Скачать

Годовщина гибели советской подлодки: «Щука» ушла на дно, не сдавшись врагу

24 мая, 10:49

Только в этом году дайверы нашли затонувшую подлодку Щ-408.

Трагичная дата этой недели. Как раз в эти дни в мае 43-го героически погибла, не сдавшись, советская подводная лодка Щ-408. Она прорвалась через минный рубеж, вышла из Финского залива в Балтийское море, но была атакована кораблями врага. Лодка поднялась на поверхность и приняла бой. А потом, не покорившись, с поднятым флагом 22 мая ушла навсегда. Только в этом году дайверы-поисковики — в территориальных водах Эстонии — нашли затонувшую «Щуку» — так называют все лодки проекта «Щ». Уникальные подводные съёмки, а также архивные кадры с финского корабля, который трое суток на Балтике добивал нашу лодку, а также о тех, кто все эти годы хранил память о погибших моряках, — в нашем специальном репортаже. 

 

 

Эти пузыри на воде — фотографии самого страшного момента в судьбе советской подлодки. Случайно оказавшийся на финском минном заградителе фотокорреспондент снял последние признаки жизни Щ-408.

По фотографиям можно понять, что происходило 23 и 24 мая 43-го — это радуется финский капитан выполненному заданию, это команда получает благодарность за потопленную лодку. Пока внизу советские моряки борются за жизнь — наверху загорают.

Михаил Иванов, участник Международной подводно-поисковой экспедиции «Поклон кораблям Великой Победы»
Контраст того, что происходило под водой и того, что над водой, — он просто разительный. У тех товарищей кончается кислород и течёт вода, а у этих солнышко и загорают, потому что сбросил бомбу и дальше слушаешь — слышно, не слышно?

Моё место Вайндло — это последнее, что телеграфировал командир Щ-408. Лодка вышла в свой боевой поход в мае 43-го из Кронштадта. Подводникам нужно было прорваться через минный заградительный рубеж, который перекрывал выход из Финского залива в Балтийское море. Щуку то ли по масляному следу, то ли по другим признакам заметил противник. И стал забрасывать нашу подлодку глубинными бомбами. 22 мая капитан Щуки принимает решение всплыть, чтобы дать сигнал на берег и дозарядиться.

Михаил Иванов, участник Международной подводно-поисковой экспедиции «Поклон кораблям Великой Победы».
Немцы не ожидали, что лодка всплывёт, это нонсенс, конечно, был, единственный случай в истории Балтийского флота — такое наглое поведение на глазах у противника. Но они достаточно быстро сориентировались в обстановке и стали планомерно расстреливать подводную лодку всеми средствами, которые у них были. 

Обстреливали Щуку немецкие быстроходные десантные базы. Их финский журналист, кстати, тоже сфотографировал. Несколько часов боя и подлодка, не спустив флага, стала погружаться. Так и не удалось взять ее на абордаж. Поэтому 408-ую и прозвали балтийским варягом. Еще двое суток с подлодки были слышны стуки молотков и работа помпы, которая откачивала воду. В 6 утра 25 мая всё стихло, у финнов последняя запись в бортовом журнале — считаем лодку потопленной.

Михаил Иванов, участник Международной подводно-поисковой экспедиции «Поклон кораблям Великой Победы»
Из внешнего осмотра видно, что бой был очень жаркий, оба орудия развернуты в сторону противника, противник атаковал с севера, а лодка лежит носом на восток, то есть она пыталась прорваться домой.

Только со второго раза — в прошлом году Щуку так и не нашли — и как раз к 9 мая дайверы обнаружили могилу Щ-408. В территориальных водах Эстонии, недалеко от того самого острова Вайндло. У лодки около 15 пробоин, многие в районе рубки. Понятно, что били прицельно.

Вместе с подлодкой здесь — на глубине 72 метра — остались и 40 моряков. В Сосновом Бору живёт Павел Кузьмин, также звали и капитана Щ-408. Это его внук, тоже подводник. Павел часто приезжает в эту петербургскую школу, где в честь его деда и подвига всех моряков затонувшей подлодки создали музей. Семья передала сюда письма командира и личные вещи. Для мужчин у Кузьминых есть только одна профессия — подводником был дед Павла, подводник и отец.

Павел Кузьмин, внук командира Щ-408
Все эти подвиги, говорят, как они могли быть? Никто не хотел умирать, они хотели жить, поэтому они и боролись до последнего. До последнего. Они погрузились и ещё стучали, боролись за живучесть. Они хотели выжить, они хотели победить. Но не смогли.

Узнала теперь, где братская могила Василия Осташева — кока с подлодки и Анна Васильевна Звездина из Подпорожья. Она его родная сестра, ей 98 лет. Вася был младше — 21-го года рождения. Из трёх братьев, ушедших на войну, не вернулся только он. Как и в каждой семье моряков с Щуки, о своём герое здесь хранят память.

Анна Звездина, сестра кока Щ-408
Мать моя хоронила, сколько лет уже прошло, она умирала. Сказала — вот тебе, Вася, храни его пока ты живая. Вот я держу незабудки и ландыши, всё это как бы память, что я его не бросаю. 

Рядом в посёлке Важины, где Василий Осташев учился, назвали в его честь улицу. И установили мемориальную доску. Больше Родина моряков никак не наградила.

Гибель подлодки сразу засекретили. К наградам за подвиг команду не приставили. Зато союзники — англичане — наградили Павла Кузьмина своим орденом посмертно. Теперь про Щуку-408 узнают все корабли, проходящие в этом месте. Братскую могилу моряков занесут в координаты памяти.

Игорь Курдин, председатель клуба моряков-подводников.
Проходя через этот район, несмотря на то, что он территориально находится в эстонских водах, но даже гражданские суда под российским флагом обязаны отдавать дань памяти. Это приспускается государственный флаг на судне, троекратный гудок.

Сейчас в школьном музее, посвящённом подвигу подводников, лежит эта табличка. Эстонские власти пока не разрешили дайверам установить её на подлодку. Но поисковики надеются к следующему дню Победы уладить формальности и опустить мемориальную доску на глубину 72 метра — там, откуда в мае 43-го пришло сообщение — моё место Вайндло.