Мистика Приоратского дворца

Мистика Приоратского дворца

15 декабря 2014 года, 19:59

Глава 11. Череп коровы на колу (символ Велеса) и шкура змеи, полощущаяся на шесте (символ Ящера) на языческих капищах по прошествии времён превратились во флюгер в виде змеи и стилизованные рога на крыше рыцарского замка…

Одно из самых уникальных архитектурных сооружений окрестностей Петербурга – это Приоратский дворец в Гатчине. Остающийся незаслуженно забытым по сравнению с известными дворцово-парковыми ансамблями той же Гатчины, Петергофа, Ораниенбаума и других туристических мест современной Ленобласти, Приорат изрядно отличается от них и своим обликом, и назначением, и способом постройки. Но – обо всём по порядку.

Нашему не слишком искушённому в истории и искусстве современнику Приоратский дворец (он же Приоратский замок) может показаться похожим на известный логотип компании Уолта Диснея, появляющийся в заставке перед фильмами. Этот гатчинский дворец и вправду больше похож на сказочный, романтический замок. Причём ландшафт, в котором находится здание: берега заросшего кувшинками Чёрного озера, нетипичные для Ингерманландии холмы и парк в английском стиле, – только добавляют таинственности этой павловской задумке.

История создания дворца неразрывно связана с именем российского императора Павла I (1754-1801), который в конце XVIII века попытался возглавить сопротивление Европы левацким идеям французских бунтовщиков. В начале 1797 года император-романтик официально провозгласил создание в России Великого Приорства Мальтийского Ордена, а в 1798-м, когда Наполеон захватил Мальту, предоставил рыцарям убежище в Петербурге. Для этого и было задумано сооружение особой гатчинской резиденции.

Интересно, что строить Приорат (от франц. prieuré – небольшой монастырь) начали для принца Конде, тогдашнего главы мальтийских рыцарей, а к сдаче замка монарху (1799 год) приором фактически стал уже сам Павел.

Приоратский замок выглядит абсолютно европейским зданием, но не в привычном для дворцово-парковых ансамблей окрестностей Петербурга барочном стиле или рококо, а, скорее, средневековым. Творение архитектора Н.А. Львова подчёркнуто асимметрично: с любой точки обзора в нём не найти даже двух одинаковых фасадов. Со стороны входа (ворот) он похож на необычную каменную дачу за забором; с воды Чёрного озера – на форт; отдельные постройки для прислуги выполнены в традиционном русском стиле.

В целом Приорат представляет собой небольшой двухэтажный дом с готической башенкой, одноэтажной пристройкой для собраний (Капеллой) и ещё целым рядом вспомогательных сооружений, также весьма разных стилей. Архитекторы отмечают, что в здании можно найти черты таких разных направлений, как классицизм, романтизм, готика. Однако самым необычным моментом в истории здания остаётся своеобразная технология его постройки. Дело в том, что сделан он из… земли.

Точнее, разные составляющие Приората сделаны из разных материалов, но сам дом действительно землебитный. Сейчас один квадратный метр на стене в интерьере главного здания специально оставлен незаштукатуренным – чтобы посетители смогли лично убедиться: они находятся в доме из земли. К слову, в Европе таких домов немало: например, в Исландии, где исторически было мало деревьев, да и те были быстро вырублены викингами-переселенцами, после чего древесину пришлось экономить. А вот на территории современной России историческое землебитное здание всего одно – это Приорат.

Историки называют конкретную стоимость возведения землебитных стен дворца – 2 тысячи рублей (на конец XVIII в. большие деньги). Но ими же подсчитано, что аналогичные каменные стены стоили бы во много раз дороже – 25 тысяч. Помимо экономии средств, технология землебита привлекала и гораздо большей скоростью строительства: фактически строение было готово за три месяца (правда, не считая дальнейших работ, отделки и интерьеров).

Органичность вписанного в пейзаж Приоратского дворца объясняется не только задумкой талантливого архитектора Львова, но и тем, что в строительстве использовались материалы из близлежащих карьеров. Прежде всего, это знаменитый пудостский камень (из деревни Пудость, изначально финские Puutosti) – из него сделана подпорная стена. А также менее известный парицкий камень (соответственно, добывавшийся в деревне Парицы, Paaritsa) – из него сделана восьмигранная башня Приората. Кстати, сама эта «вписанность» здания в пейзаж, необычная для европейской архитектуры тех лет, напоминает финские дома и парки уже XX-XXI вв., органично смотрящиеся в местной природе.

Основные же цвета замка – красный и белый, главные в одеяниях мальтийских рыцарей ещё со времён Высокого Средневековья. Нетипичные для традиционной ингерманландской архитектуры белый цвет стен и красный цвет крыши не только напоминают о цвете плащей госпитальеров, но и оттеняют естественные цвета башни и форта. Также этот колор гармонировал с изначальным цветом песчаных дорожек вокруг сооружения, цветом ворот в стене и других деталей ансамбля.

Вообще дьявол, как известно, в деталях, и именно детали архитектуры Приоратского замка несут определённые послания потомкам по сей день. Тем более, если учесть, что архитектор Львов состоял в масонской ложе, а инициатор строительства Павел I пусть и недолго, но на момент строительства Приората фактически был «главным масоном» Европы и мира.

А если учесть, какое внимание вольные каменщики всегда уделяли знакам и символам, становится ясным, отчего в асимметричном замке столько неброских, но от этого не менее значимых деталей. Например, это знакомый многим по фасадам петербургских церквей XIX в. треугольный знак «лучезарной дельты», отчётливо читающийся в переплёте окон замковой Капеллы (отметим, что при этом здание не задумывалось и никогда не использовалось как храм). Или число столбов ограды замка – 41, также знаковое для масонства (количество Великих лож в мире). Или шестиконечные звёзды на шпилях сооружения. Или флюгер-змея, венчающий башню замка.

Почти сразу после того, как Приоратский дворец был сдан Павлу I, в нём состоялась торжественная церемония передачи трёх важнейших христианских реликвий русскому царю. 12 (по новому стилю – 25) октября 1799 года рыцари Мальтийского ордена передали императору частицу древа Креста Господня, Филермскую икону Божией Матери и десницу св. Иоанна Крестителя. Напомним, ранее святыни хранились в Константинополе, а после его падения перед турками вывезены на Родос. Когда же турки добрались и до Родоса, реликвии оказались на Мальте. И уже после захвата Мальты Наполеоном их удалось вывезти в Гатчину. К слову, праздник Перенесения из Мальты в Гатчину части Креста Господня православные отмечают в этот день до сих пор.

Эклектичность Приоратского замка словно подчёркивает тот исторический период, когда он был возведён на Чёрном озере. «Грань веков» – от позднего романтизма XVIII-го до бурного XIX-го – как будто отражается на всём облике здания, придавая ему таинственный и неповторимый вид. Гатчинский Приорат сам по себе – отличный символ смены эпох в колесе трагической русской истории.

Дмитрий Витушкин, Юрий Шевчук, «Зеленый Крест»; по материалам книги «Удивительные и загадочные места Ленинградской области».