И сердце любит оттого, что не любить оно не может

И сердце любит оттого, что не любить оно не может

11 сентября 2015 года, 18:08

Дом станционного смотрителя в Выре - первый в нашей стране музей, посвященный литературному герою.

Дом станционного смотрителя в Выре – один из самых популярных музеев Ленинградской области. Открытый более сорока лет назад, он стал первым в нашей стране музеем, посвященным литературному герою. А отправной точкой к его созданию стала повесть Александра Сергеевича Пушкина "Станционный смотритель".
 


По музею можно бродить с пушкинским томиком и на каждом шагу находить нужные цитаты. Вот герой приехал на станцию. В дороге он промок под дождем. Его первое желание – переодеться и выпить горячего чаю. Станционный смотритель Самсон Вырин распорядился поставить самовар:

"Тут он принялся переписывать мою подорожную, а я занялся рассмотрением картинок, украшавших его смиренную, но опрятную обитель. Они изображали историю блудного сына… Под каждой картинкой прочел я приличные немецкие стихи. Все это доныне сохранилось в моей памяти, так же как и горшки с бальзамином, и кровать с пестрой занавескою, и прочие предметы, меня в то время окружавшие. Вижу, как теперь, самого хозяина, человека лет пятидесяти, свежего и бодрого, и его длинный зеленый сертук с тремя медалями на полинялых лентах".

Сегодня в музее можно увидеть и кровать с занавеской, и сюртук с медалями, и картинки на стене, изображающие историю блудного сына... На столе – подорожная Пушкина.

А ведь саму повесть Александр Сергеевич написал за тысячу километров от Выры – в Болдино.

В Болдино Пушкин отправился в сентябре 1830 года. Уехал срочно по "семейному делу". В письме с дороги своему другу Петру Плетневу он написал: "У меня на душе: грустно, тоска, тоска…"

Неожиданно скончался дядя Пушкина. Василий Львович, известный в московских салонах поэт-романтик, оказал серьезное влияние на своего племянника. Именно он привез маленького Сашу в Лицей. И вот после его смерти Александр Сергеевич вынужден был ехать в Болдино разбираться с делами наследства...

Впрочем, Пушкина огорчало еще одно обстоятельство. Больше года он добивался руки Натальи Гончаровой, с которой познакомился на балу в Москве. Ей он посвятил пламенные строки: "И сердце вновь горит и любит оттого, что не любить оно не может…"

Но мать Натальи тянула со свадьбой. Теперь свадьба откладывалась из-за траура. И Пушкин прибывал в сомнениях – состоится ли долгожданная женитьба вообще? Друзьям он писал: "…московские сплетни доходят до ушей невесты и ее матери – отселе размолвки, колкие обиняки, ненадежные примирения, – словом, если я и не несчастлив, по крайней мере не счастлив".

Какие слухи могли дойти до ушей невесты и ее матушки? Может, они связаны с недавней любовной историей?

Когда два года до этого Пушкин вернулся из ссылки в Михайловское, столичное общество приняло его с восторгом. Поэта приглашали в самые престижные салоны и дома, зазывали в гости в загородные усадьбы. Он – кумир молодежи, барышни готовы жизнь отдать за несколько строк в их альбоме…

А Пушкин зачастил к президенту Академии художеств Алексею Николаевичу Оленину в имение Приютино. Дом и сегодня находится недалеко от современного Всеволожска. Здесь сейчас еще один интереснейший музей, рассказывающий о быте и нравах XIX века. И конечно, о Пушкине.



Облик Приютино скромен. Поначалу кажется, что хозяйский дом и постройки подготовлены к ремонту. Они выстроены из красного, весьма уже побитого временем кирпича. Но в том-то и заключается особенность оленинской усадьбы – здания здесь никогда и не были оштукатурены. Хозяин, крупный сановник, не смотря на свой статус и положение, абсолютно пренебрегал светским лоском.



Само название усадьбы "Приютино" намекало на приветливость и домашний уют. Здесь ценили не знатность и богатство, а талант и искренность. Именно Оленина считают законодателем нового особого одухотворенного жизненного уклада, названного впоследствии "русской усадебной культурой".



Кто только не приезжал к Олениным: И. Крылов, Н. Гнедич, А. Грибоедов, В. Жуковский, П. Вяземский, А. Мицкевич, М. Глинка, О. Кипренский, К. Брюллов и многие другие.

