На нашу деревню пока никто не смотрит

На нашу деревню пока никто не смотрит

13 ноября 2015 года, 20:09

О том, к каким проблемам для местных жителей привело отсутствие рабочих мест, в интервью 47channel.ru рассказал староста деревни Велье и почтовой станции Чудцы Самойловского сельского поселения Бокситогорского района Александр Иванович Мурашев.

А также - о том, чем отличается отношение к вопросам благоустройства у коренного и приезжего населения, и об истории родных мест.

- Александр Иванович, деревни Велье и Чудцы, старостой которых вы являетесь, - довольно небольшие поселения. В них всегда проживало мало людей или это результат изменений последних двух десятилетий?
- И в Велье, и в Чудцах сегодня действительно живет не так много народа. На постоянной основе зарегистрировано всего тридцать два человека. Дачников, как и везде, намного больше. Всего в обеих деревнях стоит 152 дома.

А вот раньше все было по-другому. Можно сказать, что жизнь у нас кипела. В советские годы здесь была лесопильная пилорама. На ней работало около 20 человек. Также работала железнодорожная станция «Чудцы», на которой раньше останавливались все поезда и был разгрузочно-погрузочный пакгауз. Грузили в основном лес. Объемы, кстати, были весьма большие. На этой станции также трудились человек десять-пятнадцать. Соответственно, была создана и необходимая инфраструктура для жителей. У нас была аптека, школа, медицинский пункт. Клуб был очень приличный. Раньше на две деревни, общая протяженность которых составляет три километра, приходилось целых три магазина, а теперь ни одного. Удалось разве что договориться, чтобы два раза в неделю к нам приезжала автолавка. Но речь, кстати, идет только об устной договоренности. Большого «навара» владельцы автолавки от торговли в наших деревнях не имеют. Так что спасибо им большое, что несмотря ни на что они возят нам и хлеб, и другие продукты. Зимой, конечно, дела с продуктами намного хуже.

Рядом с нами также была ферма на 70 голов скота, где также люди работали. Так и от нее ничего не осталось.

В общем, у нас было все, а на данный момент почти ничего нет. Ни клуба, ни библиотеки, не медицинского пункта. Станции и лесопильного цеха, как вы понимаете, тоже нет. Ни одного объекта нет, где бы были заняты люди. А нет рабочих мест, нет и людей.

- И когда они закрылись?
- Они закрылись где-то в 1992 – 1993 годах. С этого же времени из Велье и Чудцов  стали уезжать люди. Кто-то уехал в Петербург, кто-то – в Пикалево.

- Получается, что железнодорожная ветка, разделяющая Велье и Чудцы, сейчас не действует?
- Железная дорога, по большому счету, перекрыла нам деревню, разрезала на две части. Раньше, в советское время, действовал переезд. Сейчас им невозможно пользоваться, он  закрыт наглухо. И чтобы добраться на автомобиле из Велье в Чудцы нам надо делать крюк в пятнадцать километров. Сколько мы ни обращались по этому поводу в соответствующие инстанции, результата никакого. Дороги через переезд как не было, так и нет. И уже давно. Пришлось даже рыть второй пожарный водоем, чтобы у пожарных был доступ к воде. Ведь вторая половина деревни отрезана от озера.

- Я правильно понимаю, что, по большому счету, Велье и Чудцы – это почти что один населенный пункт?
- По документам это два отдельных населенных пункта. Но на самом деле они стыкуются друг с другом. Их просто разделяет железная дорога. То есть речь идет о каких-то десяти метрах между Велье и Чудцами. Для нас это действительно как одна деревня.

- В Велье и Чудцах постоянно проживают в основном пенсионеры или есть работающие люди?
- Работающих у нас всего четыре человека. Двое из них трудятся на Пикалевском глиноземном заводе, ОАО «Базэлцемент-Пикалево». Третий - на газокомпрессорной станции. До нее надо два километра по тропинке идти. И еще один - на лесопильном заводе в деревне Чудцы, которая находится в пяти километрах от нашей почтовой станции.

- Получается, что завод расположен совсем недалеко от вас. Почему на нем работает только один человек?
- Завод действительно очень хороший, его открыли всего несколько лет назад. Это совместное российско-австрийское предприятие. Но вот только к тому времени, когда он начал работать, в нашей деревне остались уже преимущественно только восьмидесятилетние старики, остальные разъехались. Тех, кто мог устроиться на работу, фактически и не осталось. Буквально только один человек, о котором я и упоминал. А современная молодежь в деревню переезжать не стремится.

- То есть вы полагаете, что даже если неподалеку от деревни появятся рабочие места, никто переезжать в Велье и Чудцы не будет?
- На нашу деревню пока никто не смотрит. Так что никаких перспектив не проглядывается. Может, что-то, конечно, изменится.

- Самый крупный населенный пункт в вашем районе – это Пикалево?
- Да, по всем делам местные жители ездят именно в Пикалево. Многие дачники также в основном из Пикалево. Летом они живут здесь, а туда ездят на работу или на машинах, или на автобусе.

