Особенности национальной топонимики

Особенности национальной топонимики

29 мая 2015 года, 14:30

Всегда интересно узнать, откуда взялось название города или местности. Но есть совершенно загадочные наименования, над расшифровкой которых бьются до сих пор.

Например, всем понятно, почему город называется Сланцы – тут добывают полезные ископаемые. Или Лодейное Поле – здесь строили в старину корабли – ладьи, или лодьи, как их часто величали на русском Севере. Ивангород и Петербург – окрестили в честь их основателей. А Шлиссельбургу имя дал царь Петр, назвав его «ключ-городом» к дальнейшим победам России и возвращению исконно русских земель на берегах Ладоги и Невы.

Вот – Гатчина. Оставим за скобками, что в советское время город успел побывать и Троцком – в честь одного из большевистских вождей, и Красногвардейском. Но в 1944 году, за несколько дней до освобождения от фашистских захватчиков, он снова стал Гатчиной.

Город известен с 1499 года. А почему он появился на карте именно с этим именем, версий множество.

По одной – от древнерусского имени. На Руси были распространены – Хотчен, Хотимир или Хотина.

По другой – от древнефинского слова «хатша» – пожога. Так называли поля, освобожденные от леса пожарами.

По третьей – на месте современного города некогда располагалось языческое кладбище богини Хочены.

По четвертой – от добротной, «чинной» дороги, проложенной через топкое место – «гать».

Поэт при дворе Павла I Василий Рубан, зная симпатии своего патрона ко всему прусскому, предположил, что место назвали от немецкого Hat Schone – «имеющее красоту».

Вот уже пять вариантов. Может, кто-то знает еще?

Когда Екатерина II передавала дворец во владение своему немилому сердцу сыну Павлу, в Указе было записано «Гачина».



Поселившийся тут в 1880-х годах с семьей и двором император Александр III называл город по-своему: «милая Гатчино». Подданные охотно вторили царю, поэтому в документах того времени и даже на почтовых карточках и видовых открытках так и написано – «Гатчино».



Вообще, Гатчина и окрестности – настоящая головоломка для лингвистов. Как бы то ни было, некогда здесь располагалось множество небольших деревенек, имеющих весьма причудливые имена. Например, Большая и Малая Загвоздки.

Объясняют эти два названия просто: северные славяне говорили о еловом лесе – «гвоздье». Но если не для диссертации, куда милее догадка известного гатчинского художника и большого патриота своего города Владимира Монахова. Он предлагает такую легенду. Однажды ехал царь Петр по проселкам, на ухабе его карета подскочила и раздался треск. Посмотрели – у колеса сломалась спица. Место глухое, мастеров в округе нет. Почесал царь щеку и произнес: «Загвоздка!» Ну что делать, поехали дальше. Карета провалилась в рытвину. Тут уже треснула вся ступица. Эта настоящая катастрофа, дальше придется ехать верхом. Расстроенный царь воскликнул: «Это уже большая загвоздка!»



Но самое любопытное название у деревушки, которая разместилась в нескольких километрах от Большого Гатчинского дворца. Тут на указателях написано «Сокколово». Именно так: через два «к».

Спрашиваю у местных старожилов возле сельского магазина: «Ошибка что ли на указателях?»

- Никакой ошибки нет, - говорит одна женщина. – Такая фамилия была у здешнего помещика.

- Да, не бреши, - поправляет ее подруга. – Это финское название!

Не сошлись в едином мнении, пришлось залезать в справочники. И вот что выяснилось.

До середины XIX века местечко называлось, как положено – Соколово. Но в 1840-х гг. одному русскому ученому поручили создать этнографическую карту Санкт-Петербургской губернии. Ученый хоть и давно жил в России, но по происхождению был немец по фамилии Петр Кеппен. В своей пояснительной записке к карте он указал, что Соколово – ингерманландская деревня и правильно называть ее Sokkala. Правда, что это значит, не перевел.

«Ну раз так, исправимся!», – взяли под козырек местные власти. Два названия скрестили, так и пошло – Сокколово. Не правда ли, мило?

Это чисто русское явление, иностранцам вряд ли понятное.

Анатолий Аграфенин