Города в деревнях. Как регион будет решать проблемы многоэтажных кварталов

13 ноября, 21:05

Областные деревни на границе с Петербургом — это давно города по количеству жителей и многоэтажек. Но чаще теперь называют их «гетто». Играя на близости к Северной столице, застройщики несколько лет выжимали из пространства квадратные метры. О комфортной среде для жизни не думал никто. 
Вот некоторые цифры: Заневское сельское поселение до 2015 года — ноль школ и ноль детских садов, 1 офис врача общей практики; Муринское сельское поселение — одна амбулатория, ноль школ, два детских сада.
 
Михаил Москвин, заместитель председателя правительства по строительству Ленинградской области
До 15 года землёй распоряжались муниципальные власти. Федеральный закон наделил их беспрецедентными полномочиями. А потому в местные Советы депутатов рвались застройщики или те, кто лоббировал их интересы. Регион оказался вдруг в незавидной роли просителя, но землю под садики и школы муниципалы все равно отдавать не хотели. 
Местному самоуправлению сначала дали полномочия, потом отобрали. Надо было пройти через пару поколений воровства. Я понимаю, что на уровне местного самоуправления воровали, как в последний день, но надо было сменить, посадить следующего это необходимый был урок.
 
Дмитрий Синочкин, журналист 
В 2015 году область добилась возвращения земельных полномочий. Застройщиков заставили, наконец, ограничить плотность и этажность. Глава региона запретил вводить в эксплуатацию дома, необеспеченные социальной и транспортной инфраструктурой. Иными словами, вначале дороги, садики и школы, потом — квадратные метры. 
Я бы не хотел, чтобы мы скатились к русскому обсуждению любой проблематики: “Кто виноват?” Лучше бы мы пришли к вопросу другого русского классика: “Что делать?” Мы сегодня подписали 38 соглашений с застройщиками на выкуп 36 объектов социальной сферы. Это действительно серьёзная нагрузка, которая легла на бюджет Ленинградской области.
 
Александр Дрозденко, губернатор Ленинградской области 
За последние четыре года регион вложил в соцобъекты на границе с Петербургом 10 миллиардов рублей. Это половина бюджета, который тратится на строительство социальной инфраструктуры во всех областных районах. Так что исправление ошибок муниципальной реформы региону обходится дорого. Это при том, что жители приграничных кварталов, — в основном, петербуржцы, а значит и налоги оставляют в соседнем субъекте. Вот такой парадокс: деньги кладут в один кошелёк, а требуют из другого. 
 
Чтобы попасть к врачу, Виктории Шапиро нужно пройти пешком почти всю деревню. Поскольку де-юре Кудрово — деревня, медицина здесь тоже исходит из деревенских нормативов. На 80 тысяч человек — одна амбулатория. 
Район уже очень большой, детей очень-очень много, в основном, семьи, а амбулатория одна, маленькая, на 6 педиатров, поэтому не успевают ни осмотреть, ни принять. По количеству населения здесь должна быть большая поликлиника. 
 
Виктория Шапиро, житель д. Кудрово
Изначально из Кудрово хотели сделать образцовый квартал Европейского уровня, в планах было строительство многоэтажных домов с большими зонами общественного пространства, но такой концепции застройщики придерживались недолго: чем дальше стройка шла вглубь, тем плотность становилась всё больше, а дома всё выше и выше.
 
Алексей Спиричев , корреспондент 
Большинство молодых мам в Кудрово не работают, сидят дома с детьми. В садики не попасть. В очереди тысяча малышей. Старший сын Ирины Кадыниной сейчас 106-й. Женщина говорит, за два года очередь продвинулась совсем немного.  
На следующий год очередь — 1350 человек. В садик, который наберёт только 1 группу из 25 человек таких малышей. Я так думаю, что они останутся вообще, в принципе без детских садов, потому что если он сейчас 106-й, то чтобы он попал в группу из 25 человек среди трёхлеток, нужно 5 таких садов. 
 
Ирина Кадынина, житель д. Кудрово 
Кварталы Кудрово — тоже следствие муниципального беспредела. На бумаге девелоперы рисовали красивые проекты, вот только в жизни всё оказалось по-другому. Но это не мешало властям поселений разрешать строительство всё новых и новых комплексов.
Законодатель, когда принимал вроде бы правильное решение, не подумал, что у местной власти нет специалистов, которые могли бы оценить последствия. И нет специалистов, которые могли бы противостоять огромному аппарату инженеров, юристов, которые есть у строительных компаний.
 
Александр Дрозденко, губернатор Ленинградской области
Когда стало понятно, что этот процесс слабо управляем, структура идёт не к той цели, которая должна быть, мы вышли с инициативой изменить федеральное законодательство и полномочия по архитектуре, перешли на региональный уровень.
 
