К карельским скалам

К карельским скалам

19 июня 2015 года, 11:21

На платформе станции Кузнечное, последней в Ленинградской области по Приозерскому направлению железной дороги, несколько групп туристов ждали электропоезда.

Они сидели на корточках рядом со своими рюкзаками размером в небольшой дом. Подошла электричка из Петербурга, и из вагонов с немногими местными жителями вышли еще несколько групп туристов. Они сразу же водрузили на себя рюкзаки и, словно улитки, гуськом посеменили от станции.

Сергей внимательно наблюдал за туристами. Что-то в его взгляде мелькнуло неожиданное. Мама дорогая, не завидует ли он им?!

- Ты чего, Серега? – спросил я его.

- Представляешь, а ведь я в школе несколько раз приезжал сюда в поход… Только рюкзаки у нас были потяжелее и поменьше. Нас еще озлобленные пограничники гоняли… Когда ж это было?.. Да-а-а! Лет сорок назад…

Туристы шли к железнодорожному переезду. Видимо, ожидался еще один состав. Шлагбаумы по этому случаю опустили. На дороге тут же скопились рейсовый автобус, несколько самосвалов и с пяток легковушек. Туристы пересекли пути и исчезли за пыльным спуском, ведущим к гранитным карьерам и Большим скалам.

Туристские маршруты отточены десятилетиями. Когда-то Кузнечное, большой поселок по добыче щебня и гранита, был последним населенным пунктом в этом месте Карельского перешейка, куда приезжали без специального разрешения. Дальше – шла погранзона, требовался пропуск. Но все красоты – царство девственного леса, прозрачных озер и гранитных скал, среди которых уникальные горные массивы Большие и Малые скалы – находятся, как раз в сторону финской границы.

Туристы научились пробираться к ним, минуя КПП. Они шли через леса, мимо озер, карьеров, заброшенных финских хуторов. Петляющий путь в шутку назвали «Тропа Хо Ши Мина», по аналогии с маршрутом вьетнамских партизан.

Сегодня пропуск уже не требуется, КПП снят, а «тропа» осталась. По ней так и продолжают идти к своей цели любители романтики.

Мы с Сергеем решили добраться до Больших скал на машине. Только на обычных картах они не обозначены. Мы положились на то, что дорогу подскажут местные жители.

В Кузнечном нам сказали, что конечную цель нашего маршрута надо искать за железнодорожным переездом у поселка Севастьяново. Что ж, как только подняли шлагбаум, отправились туда. Дорога сразу стала похуже, а вскоре и вовсе перешла в грунтовую. Оказалось, не так уж и близко – километров 10. Тут она вьется между гранитных утесов и озер.

Поселок назван в честь летчика-героя Алексея Севастьянова, совершившего в небе блокадного Ленинграда первый ночной таран.

А в старину это была большая русская «деревня Кавгала Тимошкина», о ней упоминают еще писцовые книги 1500-х годов. При финнах деревню назвали Каукола. У дороги стоит кирха из красного кирпича, построенная в 1933 году. Табличка гласит, что это уже пятый с XVII века храм на этом месте. Церковь в прекрасном состоянии. Возможно, благодаря погранзоне. Параллельно современной дороге шла старая, булыжная. От нее через речку Бегуновку остался красивый каменный арочный мост.

Но где же скалы? На улицах пусто, спросить некого. Зашли в магазин. Продавщица ничего не ответила, только позвала парня из подсобки – то ли грузчика, то ли хозяина. Тот сразу задал вопрос:

- А вы откуда?

Парень цепким взглядом осмотрел нас:

- И как вы приехали?

Мы уже и не рады были, что связались.

- На машине, как еще…

- А какая у вас машина?

Он задавал свои вопросы с паузами. Наш диалог шел неспешно.

- Вообще, лучше ехать из Кузнечного, сразу за переездом поворот на карьеры…

Парень умолк. Наверное, объяснение закончено. Мы пошли к выходу из магазина.

- Там, дорога через Карелию, - вдруг решил продолжить грузчик-босс.

- Так далеко, наверно?!

- Нет, не далеко… Километров 20.

Почему же в Кузнечном нас направили сюда?

- И тут есть дорога, - подтвердил парень. – Но по ней проедет не каждый.

Издевается он что ли? Я чуть не сказал: «Да, рожай, наконец!»

Парень через еще одну паузу все-таки объяснил: «Через Карелию дорога нормальная. А тут… Только до моста можно доехать. От Второго участка. Он начинается у границ поселка».

