Скачать

Камера «Ленвремени» опустилась в черные дыры Сланцевского района

28 марта, 18:43

Кто ответит за безопасность бесхозных колодцев бывших шахт?

Сколько миллионов требуется для консервации черных сланцевских дыр — одному богу известно. Еще одна зона опасности — открытые вентиляционные колодцы бывших шахт по добыче сланца. Как выяснил Валерий Фенёв — в районе их десятки, многие рядом с деревнями и трассами. Сами шахты уже несколько лет как затоплены, а бесхозные ходы вентиляции глубиной до ста метров превратились в смертельные ловушки для людей и животных.  

Трасса «Сланцы — Псков». Удобный съезд для водителя, решившего передохнуть в дороге. Каких-то десять метров от шоссе — и в пожухлой траве едва различима пропасть. Бездонный колодец, стальная труба. О глубине, которой можно только догадываться, дожидаясь эха от брошенного вниз камня.

На участке лесничего Марата таких колодцев пятнадцать. И это только те, что он нашел. Потенциальный капкан для грибников, охотников, детей. Здесь шахта завалена прогнившими стволами деревьев, создавая иллюзию безопасности.

Марат Махмутов, лесничий
Затащили трактором, тут металлической крышкой было закрыто. И ради тонны металла сделали такую дыру.

Все эти колодцы — вентиляционные стволы бывших сланцевых шахт. Еще два года назад они были заварены. Но сланец в Ленинградской области больше не добывают — посчитали, что нерентабельно. Шахта, градообразующее предприятие — банкрот, а бывшие горняки, оставшиеся без средств к существованию, превратились в охотников за металлом.

Марат Махмутов, лесничий
Скорее, бывшие шахтеры, они знают же, где все дырки. Обычный человек — зачем ему это? А они, спилить, продать… Россия.

Артем спускался в тоннели метро, исследовал подземные реки, но такие колодцы видит впервые.  И никаких точных данных, что там, на дне, как глубоко вгрызается в землю стальная труба. В полном альпинистском снаряжении он спускается.

Артем не то, что не достигнет дна, лучи фонаря не смогут пробиться сквозь кромешную тьму.

Последний в истории шахты Ленинградской спуск в забой. Последний раз бур вгрызается в сланцевую породу. Съёмки почти десятилетней давности. Григорий Фрайман — последний руководитель действующей шахты. После него были кризисные управляющие. Именно они завершали процедуру банкротства и должны были реализовать проект консервации.

Территория бывшей шахты. Не предприятие, а руины. Вряд ли это можно назвать консервацией. Под ногами на глубине ста метров многочисленные штольни.  Говорят, здесь погиб один из охотников за металлом — просто провалился.

Валерий Фенёв, корреспондент
Вот она индустриальная связка — шахта Ленинградская и горно-обогатительный комбинат. Сейчас это готовые декорации для съёмок фильмов ужасов или фильмов-катастроф. Такое ощущение, что перед кризисным управляющим стояла одна задача — ликвидировать предприятие как можно быстрее и как можно дешевле. Все что, можно распилить, и продать — распилено и продано. Остальное брошено.

А никакой консервации не было, уверяет Григорий Фрайман. В шахтах отключили насосы и теперь ее заливают грунтовые воды.  А про вентиляционные колодцы просто забыли, сделали вид, что их нет. А их сотни, предупреждает бывший директор. Под землей Сланцевского района почти четверть тысячи километров выработок.   

Григорий Фрайман, генеральный директор ОАО «Ленинградсланец» в 1988-2008 гг.
Люди пытаясь извлечь металл из шахт, спускались по канатам в шахту, резали там металл, поднимали через блок. А люди погибали там. Некоторые примеры известны нашей прокуратуре.

Впрочем, пока говорят об одном погибшем. Охотник за металлом свалился на стометровую глубину. В администрации района лишь размахивают кипами бумаг. Переписка с прокуратурой, с проектными институтами, стенограмма совещания в связи с чрезвычайной ситуацией в областном правительстве. 

Павел Порин, заместитель главы администрации Сланцевского района
Это все «Ленинградсланца». Но они в процедуре банкротства и не могут следить. Вы звоните в «Ленинградсланец» и что? Денег нет, и все.

Звонок лесничего Марата застал врасплох. Он случайно наткнулся на очередную пропасть. Теперь уже непосредственно у шоссе. Рядом совхозные поля.

Судя по ржавой лестнице, один из колодцев — это аварийный выход. Рядом второй — всё та же бездонная труба. Опускаем камеру на глубину около пятидесяти метров. И вновь дна не видно.

Власти сейчас пытаются оградить открытые стволы предупредительными знаками. Но вряд ли это спасёт летом, когда колодцы исчезнут в высокой траве. Сотни смертельных капканов. И как-то по-другому воспринимаются сводки полиции: «Разыскивается. В Сланцевском районе ушел в лес на охоту или за грибами и не вернулся».

Валерий Фенев, Виктор Туров, Андрей Смирнов, и Антон Пашукевич, Сланцевский район, Ленинградское время