Михаил Москвин, заместитель председателя правительства по строительству ЛО
В 2013 году регион анонсировал программу “Соцобъекты в обмен на налоги”. Девелоперов в итоге заставили возводить школы и садики. За счёт налогов застройщика областной бюджет в течение 5 лет потом выкупал эти объекты. В 2015 году в Кудрово построили первый детский сад и первую школу. В 2016 — 4 садика и самую большую на Северо-Западе школу-технопарк на 1600 мест. В этом году заработали три детских сада. Ещё два обещают достроить к новому году. 
Вот сейчас включился навигатор, показывает ужасную коричневую пробку
 
Сергей Балапанов, житель д. Кудрово  
Чтобы попасть на работу к девяти в Петербург, Сергею Балапанову приходится выезжать в 7.  
Я работаю у метро “Электросила”, еду полтора-два часа. И столько же времени возвращаюсь обратно. Минут 40 от этого времени занимает выезд из Кудрово.
 
Сергей Балапанов, житель д. Кудрово  
Пешеходам здесь тоже непросто. В северной части Кудрово  до сих пор нет светофоров. 
Надо ещё, чтобы машина нас не сбила. Там едет ещё большой автобус — страшно. Видите, ещё из-за поворота не видно. А представляете, ещё вечером здесь ходить, когда света нет? Здесь очень страшно.
 
Виктория Шапиро, житель д. Кудрово 
Дорожная сеть в Кудрово пока до конца вообще не достроена. Из-за этого не могут передать её администрации и запустить новую схему движения, установить светофоры и знаки. Региону и здесь приходится устранять последствия, как говорится, бить по хвостам. Ведь кварталы возводили без учёта того, как ездить по ним потом будут. 
Ситуация может улучшиться пока только за счёт внутренней дорожной сети, которая выведет поток на Колтушское шоссе, либо расширения дороги, которая выведет на Мурманское шоссе. Выезд на Ленинградскую улицу к метро “Дыбенко” — там невозможно его улучшить, не дают разрешение на строительство путепровода, поэтому потоки придётся разводить на Колтушское шоссе и на проспект Косыгина, в сторону “Меги”, дальше на Мурманское шоссе и на улицу Народная.
 
Михаил Москвин, заместитель председателя правительства по строительству ЛО
Плотность очень высокая между домами, расстояние маленькое, плюс ещё проблема в том, что некоторые застройщики сдали дома в срок, а другие нет. Из-за этого дома стоят на месте: и благоустройство, и дорожки.
 
Мария Кикоть, житель пос. Мурино
Ещё один город-деревня на границе с Петербургом — квартал Западное Мурино. Мария купила здесь квартиру два года назад. Вспоминает, как красиво всё было на рекламных буклетах: парки, газоны и детские сады. 
Когда покупали квартиру, у нас было прописано в ДДУ, что на первом этаже будет амбулаторно-поликлиническое учреждение. Вот многоквартирный жилой дом №4, но вот даже частный медицинский центр тут не появился — сделали магазин ”Дикси”. И таких примеров на самом деле очень много. По договору у нас официально прописано, а застройщик, получается, не выполнил обещаний.
 
Мария Кикоть, житель пос. Мурино
Медицина — одна из главных проблем Мурино. Здесь нет даже амбулатории. Вызвать скорую — проблема. Из Токсово и Всеволожска она может ехать несколько часов.
Мне стало плохо. Мне сказали, что у них мало машин. Меня переводили с номера на номер, говорили, что они ничего не могут сделать. Нужно ждать по времени, пока машина доедет, ждать, пока она по времени освободится с предыдущего заказа. И они сказали, что ничем не помогут: либо ждите, либо всё.
 
Алина Алиева, житель пос. Мурино  
Звучит абсурдно, но для врачей в Мурино, объясняют власти, не могли найти помещений. Хотя есть там дома, где застройщики изначально планировали первые этажи под частные медицинские центры.
Проблема даже не в наличии помещений, а в стоимости квадратного метра, который мы готовы выкупить. Но мы отдаём себе отчёт в том, что если мы строим большие поликлиники стоимостью 60-65 тысяч за квадратный метр, то, конечно, цены в 120 тысяч за квадратный метр при черновой отделке без какого-либо оборудования — это неадекватно. Мы арендовали помещение в Западном Мурино и открыли там подстанцию скорой медицинской помощи. две бригады там работают, и сейчас же там откроется небольшой офис врача общей практики, но принципиальный путь будет такой же, как в Кудрово.
 
