Назови меня по имени

Назови меня по имени

5 мая 2015 года, 13:42

6 мая возле Мурманского шоссе состоится торжественное открытие монумента на братском захоронении.

Зима 1941-1942 годов стала самым страшным испытанием для осажденного Ленинграда. В ноябре снизилась норма выдачи хлеба до 125 граммов. А 9 декабря Красная армия освободила город Тихвин. В декабре в полную силу наладили транспортный конвейер по ледовой трассе на Дороге жизни. Нормы выдачи хлеба начали постепенно расти. Гитлеровцы поняли, что тотальной блокады города им добиться не удастся. И тогда они увеличили интенсивность обстрела и бомбовых ударов по Ленинграду.

Летчики прикрывали город с неба. Зенитчики насмерть стояли на своих рубежах, нередко ценой своей жизни закрывали Дорогу жизни от вражеских обстрелов.

Летом прошлого года Алексей Измайлов, руководитель информационного направления Дирекции по строительству транспортного обхода города Санкт-Петербург, которая обслуживает кольцевую дорогу, обнаружил уникальный документ. Из него следовало, что при прокладке КАД на пересечении с Мурманским шоссе строители наткнулись на заброшенное воинское захоронение времен Великой Отечественной войны. Тогда, десять лет назад, могилу привели в порядок. Но дорогу нужно было прокладывать дальше, и строители ушли.

Алексей начал интересоваться судьбой захоронения. Оказалось, что в местном муниципальном образовании о нем ничего не знают. Следовательно, оно не было внесено в соответствующие реестры, за ним никто не следил и не ухаживал. Возможно, оно уже навсегда утеряно…

Не медля ни минуты, Измайлов отправился на место. С тревогой в душе он начал осматривать пустыри вдоль дороги. На другой стороне Мурманского шоссе уже возвели огромный торговый комплекс, впереди встала оживленная развязка КАД. А здесь по-прежнему царила тишина и почти нехоженые тропы.

Алексею повезло, он вскоре нашел проржавевший крест с покосившейся оградкой. На нескольких табличках значилась скудная информация. Что в этом месте в 1942 году похоронены останки погибшего зенитного орудийного расчета. Что это – школьники – 7 человек, 18 лет, ополченцы Невского района Ленинграда.

Алексей Измайлов, как и миллионы наших соотечественников, сам недавно прошел печальный, но нужный путь. Он искал могилу своего деда, погибшего в годы Великой Отечественной. Он знал, что Измайлов Николай Георгиевич пал смертью храбрых под Нарвой. Теперь это другое государство. Алексей совершил несколько поездок, обошел многие мемориалы, но имени деда в списках павших ни на одном из них не нашел. Но он не оставлял свои поиски и в конце концов выяснил, что останки бойцов нескольких братских кладбищ перезахоронили в район эстонского города Силламяэ. Там, к счастью, он увидел родную фамилию.

Но далеко не всех разыскивают. Просто сегодня сделать это некому. И Алексей взял на себя ответственность за безымянную могилу. Он направил запросы в архивы, военкоматы, встречался с ветеранами, активистами общественных движений, занимающиеся поиском солдат на местах бывших боев. Начали приходить ответы. Но как найти среди тысяч ополченцев имена семи человек?

К поискам Алексея не остались безучастны коллеги. Многие из них, в том числе и руководитель Дирекции Вадим Ермилов, как и Измайлов, сами также, оказывается, разыскивали своих погибших дедов. Они понимали, какой непростой путь придется пройти, но посчитали своим долгом принять участие в этом деле.

На оборотной стороне одной из табличек, похоже, самой старой из всех, удалось различить едва заметные надписи. Эти надписи были начертаны чем-то острым, возможно, обычным гвоздем. Кто их сделал?

Впервые за долгие месяцы поиска блеснул луч надежды. А что если после похорон кто-то из бойцов написал имена своих товарищей? С тем чтобы, когда стихнут бои, вернуться и уже, как подобает, в камне и бронзе увековечить их имена. Только имен было немного. Видимо, начался бой и солдат ушел в этот бой навсегда.

