Ладожский характер

Ладожский характер

28 сентября 2015 года, 18:58

Уже чувствуется дыхание осени. В наших краях погоду делает не только и не столько Балтика, сколько Ладога.

Коварство Ладоги известно исстари. В середине прошлого века Александр Дюма так описал свое путешествие по озеру:

«Туман все сгущался; раскаты гремели все оглушительнее, угасая в плотных сгустках пара, молнии отсвечивали каким-то мертвенным блеском; воды озера вздымались все выше, и не из-за буйства волн, а от какого-то подспудного клокотания.
Я видел на своем веку бурь пять-шесть; ни одна не походила на эту…»


Французский писатель сравнивает ладожский шторм с океанским. Признается, что он уже простился с жизнью, тем более даже капитан «не стал отдавать распоряжения, долженствующие предотвратить опасность, а вместо того забегал по палубе с криком: «Мы погибли!»».

В случае с Дюма все закончилось благополучно. Поднявшийся ветер разогнал тучи, судно причалило к Валааму. Но неожиданные бури и невесть откуда взявшиеся штормы погубили на Ладоге немало судов.

Своенравный характер озера очень скоро уловил и Петр I, начавший строить на Неве свою новую столицу и ожидавший ее снабжение через Ладогу. Царь нашел выход – для своего времени неожиданный и амбициозный. В сентябре 1718 года он издал указ о строительстве канала вдоль озера, чтобы суда, следующие в Санкт-Петербург, могли спокойно его обойти. В царском указе отмечено: «какой великий убыток на вся годы чинится на Ладожском озере…»

Строительство царь доверил английским шлюзовым мастерам. Но работы шли ни шатко-ни валко. За несколько лет дело мало продвинулось. Разгневанный Петр велел арестовать и отдать под суд горе-строителей. Реализацию проекта поручили немцу – графу Бурхарду Кристафору фон Миниху, который недавно прибыл в Россию и хорошо зарекомендовал себя при обустройстве укреплений в Кронштадте. Христофор Антонович, как стали величать протеже царя, с задачей справился.

Канал беспрерывно рыли 7 тысяч работников и 18 тысяч солдат. Поистине титанический труд!

Правда, водный путь открыли уже после смерти Петра в 1731 году. Императрица Анна Иоанновна собственноручно прокопала позолоченной лопаткой последнюю перемычку, отделявшую рукотворную реку от Невы в Шлиссельбурге.



В итоге протяженность канала составила 111 километров, ширина – около 25 метров, глубина – чуть больше двух метров. В те времена это был самый большой канал в Европе.

В наши дни у этого канала два официальных названия – Староладожский и Петровский.



В Шлиссельбурге и Новой Ладоге сохранились старые шлюзы. А если проехать вдоль канала можно увидеть водоспуски, снабжавшие его водой. Это настоящие памятники архитектуры, оформлены, как павильоны в дворцовых парках, основательно и помпезно. И саму дорогу вдоль русла можно назвать частью канала. Поскольку по ней лошади тянули баржи и суда.



В наши дни канал выглядит не лучшим образом. Местами весь позеленел, местами зарос и напоминает маловодный овраг. Впрочем, уже через несколько лет после начала работы водной артерии стали отмечать, что она мелеет, а в жаркие лета и вовсе пересыхает. Сейчас уже трудно сказать в чем причина. Может, в ошибках при проектировании, а канал лично «рисовал» Петр. Может, в безграмотной эксплуатации. Беды начались после ссылки Миниха, обвиненного в дворцовых интригах, а назначенный управлять Абрам Ганнибал, «арап Петра Великого», по свидетельству современников, с задачей не справился.



История сохранила нескольких попыток реанимировать канал. При Екатерине II даже снова назначили руководить этой водной системой вернувшегося из ссылки престарелого Миниха. Собственно шлюзы в Новой Ладоге и Шлиссельбурге – и есть свидетельство той реконструкции. Но они улучшили ситуацию только на старте и финише движения судов. На всем протяжении гидротехническое сооружение оставалось достаточно труднопроходимым. Через сто лет после торжественного пуска на Староладожском канале судоходство прекратилось.

В 1861 году параллельно Староладожскому начали рыть новый канал, который вошел в эксплуатацию через пять лет. Протяженность этого канала – 110 километров. Ему тоже дали имя инициатора строительства – императора Александра II, но в наше время его называют просто Новоладожский канал.



У Новоладожского канала более счастливая судьба. Его создавали исключительно как гидротехническое сооружение. Тут вы не встретите архитектурные изыски, как вдоль Староладожского канала. Зато и прослужил новый канал значительно дольше. По сути, он функционирует до сих пор. Его используют для прохода малых судов, а также как стоянку. В Шлиссельбурге через Новоладожский канал открываются виды на Неву, Ладогу и крепость Орешек. Крупнейшее озеро Европы от искусственной реки отделяют буквально считанные метры.



Радует, что недавно принято решение о восстановлении города Новая Ладога и превращения его в туристический центр. Активно ведутся реставрационные работы и в Шлиссельбурге. Конечно, эти два города исторически многим обязаны Староладожскому и Новоладожскому каналам. Хочется верить, что и каналы благоустроят и превратят в объекты интересные для туристов. Тем более эти рукотворные водные артерии украшают и Шлиссельбург, и Новую Ладогу. И без них трудно представить себе эти два старинных русских города.

Анатолий Аграфенин