- Сколько лет вы уже исполняете обязанности старосты Велье и Чудцов?
- Меня выбрали старостой 15 сентября 2010 года. Можно сказать, что недавно я отметил первый юбилей на этой должности.

- Многого удалось добиться за эти годы?
- За этот период в деревне Велье полностью поменяли освещение на улице вдоль станции: мы заменили на закрытый провод линию электропередач и установили дополнительные фонари уличного освещения. На всю деревню раньше было всего восемь светильников, а на данный момент у нас уже семьдесят шесть фонарей.

Решен в итоге вопрос с водой. Когда работала железнодорожная станция, на обе деревни была одна единственная водоразборная колонка. Оттуда и брали воду. Когда станция закрылась, то вслед за этим стала бесхозной и колонка. Мы ее восстановили своими силами, насос купили. Так что эта колонка снова главный источник нашей питьевой воды.

Также большим делом стала установка мусорного контейнера в Велье. В Чудцах, кстати, тоже наконец-то вот-вот должен появиться контейнер.

- Сколько лет заняло решение этого вопроса?
- Установка второго контейнера тянется уже где-то полгода. Все обещают установить его в ближайшее время. На данный момент уже все уплачено, вопрос только в доставке.

- Насколько остро перед вами стоит дорожный вопрос?
- Самое главное, мы решили в итоге проблему, связанную с расчисткой дорог. Раньше это было страшное место, в особенности зимой. Я добился в прошлом году приобретения грейдера и трактора для всех населенных пунктов Самойловского сельского поселения. И теперь по первому звонку наши дороги расчищают.

С ремонтом улиц все несколько сложнее. Мы находимся в болотистой местности, одна из наших улиц, проходящая в Чудцах вдоль железной дороги, постоянно уходит в болото. Два года назад, в 2013 году, ее уже ремонтировали, и сейчас приходится все делать заново. Это грунтовая дорога протяженностью километр и сто метров. В этом году ее должны засыпать щебеночным гравием. Надеюсь, что года на три нам этого ремонта хватит.

- Кто-то еще, кроме вас, готов брать на себя заботы по благоустройству обеих деревень?
- Дело в том, что я долгие годы работал в органах милиции, в Отделе по борьбе с хищениями социалистической собственности. Я привык брать на себя ответственность. Поэтому работа старосты мне не в тягость. А так из местного населения, по большому счету, никого и не осталось. Многие из тех, кто не переехал в город после закрытия железнодорожной станции и пилорамы, уже умерли. Появилось много приезжих. У нас теперь как в городе, сосед не знает соседа. И, как правило, никому ничего не надо и ни до чего нет дела.

- На ваш взгляд, чем объясняется такое отношение?
- Коренного населения в деревнях нет, все пришлые. Им эти места не родные. Они приезжают на какое-то время, а потом уезжают обратно. А после этого времени хоть трава не расти.

- А вы сколько лет в Велье живете?

- Столько же лет, сколько и мне – шестьдесят пять. Я здесь родился и живу всю жизнь. Я коренной житель. Семья у меня большая. У родителей девять детей было: три дочери и шесть сыновей.

- Многие из ваших братьев и сестер остались в деревне?
- Все живут рядышком. Только одна из сестер уехала в Тихвинский район. Остальные все остались жить здесь и переехали не дальше Пикалево. А вот мои дочь и сын работают и живут в Санкт-Петербурге. Так что видимся мы не очень часто.

- Скажите, вы знаете что-нибудь об истории этих мест?
- Станция Чудцы была основана в 1905 году. Эта дата выбита на здании бывшей насосной станции. Она также была основана в 1905 году, когда прокладывали северную железную дорогу.

А в деревне Велье жил когда-то помещик Рейтер. У него был кирпичный заводик. Также он занимался сельским хозяйством.

Что касается военных лет, то здесь была распложена узловая станция. Все поезда с ранеными в этом направлении проходили мимо наших деревень. До сих пор сохранился тупик, где был «отстой» этих поездов. Кстати, по следам воронок до сих пор видно, что эти места подвергались активной бомбардировке. Бомбили, в первую очередь, водонапорную башню, чтобы она не подавала воду местным жителям. Несмотря на это, она до сих пор сохранилась в целости и сохранности. У нас в деревне до сих пор живут очевидцы Великой Отечественной войны, чета Сафоновых. Супругу уже девяносто лет, а супруге – восемьдесят девять.

- Какие у вас планы на ближайшее время?
- Планы у меня всегда есть. В первую очередь, мне хочется довести до ума эту болотистую дорогу, о которой я уже говорил.

Еще одна проблема, которую очень хочется решить, - приезжие стали нагло застраивать берега озера. Сколько я ни воевал, но моих возможностей, чтобы их урезонить, не хватает. Теперь не хватает даже места, чтобы у берега играли дети.

Беседовала Татьяна Хрулева