Омбудсмен по правам человека: «Мне нечего бояться»

Омбудсмен по правам человека: «Мне нечего бояться»

7 ноября 2014 года, 16:54

За 9 месяцев текущего года в аппарат уполномоченного по правам человека в Ленобласти поступили почти 1200 обращений от жителей региона. Это втрое больше, чем за весь 2013 год. На вопросы корреспондента Online47.ru отвечает омбудсмен Сергей Шабанов.

– Сергей Сергеевич, кто такой, по Вашему мнению, уполномоченный по правам человека?
– Это однозначно не политическая фигура. И задача у него – не представительствовать и не критиковать, то есть выступать с какими-то громкими заявлениями, а помогать людям в тех ситуациях, когда все другие пути уже испробованы человеком и не помогли.

В отличие от Ленинградской области, где общественный институт омбудсмена уже сложился и наработал опыт, в некоторых субъектах России такой структуры все еще нет. Так что говорить о каких-либо единых стандартах в нашей работе не приходится. Повторюсь, ко мне обращаются люди, когда у них исчерпаны все другие  возможности и способы решить свою проблему во взаимоотношениях с  властью. И в каждом конкретном случае требуется особый «штучный» механизм действий.  При этом у меня есть огромное преимущество - я могу откровенно и непредвзято представить ситуацию высшим должностным лицам  исполнительной и законодательной властей. Мне нечего бояться – это следствие, в том числе, и того положения, когда омбудсмен в хорошем смысле аполитичен и не подчинен никому в иерархии власти.

– Разве омбудсмены в регионах не подчиняются уполномоченному по правам человека в России? В вашей структуре нет жесткой вертикали власти?
– Я не являюсь представителем федеральной структуры в конкретном регионе - Ленобласти. Уполномоченный по правам человека в России избирается депутатами ГосДумы, а уполномоченного в субъекте утверждает Законодательное Собрание. Поэтому «главный омбудсмен страны» не может повлиять на выбор кандидатур на местах и не может  указывать им направлений деятельности.

Но это не значит, что мы не контактируем, идет регулярный обмен информацией между федеральной и региональными структурами.  Для омбудсменов на местах - это своего рода трибуна, возможность быть услышанными в Москве. Хочу отметить, что проблемы у жителей разных регионов очень схожи. Больше всего жалоб на нарушения в сфере ЖКХ, на втором месте - в системе здравоохранения.

– Если я правильно понял, суть работы омбудсмена по правам человека - реагировать на призывы о помощи конкретных жителей?
– Главное - да, но не только. Потому что направления работы уполномоченного по правам человека различны. В том числе участие в работе над законодательством. Это направление очень «хромает» у всех омбудсменов страны.

С одной стороны, законодатели по привычке еще не воспринимают уполномоченного  всерьез, а чиновники, предлагающие законодательные инициативы, не нуждаются ни в каком «третьем глазе». С другой стороны, у большинства омбудсменов – «народных защитников» – такие маленькие штаты, что получить в сотрудники квалифицированного специалиста, который бы участвовал в этой работе, чрезвычайно сложно.

– А в чем разница между Вами и депутатами ЗакСа Ленобласти - ведь и к ним, и к Вам люди обращаются со своими жалобами и проблемами?
– Думаю, что парламентская деятельность не сводится лишь к работе с  жалобами  и  просьбами жителей, главная задача в работе депутата - это нормотворчество, то есть максимально активное участие в законодательной жизни региона. И чтобы полнее выполнять эту деятельность,  депутат принимает обращения граждан, другими словами «держит руку на пульсе», корректируя для нужд жителей те или иные законодательные инициативы. К уполномоченному по правам человека обращаются люди, отчаявшиеся получить помощь в другом месте,  зашедшие в тупик. Это уже приоритет работы омбудсмена. При этом часто мы работаем совместно с депутатами.

Свежий пример сотрудничества: депутат регионального парламента Валерий Ершов и аппарат уполномоченного по правам человека сейчас активно борются за возвращение на Родину двух рыбаков из Гатчинского района, которых еще в сентябре задержали эстонские пограничники. Их обвиняют в незаконном переходе государственной границы.

По данным российских пограничников, рыбаки случайно зашли в воды Эстонии на 10 метров. И вот уже полтора месяца два наших земляка-пенсионера сидят в одиночных камерах в тюрьме города Йыхви, куда их решением суда заключили на полгода, пока ведется следствие. Мы задействовали все каналы помощи, включая даже МИД РФ, чтобы вернуть незадачливых рыбаков на родину.

– Надеемся, что все закончится благополучно для наших земляков. Однако это хоть и яркий, но частный случай. А удавалось ли помочь сразу многим?
– Бывает, что индивидуальное обращение, в конечном итоге, оказывается благом для большого числа людей. В этом году в аппарат уполномоченного по правам человека поступила жалоба от жителей Гатчинского района. В ходе проверки выяснилось, что с собственников квартир 416 многоквартирных домов управляющая компания незаконно собирала плату на «капитальный ремонт» с начала 2013 года. В итоге 24 тысячам  владельцев лицевых счетов сделали перерасчет, то есть, по сути, вернули деньги.

– Сергей Сергеевич, сколько всего обращений поступает в аппарат уполномоченного по правам человека?

– В прошлом году их количество составило 400, а только за 9 месяцев текущего - 1194 жалобы, то есть втрое больше и год еще не завершен. Я не думаю, что люди стали хуже жить, причина  в том, что все большее число жителей области узнают о существовании нашей структуры. К слову, кривая количества  жалоб имеет ярко выраженный сезонный характер. Как правило, в начале лета число обращений резко снижается и стабильно возрастает в осенне-зимний период. Прямо скажу, при достаточно скромном штате сотрудников, я не занимаюсь популяризаторством нашей деятельности, мне «не проглотить будет».

– Но ведь у Вас есть представители в районах?
– Общественный помощник уполномоченного есть практически в каждом районе – он именно общественный, то есть не состоит в штате. Такая ситуация типична для всех субъектов страны, за исключением Московской области – где уполномоченный имеет помощников в районах, получающих зарплату, хоть и небольшую.

Мои помощники на местах – это разные люди: от пенсионеров до предпринимателей, как, например,  в Луге, но все они люди неравнодушные, активные.  Их задача – информировать  администрации о той или иной человеческой проблеме. А если не получается «достучаться» на местном уровне, помощники передают мне информацию и я стараюсь решить ее на своем уровне. Но все равно большинство жалоб от жителей идет напрямую к уполномоченному по правам человека.

Беседовал Александр Колобов.