Сергей Вылегжанин, председатель комитета здравоохранения ЛО
Мурино считается наиболее показательным с точки зрения градостроительной анархии. Девелоперы здесь вычисляли этажность и плотность застройки по городским нормативам, а ширину дорог, размер парковок, доступность социальных услуг — по сельским. ”Это же деревня”, — говорили они. 
Посёлок Мурино побил все рекорды не только по объёмам строительства, но и по размерам строящихся зданий. Только здесь можно увидеть такие дома, на тысячу и более квартир. В одном таком доме проживают не менее двух тысяч человек, и такие дома здесь — совсем не исключение из правил. Они занимают большую часть застройки микрорайона.
 
Алексей Спиричев, корреспондент 
Муниципальные власти, пока область не сумела у них отобрать полномочия, разрешали в Мурино запредельную плотность строительства — 25 тысяч квадратных метров на гектар. Это почти втрое больше норматива. Именно здесь в 2016 году правительство региона объявило самые жёсткие правила игры. Застройщиков предупредили: либо возводите соцобъекты, причём параллельно с жилыми квадратными метрами, либо замораживаем стройку.
Любой вопрос — в нём нужен баланс. Конечно, такие кардинальные вещи, как взять запретить, всё остановить — это такой революционный метод. Мы подходим к этому с точки зрения нормального государственного управления. Новые территории мы уже развиваем в соответствии с нашими региональными нормативами: максимальная плотность — 9 тысяч квадратных метров на один гектар в городских поселениях, 15 этажей — в сельских поселениях. 12 этажей — ну, это максимальное. И всё равно хотим эту территорию не торопиться развивать, в первую очередь решить транспортные проблемы, со строительством жилых домов — социальные объекты, детские сады, школы.
 
Михаил Москвин, заместитель председателя правительства по строительству ЛО
И всё же, учитывая плотность застройки и масштаб проблем, в последние два года областное правительство в десять раз сократило количество разрешений на строительство в Западном Мурино. 
 
Вот конкретные цифры: если с 2011 по 2014 год муниципалы выдали 149 разрешений, то область, забрав себе полномочия, с 2015 по 2016 год одобрила только 11 проектов. 
 
Этот детский сад уже скоро откроют. Один из тех редких случаев, когда застройщик сдал объект почти одновременно с жильём. Садик разместили на первом этаже высотки — это уменьшает стоимость объекта и сроки строительства.
В 2016 году сдали три детских сада и одну школу, в этом году уже два детских сада; планируем до конца этого года и первую половину следующего ещё до 4-5 детских садов открыть. И мы их постоянно открываем. И могу сказать, что в части Мурино мы с детскими садами не беспокоимся. Я думаю, что следующий год у нас — это максимум. Мы уже в Мурино не будем иметь проблем с доступностью школьного образования.
 
Андрей Низовский, глава администрации МО “Всеволожский муниципальный район” 
Первый шаг сделан и на пути решения транспортных проблем. Под кольцевой сделали так называемый прокол, осенью запустили движение. Это избавило от пробок подъездную дорогу к КАД.
Сейчас уже, вот видите, тут уже была пробка. На самом деле, когда мы часто встречались в школе с населением, а потом ехали обратно, тут уже всё стояло. Сейчас мы видим: абсолютно спокойно двигаемся. Но вот мы приехали и всё-таки тут чуть-чуть уже постоим, как я понимаю, хотя мы видим, что прокола в очереди нет.
 
Андрей Низовский, глава администрации МО “Всеволожский муниципальный район”
Ближайшие транспортные перспективы — строительство развязки кольцевой автодороги. Работы, обещают, начнутся в следующем году.
Если говорить по уму, то пешеход, кроме как на машине и на общественном транспорте, добраться даже по ПДД не может, потому что вы видите: по этой стороне мы не можем перейти на другую сторону.
 
Александр Захаров, житель пос. Бугры
Те же проблемы с застройкой в Буграх. Квадратных метров много, а о качестве жизни застройщики и те, кто выдавал им разрешения, здесь тоже не думали. Как ходили люди в магазин по обочинам, так до сих пор и ходят.
 
С появлением новостроек тяжёлые времена наступили и у местных автолюбителей. Парковок мало, все ставят машины во дворе — даже скорой теперь не проехать.
Из-за припаркованных машин происходит сужение проезжей части, и, чтобы машины разъехались, приходится перестраиваться, что тормозит транспортный поток.
 
Александр Захаров, житель пос. Бугры
Проект застройки Бугров утверждали ещё 12 лет назад. В документе — ни школ, ни детских садов. Нынешняя местная власть кивает на прежнее руководство Всеволожского района. Как и в соседних деревнях-мегаполисах, ставка делалась на прибыль застройщика и квадратные метры.
У нас можно только 12 этажей, но есть организации, которые построили и по 17 этажей, и 25 этажей. Каждый строитель из каждого квадратного метра выжимал, но никто не думал о строительстве детских садов и школ. Шёл спор. Я с руководством со старым спорил в нашем районе, что нужно предусматривать, нужно предусматривать, но никто не прислушался.
 
