Карельский резчик по дереву возвращает из небытия инвалидов Великой Отечественной войны

22 июня, 11:13

Мастер и его солдаты. Резчик по дереву из Карелии в память об одном из самых важных этапов Свирско-Петрозаводской операции советских войск 1944 года - форсированию реки, провел свой бессмертный полк. Такие портреты, как он, не делает никто, такими ветеранов войны мало кто видел.

Их 21. Портреты на пристани паромной переправы в Вознесенье. Из дерева. Туристы обходят ряды. В основном молча. Кто-то отводит взгляд, кто-то в дань уважения преклоняет голову. Такими ветеранов они видят впервые. Инвалидов войны, оставшихся без рук, без ног, доживавшие свой век в забвении на острове Валаам.

Автор этой правдивой галереи, в прошлом резчик по дереву, Иван Марценюк из карельской деревни Шелтозеро. Это он заставил вспомнить о тех, о ком предпочли забыть. 

Это же человек. Смотреть ему в глаза - ты каждый день чай с ним пить не будешь. Тебя заклинит. Сам понимаешь. Я лист переворачиваю и готовлюсь к нему несколько дней. Пехотинца, я вообще тряпкой закрывал. Половину делаю, половину закрываю. Потому что целиком -  не хватает меня, я слабый человек

Иван Марценюк, художник

Все начиналось с найденных в Интеренете рисунков. Художник Геннадий Добров в 1974 году запечатлел ветеранов-инвалидов, живших в интернате на Валааме. Дальше поиски. Иван  узнал, что на архипелаг свозили калек со всего Советского Союза.   Здесь они должны были исчезнуть для всего мира. Он же их вернул. 

Самая страшная вещь была…. Делать - это еще ничего. Честно. А когда я их сделал и увидел пачкой сложенной. Ну представь, вот их сколько. Это целая комната нужна. И все… Я даже туда старался не заходить. Потому что они лежат на полу… У меня одни слова были: а зачем я вас сделал? Это самое страшное

Иван Марценюк, художник

Так один за другим встали в строй неизвестные солдаты. В результате тяжелейшего ранения он потерял руки и ноги, лишился речи и слуха. Война оставила ему возможность только видеть. Моряк Алексей Чхеидзе - сам  он себя называл "человек-протез". Фронтовая радистка Юлия Еманова.  

Для меня главное - увидьте в них людей. Кто подходит, говорит: "Красиво" - блин, у меня слов не хватает. Это же не красиво, не скажешь человеку, что он красивый.

Как решился на свою акцию - Иван до сих пор объяснить не может. Говорит, что после 9 мая и трансляции бессмертного полка  по телевидению.

Они никому не нужны. С ними на бессмертный полк никто не пойдет - правильно, говоришь, не пойдет. Да и не пропустят. А пойти-то можно - они же живые.

Иван Марценюк, художник

И он пошел. На берег Свири. Где паромы каждый день перевозят сотни людей. Он просто расставил их на берегу. И был удивлен, когда к нему подошел один из пассажиров и сказал, что видел их живыми. Почти сорок лет назад на Валааме. 

- Это правда?

- Инвалиды, калеки, видно, что неухоженные. Голодные, оборванные. Ухода за ними не было. Человек заходит в коридор - коридор длинный. И из всех комнат выходят посмотреть - кто же пришел. Им и пообщаться  охота, но когда видишь такую жуть. Страшно такое.

Интернат на Валааме закрыли в 1984. Из тех инвалидов, кто дожил - кого-то выписали, кого-то из самых тяжелых перевели в карельскую Видлицу. Там их след теряется. Остались только портреты. Что с ними будет дальше - Иван Марценюк не знает, готов передать в музей, если кому-то нужна правда, о которой предпочитают не говорить.  

Кроме исторического форсирования Свири в Вознесенье хранят память о местном жителе. Ветеран Великой Отечественной войны, инвалид - остался без руки и ноги - он словно сошел с этих портретов на дереве, каждый день приходил сюда, на пристань, встречал паромы. И молчал. Почему он так делал - никто не знал. Ветеран приходил сюда вплоть до конца 80-х годов и умер, унеся в могилу тайну такой странной своей традиции.

Валерий Фенёв, корреспондент

Валерий Фенёв, Алексей Писарчук, Андрей Смирнов,  "Последние известия", Подпорожский район, Республика Карелия 

Сюжеты по теме  /

Оставить комментарий  /

Комментарии  /  0