Кругосветка начинается в Лодейном поле

Кругосветка начинается в Лодейном поле

27 июня 2015 года, 12:28

Мы порой даже не задумываемся о том, что многие из нас живут в тайге. Самой настоящей.

Географически тайга начинается от восточного побережья Ладоги и тянется аж до Камчатки. Так что это достопримечательность не только Сибири.

Прекрасные корабельные сосны этих мест в свое время восхитили Петра I. И царь велел основать верфи на Свири.

Санкт-Петербург тогда только планировался. Нева была то ли наша, то ли не наша. А Свирь – всегда была русской. Широкая и полноводная, она соединяла Онегу с Ладогой, а дальше наши купцы выходили в Балтику и плавали вокруг всей Европы.

Назвали верфи Олонецкие – по имени старинного русского города, ровесника Москвы. А построили их прямо в «чистом поле». До Олонца отсюда километров пятьдесят. Но поскольку свирские берега входили в границы Олонецкой губернии, ничего странного в названии нет.

Много позже город благодаря обретенной «профессии» получит имя Лодейное поле. А тогда, когда вокруг ничего не было, кроме лесов, топей и гранитных скал, Петр лично руководил постройкой первых кораблей. Жил в избушке. Ходил раскрасневшийся, довольный. Все тогда у него получалось. Самый-самый первый – фрегат «Штандарт» спустили со стапелей в год основания Санкт-Петербурга – 1703-й.

Поднималась новая Россия. «Штандарт» считается первенцем русского флота. Так что, получается, Лодейное поле – его колыбель.

В свирские воды спустили немало славных русских кораблей. Достаточно назвать хотя бы два из них. Шлюп «Диана» под командованием Василия Головина совершил в начале XIX века кругосветное путешествие из Санкт-Петербурга через Мыс Горн в Южной Америке и Мыс Доброй Надежды в Африке к берегам Камчатки. Причем небольшой трехмачтовый парусный корабль не только благополучно преодолел все штормы и штили, но и дважды побывал в плену. Пока Головин плыл, началась война между Россией и Англией. У Мыса Доброй Надежды его задержали. Но русская команда, выбрав момент, подняла паруса и вышла в открытое море. И лучшие английские фрегаты не смогли догнать наш корабль. Затем история повторилась в Японии, снова плен. На этот раз судьбу капитана Головина и «Дианы» решили переговоры.

Еще один знаменитый корабль – «Мирный». Он записан в анналы мировой истории. Под командованием Михаила Лазарева он вместе со шлюпом «Восток» участвовал в первой русской антарктической экспедиции, в результате которой открыли новый континент – Антарктиду.

Современное Лодейное поле город молодой. Старинные здания здесь практически не сохранились. В маленьком городке в начале прошлого века всего-то домов было чуть больше двухсот. А из них каменных – всего три, в том числе величественный собор Петра и Павла. Храм запечатлен на знаменитых цветных фотографиях С.М. Прокудина-Горского 1916 года.

Один из немногих сохранившихся домов:



В годы Великой Отечественной город более тысячи дней держал оборону, охраняя Дорогу жизни. Все попытки финских войск форсировать Свирь и расширить кольцо блокады успехом не увенчались. Но Лодейное поле был разрушен весь. Очень пострадал и собор. Его руины разобрали в 1960-е. А на месте, где стоял храм, ныне установлен памятный крест.



А об Олонецких верфях напоминает обелиск на месте, где когда-то располагался петровский домик. Старинный парк спускается к Свири.



Можно представить, как здесь вышагивал молодой Петр, выводящий Россию из провинциальной и патриархальной страны на задворках Европы в число сверхдержав.

Свирь его, безусловно, вдохновляла. И не только его одного. Многие художники и поэты не избежали соблазна сравнить ее с величием сибирских рек.

А кинематографисты даже и не сравнивают. Они просто снимают тут Сибирь-матушку. А Свирь успешно играет роль великих сибирских рек – Оби, Енисея, Лены. И немудрено – в самых узких местах ее ширина не меньше 100 метров, а в местах разливов – несколько километров.

Масштабы Свири, пьянящий чистейший воздух хвойных лесов и сегодня главная достопримечательность Лодейного поля.

Анатолий Аграфенин