Скачать

Вычеркнутые из памяти

27 апреля 2015 года, 21:13

Концлагеря. Во время войны в Ленобласти их было тридцать пять – это официально, но историки утверждают – не меньше пятидесяти. «Рекордсмен» – Тосненский район – официально девять! Но местные исследователи насчитали двадцать пять! Это на воспоминаниях свидетелей. Сейчас их почти не осталось. Анастасия Щербакова – объехала Тосненский район и встретилась с последними из тех, кто помнит голод, издевательства и бесконечные смерти за колючей проволокой.

Две могилы военнопленных, – вот всё, что осталось от концлагеря в Ульяновке. Мария Сергеевна, единственная в деревне, кто за ними ухаживает. Соседи энтузиазма женщины не разделяют. Считают, не место такой памяти рядом с их огородами.
Когда немцы вошли в Ульяновку, всех местных выгнали из собственных домов на улицу. Несколько кварталов огородили «колючкой» и вогнали толпы полупрозразных голодных пленных.  

Анастасия Щербакова, корреспондент
Сейчас это обычная деревенская улица, а во время войны здесь было кладбище для военнопленных. Трупы свозили постоянно и даже не удосуживались их закапывать. Уже ночью тихонечко сюда приходили местные и засыпали это место землей. Каждый день в Ульяновке умирало 30 красноармейцев и столько же привозили вновь. Конвейер смерти работал безостановочно.

Татьяна Киселёва, краевед
Когда немцы выбирали место для лагеря, им это место понравилось чем? Дороги во все стороны, и ничего не надо делать, кроме как обнести забором эти постройки колючкой.

В Староселье во взрослый концлагерь немцы превратили детский санаторий. Жестокий и беспощадный. Это сейчас тут природа ожила: лес, а в 42-м была пустыня! В загоне измученные пленные съели всю траву, грибы, даже кору деревьев.

Татьяна Киселева, краевед
Они были настолько обессилены, что ног не чувствовали. Упал. Тебя прикладом – не пулей – добили.  Ямку вырыли.  Колонна пошла дальше. 

ЖД вокзал в Тосно – ни намека на страдания и боль войны. А ведь тут был тоже лагерь. Официально в районном центре их было два, свидетели утверждают – четыре.

Нина Георгиевна в войну было четыре года, как этим детсадовцам.  Это место она запомнила навсегда. В войну рядом стоял их дом… Однажды ночью мама разбудила, вывела на крыльцо и сказала: «Смотрите дети, и запомните это навсегда!»

Нина Макарова, жительница Тосно
Был ров, и наши военнопленные полумертвые были во рве. Там головы были, руки кто-то поднимал и их засыпали землей. И пар от них шёл.

Тосненский историк Татьяна Минникова уже несколько лет ищет всё и всех, кто хоть что-то знает о местных лагерях. Материала набралось на книгу «Вычеркнутые из памяти». Там написано и том, как после войны бывшие пленные становились изгоями родной страны, а часто опять попадали в лагеря. 

Татьяна Минникова, историк, публицист
Они фактом своего существования напоминали, что цена победы была очень велика. И кому же хотелось омрачать себя такими воспоминаниями? Пленные оказались не у места, так и оказалось, что они вычеркнуты из памяти.

С Татьяной Минниковой мы встретились в Лисино – тут лагерь был прямо в местном храме. Но оказалось, даже настоятель ничего об этом не слышал. Человеческая память стирается, вековые молчаливые лиственницы помнят.