Нельзя быть безразличными

Нельзя быть безразличными

10 сентября 2015 года, 12:48

Староста Ландышевки Татьяна Борткевич пытается изменить отношение людей к поселку.

О том, как можно изменить отношение людей к тому месту, где они живут, в интервью рассказала староста поселка Ландышевка Советского городского поселения Выборгского района Ленинградской области Борткевич Татьяна Юрьевна.
 


- Татьяна Юрьевна, как давно Вы являетесь старостой деревни Ландышевка?


- С 2013 года, сразу после того, как вышел соответствующий закон.

- До этого Вы занимались общественной деятельностью?

- Я сорок лет работала в торговле, долгое время была руководителем большого коллектива. Поэтому у меня очень большой опыт работы с людьми.

- Скажите, Вы родом из этих мест?

- Нет. Я петербурженка. В Ландышевку первый раз я приехала 25 лет назад. Но постоянно в деревне стала жить только два года назад, когда меня выбрали старостой. Сейчас мы с мужем даже временно зарегистрированы в Ландышевке. В Санкт-Петербург мы приезжаем теперь только время от времени.

- Сколько людей вообще постоянно живет в Ландышевке?

- Постоянно зарегистрированных немного. Проживает намного больше. Я постоянно агитирую за то, чтобы здесь прописывалось побольше людей. Все-таки от этого зависит местный бюджет. И люди, к счастью, начали откликаться.

- Какие преимущества дает жизнь в Ландышевке?

- Жить на природе всегда лучше. К тому же у нас довольно комфортно. В скором времени у нас появится газ. Мы, к счастью, включены в программу 2016-2020 годов.

У нас здесь очень хорошее медицинское обслуживание. Ландышевка расположена между поселками Советский и Приморск. Поэтому скорая помощь едет до нас очень быстро, добирается буквально за 10 минут. В Санкт-Петербурге ее приходится ждать намного дольше. И качество работы местного медицинского персонала очень высокое.

- То есть, Вы не жалеете о решении переехать на постоянное место жительство из города в деревню?


- Нет, не жалею. Тем более, что в городе я все равно бываю. Но в Ландышевке безусловно лучше. Я всем говорю, что у нас и сейчас хорошо, а будет еще лучше. Это мой девиз, и его начинают придерживаться многие жители поселка. А он действительно за последние годы стал другим.

- А что именно изменилось?

- В первую очередь, изменилось отношение людей к самому поселку. Раньше все жили за своими заборами. И именно это отношение необходимо было менять. И я начала вот с чего. Меня выбрали старостой в конце года. То есть, первый большой праздник после выборов был Новый год. И я предложила отпраздновать его всем вместе. Мы собрались в полпервого ночи, и в итоге гуляли до пяти утра. У нас были песни, танцы, угощения. Было так весело. И вы знаете, этот первый совместный праздник сплотил народ.

А потом мы решили также все вместе проводить Масленицу. И хотя та зима была совсем без снега, нашему веселью это никак не помешало. Мы и валенки бросали, и канаты тянули. Притом абсолютно все, от мала до велика. Это было просто здорово.

- На Ваш взгляд, секрет того, что люди стали по-другому относиться к своему поселку просто в том, что они стали чаще собираться вместе?

- Я думаю, что это точно сыграло большую роль. На одном из последних собраний я сказала, что нельзя быть безразличными. И, как оказалось, эта фраза задела людей. Мы очень хотим разбить сквер в нашей Ландышевке. Уже выбрали место, 45 соток возле залива. Так вот, на следующий день после собрания, где я сказала, что нельзя быть равнодушными, уже был объявлен конкурс по поводу этого сквера. Теперь мы ждем предложения жителей относительно того, каким именно они хотят видеть этот сквер, какое у него должно быть название. Дети уже начали приносить рисунки того, как они его представляют.

Я также стала обращать внимание на то, что люди стали очень внимательно следить за чистотой. Они стали собирать не только свой мусор, но и чужой. Только таким образом чистота и получается. Если этого не делать, то мы и зарастем снова, как это было раньше. Люди стали более ответственно относиться к таким вещам. Они теперь сами хотят, чтобы вокруг было красиво.

Конечно, мы и субботники стали проводить. Как правило, три раза в год. Приходит на них где-то 65 человек. Очень радостно, что много детей. После того, как все сделано, мы всегда устраиваем чаепитие. Притаскиваем стол, самовар, выдаем ожерелья из бубликов в качестве призов. Ведь у людей должна быть мотивация к их деятельности! Я довольна, что люди стали более отзывчивыми, и по отношению к поселку, и по отношению друг к другу. Раньше, даже если жители Ландышевки и знали имена соседей, то общались между собой мало.



