам или субботам. Но уточнить точное время невозможно, поскольку «задвижка» теперь находятся на эстонской стороне.

Граница, прошедшая через Нарву и Ивангород, разделила не только два государства. Она разделила город, который за многие десятилетия стал единым организмом. Кренгольмская мануфактура оказалась в Эстонии, а Парусинка, где проживали ее работники, в России.

Первое время работники ходили на свои фабрики через границу. Но, ставшая частной, мануфактура вскоре обанкротилась. Без работы цветущий район превратился в депрессивный.

На площади все еще красуются гипсовые скульптуры с отбитыми носами, изображающие то ли прядильщиц, то ли ткачих. На остановке автобуса ждут женщины – возможно кто-то из них в свое время был прообразом гипсовых изваяний. Через площадь видно здание причудливой формы с разбитыми окнами.

- Что здесь было? – спрашиваю местных.

Мой вопрос их оживляет.

- Тут был ресторан. Знаменитый! Попасть в него было трудно.
- Так что ж он теперь-то разрушается? – интересуюсь.
- А как Кренгольм разорился, не до ресторанов стало… - отвечают уклончиво.
- Как ресторан хоть назывался-то?

Этот вопрос всех застал врасплох.

- А ведь сейчас уже и не помним, - за всех ответила пожилая женщина. – И не слушайте вы никого! Простые люди в него ходили редко. Разве на свадьбы или юбилеи. А так… Какой нормальный человек будет ходить по ресторанам? Для начальства да местных пижонов работал.



Но даже теперь, в период упадка, Парусинка не потеряла своего очарования. А ее былое величие пока не стерли ни потрескавшиеся стены, ни давно не крашенные фасады. Район строили на рубеже XIX и XX веков по образцу и подобию типовых европейских рабочих поселков. Такие же можно увидеть в Великобритании, Нидерландах, Германии. Старинные дома, общежития рабочих, особняки инженеров, клубы – уникальные и очень интересные строения.



И хочется верить, что Парусинку ожидают лучшие времена.



На самой оконечности Парусинки, у берега водохранилища Нарвской ГЭС, откуда начинается граница, стоит красивый храм – церковь Святой Троицы. Она построена в XIX веке бароном Александром фон Штиглицом. В церкви он и похоронен рядом со своей любимой супругой.

Барон Александр Людвигович фон Штиглиц – крупнейший российский финансист позапрошлого века, управляющий государственным банком, промышленник.

Именно он основал здешние фабрики. Он же построил удобные дома для своих рабочих в Парусинке.

Штиглиц был известным меценатом. Многим, например, знакомо здание под высоким стеклянным куполом в центре Санкт-Петербурга – коммерческое училище, которое сегодня чаще всего называют - «художественное училище Штиглица». Александр Людвигович пожертвовал на его основание собственные средства.

Немец по происхождению Штиглиц был подлинным патриотом России. Имея огромное состояние, он все свои сбережения хранил исключительно в рублях. Когда в периоды кризисов и экономических спадов друзья говорили ему, что неразумно держать средства в одной валюте. Гордый барон заявлял: «Отец мой и я нажили все свое состояние в России; если она окажется несостоятельной, то и я готов потерять с ней вместе все свое состояние».

Двадцать лет назад все, кто приезжал в Ивангород, могли лицезреть почти разрушенный храм. Церковь Святой Троицы стояла без куполов, с обшарпанными до кирпичей стенами.



И вот что символично: как только поставили пограничные столбы, начали восстанавливать храм. Оказавшись в нескольких шагах от рубежей России, храм стал своеобразным символом. Наша страна не может начинаться с руин. Хочется верить, что и Парусинка возродится.

Анатолий Аграфенин