Скачать

Погребённые волнами: что осталось от затопленных деревень в Подпорожском районе

18 августа 2015 года, 13:45

В Ленинградской области много мест, известных только рыбакам и охотникам. А есть деревни, вообще исчезнувшие с лица земли, точнее, спрятанные под водой.

Населенные пункты Ивина и Остричины на границе с Карелией ушли на дно после войны, когда создавали Ивинское водохранилище. По плану ГОЭРЛО на Свири затем построили две ГЭС. Для них и нужно было затопить территории. Остались небольшие островки, которые хранят память о том, чего уже нет.

Антон Горячев на катере отправился в прошлое.

Это путешествие Александру Бажукову – писателю из Карелии – каждый раз даётся с трудом. Мало добраться до Подпорожья. Дальше ещё четыре часа в одну сторону – это на обычном кораблике. Сегодня повезло: прокатить с ветерком на скоростном катере до затопленных деревень согласился местный житель. Поездка – чуть меньше часа.

План по электрификации Советского Союза не оставил шанса советским поселениям, в том числе и на Свири. Теперь здесь кругом вода.

Александр Бажуков, писатель, краевед
Было принято решение затопить ряд сёл, чтобы образовалось Верхнее Свирское водохранилище – ныне Ивинское. Вот туда и направляемся.

Про это место только и складывать стихи. Очень романтично. Этот остров – самое большое, что осталось от села Ивино – деревня-погост, когда-то здесь было две церкви и кладбище. Сейчас – единственная сохранившаяся постройка – полуразрушенная звонница, а прямо за ней когда-то и стоял дом семьи Бажуковых.

Александр Бажуков, писатель, краевед
Здесь крестили детей, бракосочетались, отпевали. Вот эта территория – кладбище. Здесь все мои предки лежат до десятого колена кроме дедушки. Дедушка погиб в Первую Мировую войну в Хельсинки.

Все следы от бывшего деревенского кладбища – это разбросанные по всему водохранилищу надгробия. Местный егерь, спасая плиты от рыбаков, складывает у себя: из гранита получается целая летопись ивинской земли. Он, Николай Акимов, его жена и собака Лама – единственные жители деревень, ушедших под воду. На небольшой участок суши они переехали сорок лет назад из Петербурга. Название «Ивино» на слуху было с детства даже там, за сотни километров.

Николай Акимов, егерь
В сороковых годах ходили по Неве деревянные баржи, и с них сходили мужики с криками: лудить, паять, кастрюли починять, вставлять стёкла… Это, оказывается, эти ивинские мужики и делали.

Ивинские мастера были на все руки. Отец Лидии Поршняковой как раз из Ивины. Уже после потопа он решил все свои воспоминания перевести на бумагу. Всё, что всплывало в памяти, превращалось в слова и рисунки: какие в Ивине были дома, сараи, даже подручный инструмент.

Лидия Поршнякова, соавтор книги «Исчезнувшее село Ивина»
У нас в селе по всем деревням дефицитным был обыкновенный гвоздь. Всюду старались обходиться без гвоздей. Доски тоже были редкостью. У многих они имелись, но были убраны в сараи, чердаки и пользовались ими в крайних случаях. В продаже досок не было, заготовляли доски, пилили вручную.

Поклонный крест в память об Ивине на этом островке установили лишь в прошлом году. В километрах пятнадцати есть ещё один – на таком же маленьком километре суши, где было село Остричины. Они, конечно, говорят, что нужно знать о сёлах, ушедших под воду, нужно прежде всего молодёжи. Хотя понятно, что каждый из них делает это и для себя. Ведь кто ещё достанет со дна эту память, которая ушла под воду больше шестидесяти лет назад.

Теги:

Оставить комментарий  /

Комментарии  /  0