- Многие Ваши коллеги - старосты сетуют на безынициативность населения. В чем ее причина?


- Так и у нас раньше так было. Люди были твердо уверены, что им все должны. Причина такого отношения в том, что все так раньше жили. Это часть менталитета. Особенно менталитета местного населения, которое жило здесь постоянно. У них всегда была уверенность в том, что совхоз сделает за них все необходимое. Конечно, они сами тоже работали. Но, как правило, занимались только своими непосредственными обязанностями. Потом все стало вокруг рушиться, а поддерживать порядок самостоятельно у нас никто не привык.

- На Ваш взгляд, такое отношение может измениться?

- Может, конечно. Но обязательно должна быть какая-то зажигалка, кто-то должен дать первый толчок.

- Кроме Вас инициативные люди в деревне есть?

- Да, я надеюсь, что есть. Подрастающие дети уже многое понимают, сами идут на субботники. Другие бы с удовольствием лучше поспали. Да и в обычные дни они часто бегут к моему забору и зовут меня: "Бабушка-староста"! Я их не прогоняю, стараюсь заниматься с ними, например, мы рисуем вместе. Хотя у всех ведь время ограничено. У меня тоже дел немало: и свой участок, и семья. Но кто-то должен уделять время таким вещам. Мой внук, кстати, все лето предпочитает проводить здесь, в Ландышевке. За границу с родителями уезжает только зимой. А как здесь может не нравится?

- Есть разница в отношении к деревне среди дачников, и среди тех, кто живет здесь круглый год?

- Раньше такая разница была. Многие из постоянных жителей иногда даже говорили про дачников: "мол, понаехали тут"! А я ведь многие годы сама была такой дачницей. А чем мы отличаемся от тех, кто живет здесь постоянно? Мы, отработав пять дней в городе, приезжаем в деревню и вкалываем у себя на участках. У местных даже больше времени для отдыха. Важно понять, что делить-то нам нечего. У нас все общее: улицы, магазины, помойка, залив.

- Какие результаты за два года деятельности Вы бы отметили?


- Их, на самом деле, немало. Во-первых, спасибо большое администрации, с которой мне удалось найти общий язык. Были поначалу, конечно, и определенные недопонимания. Они всегда бывают во время рабочего процесса. Но это мелочи, и они в прошлом. Надо уметь прощать. Ошибки бывают с любой стороны.

Что касается непосредственных результатов, то например, как только я начала работать, мы принялись за валку старых деревьев. Работа с подрядчиками тоже далась непросто. За ними нужен постоянный контроль. Они хотят заработать деньги и побыстрее уйти. А нам ведь здесь оставаться жить. Было тяжело договориться.

Также мы построили общественный колодец. Тоже была непростая работа. Но главное – все сделано. Теперь у нас хорошая питьевая вода, проверенная соответствующими инстанциями и в Выборге, и в Санкт-Петербурге. Кстати, для работ с колодцем подрядчики прислали рабочих из Узбекистана. А жить-то им было негде. Вот здесь и проявилась отзывчивость нашего населения. Рабочим поставили вагончик, дали насос, протянули им свет, выдали тарелки и чашки. Даже кормили их.

Были сделаны дороги внутри поселка, так что теперь к нам удобный проезд. Глава администрации "Советское городское поселение", Андрей Николаевич Некрасов, посодействовал в ремонте железнодорожного переезда, расположенного неподалеку. Вообще, если не работать сообща, то мало что получится.

- Ваша деревня расположена недалеко от довольно крупных населенных пунктов, Выборга, Советска. Это как-то сказывается на ее развитии?

- Нет. То, в каком порядке содержится деревня, зависит от людей.

- Вы часто выступаете посредником в спорах между жителями?

- Если дело доходит до суда, я предпочитаю остаться в стороне. А так ко мне обращаются очень часто. Староста должна помогать. Не может быть так, что я занята, или у меня нет времени. Я должна обязательно выслушать. Конечно, у нас тоже бывают споры. Но я призываю конфликтующие стороны как-то договориться. Ведь так нельзя. Надо приходить к общему знаменателю.

- Ваши ближайшие планы?


- Во-первых, конечно, разбить сквер. Я хочу, чтобы наша Ландышевка вошла в историю. Я уверена, что сквер должен получиться хорошим.

