На остров Любви вход по билетам

На остров Любви вход по билетам

22 июня 2015 года, 18:36

Не зря Гатчинский парк считается одним из крупнейших в Европе. В летние дни в нем могут отдыхать тысячи людей. И при этом совершенно не мешать друг другу.

Кто-то устраивает пикник на траве. Кто-то кормит уток и наблюдает за жизнью выдр. Кто-то катается на лодках по Белому озеру. А кто-то усердно изучает исторические достопримечательности.

Гатчинский парк – это не только деревья, протоки и водоемы. Это – настоящий музей под открытым небом.



Историю Гатчины связывают, прежде всего, с именем императора Павла I. Однако начинал тут хозяйствовать Григорий Орлов. Имение ему пожаловала Екатерина II сразу после дворцового переворота, к которому Орлов имел непосредственное отношение. Кроме имения, 28-летний капитан получил графский титул и генеральские погоны.

Орлов явно считал, что вытянул счастливый билет. В Гатчине он рьяно взялся за обустройство пустырей, лесов и болот. Он начал строить дворец, обустроил парк на «англицкий манер». А чтобы скучно не было, написал письмо… Жан-Жаку Руссо с предложение поселиться в Гатчине: «у мня есть поместье, где воздух здоров, вода восхитительная, пригорки, окружающие озера, образуют уголки, приятные для прогулок и возбуждающие к мечтательности». К слову, дворец тогда только начали строить.

Руссо ответил. Он написал: «если бы я не был так слаб, был более подвижен, помоложе, и если бы вы были поближе к солнцу»… В общем, заманчивое предложение новоиспеченного графа философ деликатно отверг.

«Счастливый билет» Орлова оказался пустышкой. Императрица променяла его на других фаворитов. Гордого военного это задело. В конце концов, Орлов тронулся умом и умер, не дожив до пятидесяти.

Екатерина освободившееся имение передала своему сыну Павлу, чтобы отдалить его от столицы. Но идея преобразовать Гатчину вдохновила наследника престола. Он решил создать здесь свою маленькую империю. Его свергнутый батюшка Петр III содержал «потешных солдат». Павел создал целую «потешную армию» – более двух с половиной тысяч человек.

Именно «потешная армия» Павла создала город. Для обслуживания «войска» в Гатчине возникали золотошвейные и текстильные мануфактуры, стекольные и фарфоровые заводы, фабрики по производству обуви и амуниции.

После женитьбы Павла на Марии Федоровне молодые отправились в свадебное путешествие во Францию. Русского наследника принимал Людовик XVI. Они были ровесниками с Павлом, но Людовик уже управлял страной и, как показалось Павлу, не жалел сил на реформы на благо своего народа. Павел был уверен, что Франция вытянула счастливый билет.

Людовик стал для него кумиром, а образцом для обустройства Гатчины он выбрал замок Шантильи под Парижем. Строгий, но элегантный дворец в парке с беседками, античными статуями, водными забавами… Все создавалось для того, чтобы гостям было не скучно, а при желании они могли уединиться.



Особой популярностью пользовался остров Любви, куда можно было проплыть на лодке и укрыться от чужих глаз в павильоне Венеры.



«Счастливый билет» в случае с Людовиком оказался липой. Народ, не дождавшись благоденствия, отправил короля на эшафот. Это событие Павел принял очень близко к сердцу. Вступив на престол, он каленным железом уничтожал все, что хоть как-то было связано с революцией. Павел даже предпринял попытку усмирить неблагодарную Францию для чего послал в Европу Суворова. Альпийский поход принес всемирную славу великому полководцу и русской армии, но целей своих так и не достиг. Чтобы насолить Наполеону, православный царь Павел согласился стать во главе католического ордена рыцарей с Мальты.

Павел твердо решил продолжить дело Людовика и доказать, что путем реформ можно добиться процветания. Он был убежден, что русский народ, наконец, вытянул счастливый билет в лице просвещенного монарха. В его лице.

Но народ выпавший шанс не оценил. «Счастливый билет» был отвергнут, а «помазанника божьего» подданные просто удавили.

Очень скоро о Павле начали говорить как о взбалмошном неврастенике, наломавшем за свое скоротечное правление немало дров. И только обустройство Гатчины – ее дворца и парка – никем не критиковалось.

Больше двухсот лет отделяет нас от павловской эпохи. А влюбленные по-прежнему стремятся на остров Любви. Сейчас к нему ведут ажурные мостики. К сожалению, все кроме одного перегорожены надписью: «Проход воспрещен!»

А единственный мост, по которому можно пройти на остров, стережет не Купидон, а контролер и требует показать билет.



Вход на остров и в павильон Венеры платный.

Влюбленные – люди бесшабашные, законы им не писаны. И многие не столько из экономии, сколько спортивного интереса ради, пытаются проскочить мимо контроля.

- Это куда вы направляетесь? – кричит билетерша с мостика. Парочка на лодке пытается проплыть под мостом.

- Да, вот… - пускается в объяснения молодой человек. – Хотим обогнуть остров на лодке.

- Ну, глядите, - билетерша плюхается на табурет. – Вчера тоже такие умные хотели поплавать… А потом разделись до исподнего и выталкивали лодку из тины…

Молодой человек продолжил усиленно грести. Женщина на табурете только усмехнулась.

Прошла минута. Гляжу, парочка выплывает.

- Ну вот, я же говорила… - беззлобно прокомментировала билетерша, - Плавайте там, - махнула она рукой в сторону озера, на глади которого толкались десятки лодок.

Что ни говорите, на остров Любви могут попасть не все. Проход на него строго по билетам.

Анатолий Аграфенин