Алексей и его коллеги обратились к профессионалам – экспертам судебно-медицинской экспертизы и провели трасологическую экспертизу сохранившейся таблички. И удача! Специалисты подтвердили – надписям более 70 лет. И ее сделал кто-то действительно хорошо знавший бойцов, он нацарапал просто: Вова Петров, Лё… Саблин, Дима Пименов.

К сожалению, только два с половиной имени и три фамилии. Но уже можно было вести предметный поиск. И из военкомата, как бесценную реликвию, получили именной список призывников. В строчках таблиц – тысячи имен. И между ними – знакомые.

Петров Владимир Алексеевич, 1923 г.р. Призван в Ленинградскую армию народного ополчения 5 июля 1941 года. Адрес проживания неизвестен. Место и время гибели неизвестны. Известно, что ушел воевать с завода имени Ленина.

Саблин Леонид Иванович, 1923 г.р. Скорее всего, это и есть тот самый парень, чье имя не прочитывалось на табличке: «Лё… » Значит, «Лёня»?  Он тоже ушел с завода имени Ленина и тоже 5 июля. Про Саблина удалось узнать немного больше. Он родился в деревне Сочи Всеволожского района. А ушел на войну со Старо-Смоленского проспекта, 53, корпус 1. Нет, к сожалению, уже этого дома, но скорее всего, это было рабочее общежитие.

Пименов Дмитрий Сергеевич, 1923 г.р. Та же дата призыва и почти тот же адрес – Старо-Смоленский проспект, 49, – еще один несохранившийся дом.

В совете ветеранов 15 дивизии  67-й армии Ленинградского фронта рассказали, что батареи противовоздушной обороны часто формировались из ополченцев – учащихся ремесленных школ. Мальчишки так рвались на фронт, что нередко приписывали себе года. Возможно, тем ребятам было и меньше 18-ти. Поскольку военкоматы не направили повестки в основную армию, парни шли на хитрость, поступали работать на заводы, в отделе кадров «выправляли» свои годы рождения и тут же записывались в ополчение. Вот какое было страстное желание побыстрее попасть на фронт и, если надо, отдать свою жизнь за Родину, за город, ставший уже родным. 

И вот какая пронзительная до слез подробность открылась в архивах военкомата. Оказывается, мать Дмитрия Пименова в 1953 году прислала запрос, в котором интересовалось судьбой своего сына. В коротком письме пожилая женщина сообщала, что последнюю весточку получила 15 августа 1941 года, больше сообщений от него не было. И сердобольные сотрудники военкомата, чтобы матери начислили пенсию за погибшего мальчишку, обозначили в его карточке: «Погиб 15.08.41»…

А он еще почти полгода героически сражался, в буквально смысле грудью заслоняя свой город.

Измайлов и его товарищи, окрыленные успехом, хотели организовать эксгумацию тел – а вдруг удастся по каким-то случайным деталям узнать подробности о ком-то еще в той братской могиле. Специалисты внимательно изучили место, «прощупали» пяточек щупами и специальными приборами. С сожалением сообщили: «Не стоит тревожить прах героев, там уже ничего найти нельзя».

Сотрудники Дирекции кольцевой автодороги, в которой работает Алексей Измайлов, решили установить настоящий памятник на месте захоронения зенитчиков. На табличке написали имена, которые удалось выхватить из забвения. Оставили место в надежде, что в будущем станут известны и фамилии других погибших и похороненных здесь героев.



А главное, могила из безымянной и неизвестной стала еще одним зарегистрированным братским захоронением. Теперь, будем надеяться, оно никогда не затеряется среди дорог, новостроек и пустырей.  

Утром 6 мая возле Мурманского шоссе недалеко от его пересечения с КАД состоится торжественное открытие монумента.

Антон Куликов