А вообще мечта всей моей жизни, чтобы в поселке появился клуб. Его сейчас нет. Но я так надеюсь, что это дело времени! Я очень хочу, чтобы мы все собирались там. Самовар у нас уже для этих целей есть. Так что начало положено. В клубе обязательно будет библиотека. Мне уже все несут книги. На дверях библиотеки обязательно напишем лозунг: "Прочти одну книгу, верни две".

Также у нас обязательно будет музей. В том числе, экспозиция "Сделано в СССР". Ко мне уже несут старые телевизоры и приемники той эпохи. Задумок очень много. Я очень надеюсь, что их все удастся реализовать.

А так, план работы очень большой. Надо продолжать ремонт дорог, решать проблему освещения, заменить лампы, не забывать о вырубке аварийных деревьев. Зимой всегда проблема – очистка снега. Работа всегда найдется.

- Скажите, а из истории Ландышевки Вы можете что-нибудь рассказать?

- Ее история довольно длинная. Насколько мне известно, первые упоминания о деревне относятся еще к веку шестнадцатому, или даже к пятнадцатому. Изначально это, разумеется, была финская деревня. У нее было очень красивое название Алакирьола. Ее первыми жителями были представители древнего рода Кирьонен. Потом она много раз переходила из рук в руки, перестраивалась, уничтожалась и восстанавливалась новыми владельцами. Например, в результате Северной войны эта территория стала частью Российской Империи. Но тогда петровские войска полностью уничтожили поселение, находившееся на этом месте.

Но, конечно, главное имя, с которым связана история этих мест – Эдла Нобель, вдова инженера Людвига Нобеля, основателя Бакинской нефтяной компании. Она купила в Алакирьола поместье в 1894 году. Здесь было летнее имение семьи Нобель. Зиму они проводили в Петрограде. Имение было очень красивое. В 1903-1904 годах преподаватель архитектуры Политехнического училища Густав Нюстрём (он также проектировал здания Хельсинского Государственного Архива и Сословного Собрания) построил из кирпича оригинальное здание с высокой башней. Бельэтаж занимали парадная зала с зеркальными стенами, великолепная столовая зала и несколько богато декорированных приемных. Всего в доме насчитывалось 24 помещения. В глазах местных жителей особняк Нобелей выглядел королевским дворцом. Здесь вообще был единый архитектурный ансамбль.

Говорят, что госпожу Нобель местные жители запомнили как добросердечную женщину, заботившуюся о нуждах окружающих ее соседей. Она на свои средства построила школу в деревне и содержала учителей. Учеников было 15-20, но при отсутствии иной поддержки работу школы пришлось через несколько лет прекратить. В 1906 г. Эдла Нобель основала в Алакирьола домоводческую школу для девочек. А в 1917-1918 гг. Кирьола стала местом их спасения от большевиков.

- Усадьба не сохранилась до наших дней?

- Нет, к сожалению. После начала советско-финской войны деревня опустела. А когда стало понятно, что отступление финских войск неизбежно, последние финские подразделения ее сожгли. Такова была жестокая тактика войны — не оставлять врагу никаких ценностей и зданий. Великолепный особняк Нобелей, заминированный заранее, был взорван перед самым приходом Красной Армии.

- Наследники Нобеля сюда никогда больше не возвращались?


- В сентябре прошлого года поместье посетил правнук Людвига Нобеля Петр Нобель-Олейников вместе с женой Анной. Последний раз он был в усадьбе Ала-Кирьола в 1940 году. Из-за развернувшихся военных действий семья вынуждена была переехать в Швецию. Инициатором приезда супружеской четы стал глава администрации Советского городского поселения Андрей Некрасов. Наши местные жители подарили тогда чете Олейниковых, найденные на месте разрушенной усадьбы ножницы для обрезания свечного фитиля и кованый трилистник, служивший, вероятно, некогда украшением ограды. Это была очень душевная встреча. Надеюсь, они еще вернутся.

- А в Ландышевку приезжают финны, которые раньше здесь жили, или их потомки?


- Финны заезжают сюда на автобусах и на машинах. В основном, конечно, бывают, те, кто помнит эти места, кто жил здесь. Но теперь приезжают уже и их потомки.

- С каким настроением они сюда приезжают?

- Вы знаете, первые годы они приезжали в очень расстроенных чувствах. Некоторые даже плакали. А сейчас уже чаще уезжают веселые. В последний раз даже с фляжечкой посидели. Они в последнее время даже с какой-то благодарностью стали к нам относиться. А когда у нас появится сквер, они и вовсе увидят, что мы развиваемся.

Беседовала Татьяна Хрулева