Главный результат – люди стали чаще улыбаться

Главный результат – люди стали чаще улыбаться

30 сентября 2015 года, 19:59

Староста посёлков Сарка и Смоленец о том, как меняется отношение жителей к родным местам.

О том, как и почему меняется отношение местных жителей к своему поселку, зачем нужно обязательно отмечать большие праздники всем вместе и о главных достижениях за время своей работы в интервью 47channel.ru рассказала староста поселков Сарка и Смоленец Тихвинского городского поселения Елена Климентьевна Снеткова.

 

- Елена Климентьевна, Вы исполняете обязанности старосты сразу двух поселков в Тихвинском городском поселении: Сарка и Смоленец. Насколько эти два населенных пункта отличаются друг от друга?

- Они очень разные. Смоленец – это маленький поселок, находится в глухом лесу. Можно сказать, что он у нас как некий аппендикс, расстояние между Саркой и Смоленцом составляет 23 километра. В Смоленце прописано только 11 человек, а по факту и вовсе проживают трое. Сарка же довольно большой поселок. В нем на протяжении всего года живет 300 с лишним человек. Зарегистрировано в Сарке еще больше людей. Просто многие молодые люди на постоянной основе проживают или в Тихвине, или в Петербурге.

- А где в основном работает трудоспособное население Сарки?

- Наша палочка-выручалочка – это вагоностроительный завод в Тихвине. От Тихвина нас отделяет всего 15 километров. Дорога от Сарки до Тихвина сделана хорошая, машины есть практически у каждого жителя поселка. Так что проблем, как добраться до города, почти никаких не возникает. Хотя, конечно, если бы пустили заводской автобус, было бы вообще замечательно.

- Жители Сарки всегда работали преимущественно в Тихвине? Или раньше работа была в самой деревне?

- У нас здесь когда-то был лесопункт Тихвинского леспромхоза. Практически все мужчины работали там, да и женщинам находилась работа.

- И когда лесопункт закрылся?

- В начале 2000-х годов. И, конечно, после этого найти работу стало возможно только в городе.

- Население деревни после этого сократилось?

- Да, тогда уехало очень много народа. Это были не самые лучшие годы в судьбе поселка.

- А сейчас молодежь начала переезжать назад в Сарку?

- Тенденция, к счастью, наметилась. Сейчас у нас началось предоставление земельных участков. Преимущественно их берет наша местная молодежь, и в основном все до 30 лет. Но также едут и люди из города, чему я очень рада.

- А на какой основе идет предоставление этих участков?

- Предоставление участков идет на общей основе. Понятно, что ничего даром не бывает, но можно сказать, что эта земля распределяется почти бесплатно. Еще раньше такая ситуация была с деревнями, которые расположены еще ближе к Тихвину

- То есть, можно сказать, что происходит расширение Тихвина?

- Да, в какой-то мере. Многие из тех ребят, которые работают на вагоностроительном заводе, говорят, что жить в городе они не хотят и поэтому стремятся перевезти семью в более тихое место. К счастью, дорога сейчас к нам стала замечательная, район всем очень нравится. Он и чистый, и тихий. Поэтому люди к нам едут.

- Получается, что поселок снова живет?

- Я бы лучше сказала, что он оживает. Самое главное, есть рабочие места неподалеку от Сарки. Без них просто никак.

- В школу и детский сад местных детей отвозят в Тихвин?

- Да, абсолютно верно.

- Из того, что Вы рассказали, можно сделать вывод, что Сарка – это почти как ближний пригород Тихвина…

- Мы же вообще входим в состав городского поселения. Хочу обратить внимание, что Сарка – это не деревня, а именно поселок.

- Сколько лет Вы исполняете обязанности старосты?

- Три года, еще до того, как вышел 95-й закон о старостах. У нас и до этого был староста, но жители решили избрать нового.

- Что бы Вы назвали главными результатами своей работы?

- Я думаю то, что, в первую очередь, люди стали другими. Они стали добрее и начали намного чаще улыбаться. Стало меньше склок и скандалов.

Если говорить о более конкретных результатах, то обязательно надо упомянуть дорогу к поселку. Хотя эти работы были сделаны и не в рамках программы по работе со старостами. Большую часть расходов взял на себя Газпром. Были отремонтированы четыре километра дороги от федеральной трассы до поселка. Это очень большое дело!

Я в принципе постоянно уделяю особое внимание работам по ремонту дорог. Например, два года назад были очищены придорожные канавы, спилили кустарник, росший по обочинам. Совсем недавно на Молодежной улице была отсыпана щебнем дорога. Поскольку она грунтовая, то постоянно весной и осенью идет в провал.

По программе также было заказано оборудование для детских площадок. Заказ составлялся так, чтобы были полностью укомплектованы две площадки. В прошлом году уже все было готово, дети и родители очень довольны. На этих площадках теперь чего только нет: и качели для разных возрастов, и горки, и другие игровые элементы.

Так что потихоньку порядок наводится и что самое главное, у жителей стало появляться желание самим наводить порядок.

