Побег в деревню

Побег в деревню

6 апреля 2015 года, 20:58

В сорок лет композитор Шварц совершил побег. Вполне успешный, вполне востребованный, он вдруг купил себе дом в Сиверском и переехал туда из Ленинграда.

Понятно, когда люди уезжают на дачу на лето. Сиверский – место известное, манкое. Тут еще до революции отдыхали и генералы, и поэты. Северянин, Мережковский, Гиппиус, Маяковский, Ахматова... Гуляли по тропинкам, играли в теннис и бадминтон. В беседках среди стройных сосен на шишках раскочегаривали самовар, за разговорами грызли сахарок и сушки.

Именно в Сиверском Чуковский написал «Муху-Цокотуху». А Блок, похоже, встретил свою «Незнакомку», прогуливающуюся «Вдали над пылью переулочной,/ Над скукой загородных дач...».

Говорят, что оранжевые берега Оредежа натолкнули Петрова-Водкина к мысли написать свою знаменитую картину «Купание красного коня». Но очевидцы утверждают, что художник создавал картину на юге России, под Волгоградом...

Короче, про Сиверский сложено много легенд. Все очень красивые, не все правдивые. Но все летние.

А вот композитор Исаак Шварц – создал совершенно бесподобную историю про жизнь и творчество.

Переехав в Сиверский, композитор полностью погрузился в работу. Он оказался человеком неприхотливым. Это сегодня во многих поселках Ленинградской области есть все блага цивилизации – водопровод и газ. А в 1960-1970-е об этом даже и не мечтали. Топили дровами. Готовили на баллонном газе. Мылись из рукомойника. Остальные удобства – в домике с вырезанным сердечком на двери.

В Сиверском есть дома, от которых дух захватывает, целые дворцы. Но домик Шварца – не из их числа. На окраине поселка, на Пушкинской улице расположился небольшой участок. Ни высоких заборов, ни излишеств в виде гаражей и амбаров... Только – воздух чистейший. И творчеству никто не мешает. Тут на Пушкинской улице и летом тихо. А зимой и вообще – никого.

С годами к небольшому зимнему дому композитор пристроил деревянный флигель с кабинетом, в котором две трети пространства занял рояль. Остальное – полки с книгами и журналами. И стулья. Стульев много.

Во флигеле много афиш фильмов, музыку к которым написал Исаак Шварц. Этих фильмов больше сотни. Самые известные – «Женя, Женечка и «Катюша»», «Белое солнце пустыни», «Звезда пленительного счастья», «Соломенная шляпка», «Выйти замуж за капитана»…

Мы, как услышим мелодию «Ваше благородие, госпожа удача…», представляем себе знойную пустыню и взопревшее от жары лицо Павла Луспекаева. И не верится, что писалась песня в дождливое лето в северных широтах.

И вот что интересно. Если композитор уехал из Ленинграда и прекрасно обходился без мегаполиса, мегаполис без него обходиться не мог. Ленинград приехал к Шварцу. И не только Ленинград, но и Москва, Одесса и другие города, где снималось кино. Вот для чего нужно было много стульев – волшебные звуки шварцевской музыки всегда собирали немало слушателей.

Дня не проходило, чтобы к Шварцу на машине или электричкой не прибывал десант из актеров, режиссеров друзей-композиторов. В крошечный кабинет с роялем набивались гости – Владимир Высоцкий, Андрей Миронов, Зиновий Гердт, Иннокентий Смоктуновский, Сергей Соловьёв, Иосиф Бродский, Владимир Мотыль, Родион Щедрин, Андрей Эшпай, Андрей Петров, Микаэл Таривердиев, Геннадий Гладков. Из Японии приезжал Акира Куросава, с которым Шварц работал над «Дерсу Узала», «оскароносной», между прочем, картиной.

Но чаще всего в Сиверский наведывался Булат Окуджава. Их тандем со Шварцем сложился наиболее прочным. О чем свидетельствуют и любимые всеми нами песни. Над кабинетом под крышей есть комнатка с низким потолком. В ней подолгу и жил Окуджава. И даже, рассказывают, написал тут несколько своих исторических романов.

Сейчас в доме, где жил Исаак Шварц, почитатели его таланта создали музей. И хотя Сиверский – поселок не маленький, и от железнодорожной станции до Пушкинской улицы километров пять, найти музей не сложно. Посетите его. Это одно из интереснейших мест в окрестностях Петербурга. И кроме встречи с любимыми мелодиями и песнями, вы поймете еще одну важную вещь: если есть любимое дело, ничто остальное не имеет значения – ни бытовой комфорт, ни обстановка для работы. А уединение… Оно не может быть препятствием для общения с друзьями. Настоящие и преданные друзья где угодно. Для них расстояние – не помеха.

Многие современники считали Шварца чудаком. А сегодня, когда его уже несколько лет нет с нами, понимаешь, что он был по-настоящему счастливым человеком.

Анатолий Аграфенин