Геннадий Шорохов, глава администрации МО “Бугровское сельское поселение” 
Это старая сельская школа на 400 мест. Классы давно перегружены. Многие ездят учиться в Петербург. Новая школа есть в планах у одного из застройщиков, но сроки её возведения туманны. И снова абсурдная ситуация: за счёт бюджета область не может построить новую школу — нет свободной земли. Единственный выход  — это пристройка к уже существующей.  
Мы сейчас предпроектные работы должны до конца ноября закончить, и мы уже будем объявлять торги на проектирование этой пристройки, ну, предварительно на 600 мест. Мы вроде бы влезаем по прогнозам, ну, будет не 600, а 500 мест, дальше там будет застраиваться территория — само собой, в Буграх. Там уже будем делать по примеру Мурино: социальные объекты одновременно с возведением жилых домов.
 
Андрей Низовский, глава администрации Всеволожского района
Поджимают социалку и новостройки в посёлке Новое Девяткино. За 10 лет население увеличилось вдове, а дорожная сеть не изменилась. Пробки такие, что многие перестали ездить на автомобилях и общественном транспорте. Идут пешком. Правда, для пеших маршрутов условий тоже нет. Как и в Буграх, в распоряжении пешеходов только обочины.
Машины везде и идут, и стоят, и тут никакого перехода нет, а надо перейти на ту сторону. Ещё и сигналят тебе.
 
Елена Коник, житель д. Новое Девяткино
Строительству высоток не помешало даже отсутствие подключения к инженерным сетям. Канализация из нескольких новостроек сливается в реку.  
Собственно, это и есть место слива около реки Охты. Обратите внимание, что это идёт непрерывным потоком 24 часа в сутки, семь дней в неделю на протяжении долгого времени всё это сливается. Буквально в двухстах метрах находится школа, дети после занятий бегают, играют.
 
Владимир Морозовский, житель пос. Новое Девяткино
Впрочем, в школе — она здесь единственная — озабочены не только проблемами запаха. В небольшом здании уместились 54 класса. Более тысячи учеников. Учатся в три смены. Те, кому мест не хватило, ездят в Петербург. Это две трети детей из Нового Девяткино. Область пыталась договориться с застройщиками о строительстве новой школы. Переговоры зашли в тупик, и теперь регион будет проектировать и возводить её сам. За счёт бюджета.
Вы поймите, что сегодня губернатор отвечает перед президентом. Сегодня Ленинградская область попала в список, где вообще не должно быть двухсменного обучения, поэтому кровь из носа я это указание президента должен выполнить, здесь уже не вам меня надо подталкивать — я сам буду бежать впереди паровоза.
 
Александр Дрозденко, губернатор Ленинградской области
Ещё сложнее здесь с транспортом. Строительство спасительного обхода Мурино – Новодевяткино задерживается. Проект пока сырой, из-за этого пришлось отказаться от федеральных денег. Не решён вопрос и по выкупу земель. Все наделы в зоне дороги частные, многие владельцы хотят продать их по завышенной цене. Зато сдвинулась с мёртвой точки проблема очистных. Запустить комплекс, который наконец-то решит экологические проблемы поселения, обещают в 2019.
 
Область уже анонсировала: с нового года правила взаимодействия с застройщиками станут ещё жёстче. Регион будет компенсировать девелоперам только половину затрат на социальные объекты. В правительстве считают: наступили времена, когда проще не дать разрешение на строительство, чем потом расхлёбывать социальные проблемы. И бизнес, похоже, с этим смирился.
Были объявленные правила игры. Был переходный период. Все в общем-то с ними согласились. Всё, в конечно счёте, определяет рынок, и тоже в этом, в принципе, нет никаких проблем. Ну, если только одна: давайте об этом договариваться загодя, тогда и застройщик примет какое-то решение — покупать или не покупать землю, идти или не идти строить. В общем-то, где-то этот компромисс, наверное, найдётся, ведь стройку нельзя остановить, она нужна — она нужна экономике области, она нужна всем.
 
Георгий Богачёв, президент “Леноблсоюзстрой”

Нужна. Только по новым условиям игры. Доля строительства социальных проектов будет и дальше расти, а количество нового жилья сокращаться. До тех пор, говорят власти, пока не установится нужный баланс. Чиновники уверены: при нынешних темпах поддержки приграничных территорий это произойдёт в ближайшие 5 лет. 

Сюжеты по теме  /

Оставить комментарий  /

Комментарии  /  0