Все это молодые, яркие таланты. И не только умные беседы с академиком влекли многих из них в Приютино. Дочь Оленина – красавица Анна была желанной невестой.

"Я вас любил…" - посвятил ей Пушкин восемь своих гениальных строк. Хотя… "Любил безмолвно, безнадежно…" - это, наверное, все же не про Пушкина. Петр Вяземский с иронией заметил весной 1828 года: "Ездил я с Мицкевичем вечером к Олениным в деревню в Приютино, верст за 17. Там нашли мы и Пушкина с своими любовными гримасами".

Однажды Анна спросила друга семьи Ивана Крылова, отчего в их доме перестали бывать многие молодые люди, которым она симпатизировала. Крылов ответил – и эти слова Оленина записала в своем дневнике – что молодые люди, даже, возможно, и посватались бы к ней, да им не советуют даже соваться в Приютино, "когда Пушкин того же желает".

Пушкин вскоре просил руки Анны Алексеевны, но получил отказ.

Считается, что Анна пришла в ярость, когда узнала, что поэт похвастал в узком кругу, что, возможно, скоро женится. Мол, по нему сохнет одна красавица, и дело за малым – уломать родных. Любила ли Пушкина сама Анна? На сей счет спорят пушкиноведы до сих пор.

По дороге в Болдино все мысли Пушкина о Гончаровой. В итоге он написал невесте, что, если ее мать решилась расторгнуть их свадьбу, а Наталья согласна повиноваться ей, он не будет противиться – "я подпишусь подо всеми мотивами".

А в ответ из Москвы уже летело другое письмо. В нем Гончарова объясняла истинную причину странного поведения матушки. Семья на грани финансового краха, нет средств на приданое. Но если, он любит ее, писала Наталья, она готова выйти за него без всякого приданного.

"Вот в чем было дело: теща моя отлагала свадьбу за приданным… Теща начинала меня дурно принимать и заводить со мной глупые ссоры; и это бесило меня. Хандра схватила меня, и черные мысли мной овладели. Неужто я хотел или думал отказаться?"

Настроение Пушкина заметно улучшилось. Он хотел немедленно вернуться в Москву. Но из Болдино ему было не уехать – началась эпидемия холеры, и власти распорядились перекрыть все дороги.

Впрочем, это не расстроило поэта. Он снова пишет Плетневу: "Теперь мрачные мысли мои рассеялись: приехал я в деревню и отдыхаю… Около меня холера морбус. Ты не можешь вообразить, как весело удрать от невесты, да и засесть стихи писать… Ах, мой милый! Что за прелесть здешняя деревня! Вообрази: степь да степь; соседей ни души; езди верхом, сколько душе угодно, пиши дома, сколько вздумается, никто не помешает".

Наступила осень – любимое время поэта. И он пишет, пишет, пишет.

Среди первых его болдинских произведений "Станционный смотритель", грустная история о Самсоне Вырине, его дочери Дуняше и черноусом гусаре Минском. Не дорога ли в Болдино навеяла повесть? Скорее всего, этот попытка снова и снова "30-летнего жениха" оглянуться на свою прошлую жизнь. Пушкин, вечный странник, "блудный сын", наконец, хочет обрести покой, создать семью… Так что Домик станционного смотрителя в Выре, события в усадьбе Приютино вполне могли всплывать в его памяти, помогая ему творить.

В сентябре 1830 года окончены: "Гробовщик", "Барышня-крестьянка", IX глава "Евгения Онегина". В октябре написаны "Домик в Коломне, "Выстрел", "Метель", "Скупой рыцарь, "Моцарт и Сальери", "Путешествие Онегина". В ноябре поставлена финальная точка в "Каменном госте", написан "Пир во время чумы".

Пушкину удалось вернуться в Москву только в конце ноября. Свою долю от продажи имения Пушкин одолжил своей будущей теще для приданного. И в феврале 1831 года поэт обвенчался с Натальей Гончаровой.

В этом году отмечается 185-летие Болдинской осени, которая вошла в историю нашей культуры, как самое плодотворное время в жизни поэта. И прекрасно, что это обстоятельство позволяет нам вспомнить и о заповедных местах в Ленинградской области, связанных с пушкинским именем.

Анатолий Аграфенин