Мы на малой скорости потащились по главной улице. Действительно на краю Севастьяново стоял вагончик, от него отходила узкая дорога. Дежурный радостно подтвердил, что тут и есть Второй участок. А осмотрев машину, заверил: «Проедете!»

- Далеко? – уточнили мы.

- Да, нет… Километров 18.

Дорога, хоть и грунтовая, оказалась неплохой. Поначалу мы двигались с приличной скоростью. Но чем дальше, тем хуже. Вскоре и вовсе – яма на яме. В конце концов, въехали в чащу. Сигнал на телефоне пропал. Невольно подумалось, застрянем, даже помощь не вызвать. Но главное: никаких Больших скал. Сергей съязвил: «У меня на даче гранита больше».

Но лес расступился, справа – озеро, впереди речка, а за ней – поле. Через речку когда-то был мост. Теперь от него осталось только две металлических шпалы…

Дальше пошли пешком. На счастье, встретилась табличка «Озеро Ястребиное». Значит, Большие скалы где-то рядом. По дороге, когда-то ведущей от моста, пересекли поле, впереди возвышался поросший лесом холм и плакат с планом местности. Обозначены даже места для туристических стоянок. Правда, никто не удосужился обозначить точку, где мы сейчас находимся.

Сергей – человек бывалый, заядлый охотник и рыболов. Если с кем-то идти в лес, то – с ним. Он принял решение – нужно углубляться в чащу. Слава богу, хоть какая-та дорога – не Невский проспект, конечно, но все-таки есть.

Пока мы шли, Сергей комментировал: «Вот следы косули, а тут прошло стадо кабанов».

- Боже мой! – воскликнул я. – Давно?

- Нет, - сказал Сергей. – Дня два назад.

- Ну, а если мы наткнемся на кабанов? Это же опасно.

- Опасно, - согласился Сергей. – Но они плохо видят. Если побежит на тебя, в сторону отойди…

Успокоил. Я начал прислушиваться. Подозрительного хруста вроде нет. Но вдруг мне почудился шум водопада.

- Это листва шумит, - объяснил Сергей.

Раздались еще знакомые звуки, будто кто-то заводит автомобиль – неужели, где-то рядом шоссе?

- Это деревья от ветра трутся друг о друга.

И действительно, скрипела рухнувшая и застрявшая между сосен береза.

Мы шли и шли. И в конце концов, уткнулись в покинутую туристскую стоянку. Остатки костра, вокруг сколочены скамейки, на деревьях натянуты веревки для тренировок альпинистов. Не такое уж и заброшенное это место.

Сквозь деревья виднелось озеро. На лесной опушке трогательная табличка: «Оставь машину здесь!» Это ж кто сюда может проехать?

Мы вышли на берег. Судя по табличке, это и есть озеро Ястребиное. Над водой раздавались голоса. На другой берегу виднелись те самые Большие скалы. Их штурмовала команда альпинистов. Далеко, людей практически не видно, но обрывки фраз долетали до нас.

Красота неописуемая. Что ж, не зря прошагали.

Вдруг зашуршали ветки, и на нас вышли двое с рюкзаками.

- Вы не из Политеха? А где можно найти отряд? – буднично спросили они, словно мы не где-то на краю света, а на турбазе.

- Может, вон там? – показали мы на другой берег.

Ребята обрадовались и закивали головами. Им топать километров пять по не самой прямой дорожке.

Пока возвращались к машине, Сергей пустился в воспоминания:

- Вот и мы так сидели у костра. Пели под гитару про то, что Карелия долго будет сниться…

Да, есть события, которые запоминаются на всю жизнь. Странно, наверное, мы выглядели – двое городских. В обычной цивильной одежде, правда, в изрядно испачканной обуви. У нас с собой ни ножа, ни спичек, ни накидки на случай дождя. Даже кепки на головы не догадались прихватить. Авантюристы, проходимцы… Как нас еще назвать? И странное дело, комары и те особенно нас не досаждали.

Обратный путь был легок и быстр. А когда уселись в уютную и безопасную машину, дорогая уже и вовсе не казалась трудной.

Недавно одна газета провела опрос: давно ли вы были в походе? Большинство признались, что в последний раз еще в школе. А ведь какое сладостное чувство испытываешь, побывав на природе. Даже не в «самделешном» походе, а без ночевки, на машине, приехав всего на несколько часов.

Только не повторяйте наш эксперимент без трезвого расчета и подготовки.

Анатолий Аграфенин