Круг ответственности, или Современная промышленная политика в регионе

Круг ответственности, или Современная промышленная политика в регионе

10 февраля 2014 года, 17:51

Российская экономика переживает непростой период. Вместе с тем, нельзя не отметить то, что те же тенденции характерны и для мировой экономики, особенно – европейской.

«Призывы к тому, чтобы вспомнить, как много европейская интеграция дала людям – от многих десятилетий мирной жизни до высочайшего в мире благосостояния, и уверения в том, что без нее было бы намного хуже. Однако они не работают и вряд ли кого могут сейчас убедить. Все наиболее выигрышные завоевания ЕС воспринимаются как некоторая данность, как то, что уже есть и довольно давно, является атрибутом жизни, а не достижениями интеграции. Пируэты же по поводу благосостояния вызывают общественное неприятие. Все же видят, что за последние пять лет жить стало хуже. Безработица достигла абсолютно неприемлемых масштабов. Произошло относительное обнищание простого люда. Пропасть между толстосумами и политической элитой, с одной стороны, средним классом и пауперизированным населением – с другой, резко увеличилась» (Энтин М. Европейский Союз между надеждой и разочарованием). Ну и что спросим мы? У нас своя экономика? Не совсем…. А все просто, если в германском автосекторе или в сельском хозяйстве доходы не растут, то и в современном глобальном рынке наш шансы на процветание тоже уменьшаются. Если германский сектор автомобильных компонентов или финская бумажная промышленность идет к нам…..то не за красотами Эрмитажа, а уменьшая издержки. И здесь все упирается в производительность труда. Все российские экономисты, левые и правые, гайдаровцы и социал-демократы, в один голос говорят об этой проблеме. По показателям уровня жизни мы готовы ориентироваться на Голландию, а по производительности труда в лучшем случае получается Греция. В этом контексте следует согласиться с мнением нашего коллеги профессора Тульчинского, который пишет: «высокая инфляция, финансовые кризисы и экономическая нестабильность – факторы второстепенные и не играют решающей роли в сдерживании экономического роста, реальный потенциал которого — не менее 8% в год. Никаких экономических препятствий такому росту нет. Сдерживающие факторы лежат вне экономики — в политической и социально–культурной сферах» (Тульчинский. Г. Люди с короткими мыслями).

В 1960-80-е годы от Лиссабона до Владивостка каждое поколение видело то, что с каждым поколением становится лучше. Сегодня четко видно то, что больше так не будет. Кризис потребления будет расти, а «средний класс» пусть и отличающийся в разных странах становится меньше.

Проблема не только в желании, но и умении эффективно работать. Но здесь возникают проблемы жесткой взаимозависимости предприятий, расположенных рядом, делающих разную продукцию или оказывающих разные услуги, но опрерирующих одними пространственными и экологическими ресурсами. К примеру, современное общество (отдельные несознательные элементы) выступают резко против строительства любых предприятий рядом со своей территорией. Они все за развитие промышленности, где угодно, но только не рядом со своей землей. Аргументы противников бывают разные. Это может быть забота об экологии, как это было в Высоцке, Приморске. Это могут быть опасения, что дополнительной нагрузки не выдержат общие коммуникации, как это происходит в Усть-Луге, а много лет назад бывало во Всевложске и т.д. На самом деле, экономическое развитие территории сегодня – это инвестиции в будущее территории, в детей. Если сегодня не начать развивать территорию, сравнительно небольшие участки ХХI века станут анклавами в дремучем средневековье. Возникает вопрос, а что делать сейчас, когда экологические риски сегодняшнего дня фактически убивают перспективный проект. Моя позиция – в этом случае следует идти на определенные строго фиксируемые нормы. Сегодня главный дефицит в России – инвестор. Мы не имеем право допустить того, чтобы рабочие места, развитие инфраструктуры уходили в другие регионы.

Кстати наши соседи в Новгородской области очень внимательны к нашей деятельности и неоднократно говорили о привлечении и инвесторов и рабочей силы из Ленинградской области.

Удивительные вещи происходят и с профсоюзным движением. Самый яркий пример "Антолин". Инвестор пришел, вложил средства в производство, но под давлением т.н. профсоюзных лидеров вынужден был уйти из области. Тоже самое может произойти и в Вистино и в Луге и во множестве других поселений Ленинградской области. Местное население или сопьется от безделия, или уедет в поисках лучшей доли в Петербург, Москву или куда подальше. У территорий области есть только два пути: либо инновации, современное производство и развитие, либо путь в никуда со спивающимся населением и полным отсутствием перспектив для молодежи.

Эта проблема тоже имеет европейское происхождение.  Как это выглядит в Скандинавии и Финляндии: трудовые споры там не реже, чем снег зимой, а вот забастовок мало. За многие десятилетия сложилась практика социально-трудового партнерства. Сильный бизнес сталкивается с мощными профсоюзами, и тут включается третье звено – государство. Государство иногда поддерживает бизнес, иногда профсоюзы, но это всегда сложная процедура, переговорный процесс и результат, который, как правило, работает на общую цель. Бизнесу – квалифицированную, то есть конкурентоспособную, но не запредельную по цене рабочую силу, трудящимся – социальные гарантии по договору, власти – уверенность в том, что территория будет активно развиваться, придут новые предприятия, сформируется эффективный кластер. Возникает мультипликативный эффект, при этом вся территория начинает динамично развиваться. Если этого не сделать, то, как говорит академик Аганбегян, ситуация будет меняться от плохого к худшему. Этот процесс необходимо останавливать по всей стране, особенно там, где есть предпосылка для формирования точек роста. Именно это потенциальный вариант развития Ленинградской области.

Н.М.Межевич, главный научный сотрудник Института проблем региональной экономики РАН, профессор, доктор экономических наук.