- То есть у вас в Сарке довольно инициативное население?

- Да, я думаю, что про наших жителей так можно сказать.

- Так было всегда, или это изменения последних нескольких лет?

- Такое отношение было далеко не всегда. Долгое время никому ничего не надо было, в какой-то момент у многих руки опустились.

- Что послужило толчком к перемене отношения?

- Я так думаю, что команда у меня подобралась очень хорошая. Председатель нашего совета ветеранов – очень инициативная женщина. До такой степени, что поднимет на дело кого угодно, вне зависимости от возраста. И общественный совет подобрался замечательный. Он у нас состоит в основном из молодых пенсионеров. Им всем рано руки опускать, да и не хочется. Поэтому вся энергия идет в дело. Особо не надо говорить или напоминать, что нужно что-то сделать. Мужчины у нас в общественном совете замечательные.  Я очень рада, что выбрали именно всех тех, кто в этот совет входит.

- А инициативность в поселке проявляют больше те, кто вышел на пенсию, или молодежь тоже старается помочь благоустроить жизнь вокруг себя?

- Из молодежи в основном инициативу проявляют молодые мужчины от 20 до 30 с небольшим лет. Многие девушки уже стали мамами и «обросли» своими домашними заботами. Так получилось, что среди этих инициативных ребят - все друзья моего сына. Сложилась большая команда, не меньше             пятнадцати человек. Я с ними с удовольствием общаюсь, и они мне тоже здорово помогают, когда где-то что-то надо приколотить, в песочницу песка привезти и так далее. Если на Масленицу, например, нужны какие-то ходули, то все с удовольствием делают необходимую работу. Не было ни разу ни одного случая за эти годы, чтобы кто-то мне отказал. Никто никогда не говорит, что ему некогда.

- Вы стараетесь большие праздники отмечать всем поселком?

- Конечно. Если мы хотим, чтобы все жители Сарки жили дружно и общались между собой, общие праздники необходимы. Например, 1 октября будет день пожилого человека. Каждый год мы устраиваем в местном клубе чаепитие, на которое приходит каждый, кто может. К тем, кто не в состоянии придти, мы сами идем в гости и поздравляем. Хотя бы коробкой конфет и открыткой.

Естественно, мы стараемся широко праздновать Новый Год. Это святое! На все новогодние праздники мы развешиваем по поселку огромные поздравительные плакаты.

Ну и, разумеется, Масленица! Без этого праздника никак не обойтись! В местном доме культуры подготавливают культурную и развлекательную программу. Члены общественного совета и другие жители пекут блины. Раньше пекли блины только женщины из совета, а в этом году другие жительницы, можно сказать, даже возмутились: мол, что это только вы одни участвуете, мы тоже хотим. Так что у нас даже появился конкурс на самый красивый блин и на самое вкусное варенье. К нам даже из города приезжают на Масленицу. Говорят, что у нас веселее и интереснее, чем в Тихвине. 

- Вы упомянули, что только недавно население стало проявлять инициативу. А ведь многие из Ваших коллег - старост отмечают, что наше население в целом довольно безынициативное. Большинство считает, что им все должны дать «сверху». Сами они ничего не должны. С чем связано такое отношение?

- Я могу говорить, основываясь на опыте Сарки. Когда работы нет, то и желания что-то делать никакого нет. И все-таки деревня есть деревня, хотя жители и обижаются, когда наш поселок так называют. Нас тяжелее «раскачать». Я бы сказала, что раньше все жили зажавшись, слово не могли сказать. Только шушукались между собой о различных проблемах. А вот выйти и открыто предъявить какую-то претензию, спросить, почему происходит так, а не иначе, – такого не было.

А сейчас, когда вокруг стало потихоньку все меняться, стали говорить чаще. За эти три года в поселке ведь очень многое было сделано. Ни от одной проблемы, ни от одной жалобы мы не отказываемся. Стараемся помочь людям. Если кому-то надо подсобить с дровами, повесить фонарь во дворе, то мы всем и всегда идем навстречу. Я сейчас скажу, наверное, не очень приятную вещь, но иногда мне кажется, что люди начинают даже привыкать, что часть населения поселка всегда готова что-то сделать, даже начинают наглеть. Раньше, когда здесь по колено был снег и автобус не ходил, все молчали. Сейчас, когда все расчищено и улажено, они требуют от старосты и общественного совета тех вещей, что мы не должны и не можем делать. А ведь люди и сами для себя должны постараться. Если сидеть на диване, ничего, естественно в руки не придет.

- Вы можете рассказать что-нибудь об истории поселка?

- Вы знаете, я уже не первый год стараюсь найти хотя бы какой-нибудь материал. Хотя бы о том, когда было первое упоминание о Сарке. Пока ничего мне нигде не раздобыть. Знаю, что после войны Сарка формировалась как поселение при леспромхозе, и вся жизнь здесь была связана с лесной промышленностью.

- То есть Сарка появилась только после окончания Великой отечественной войны?

- Как поселок, да, именно после 1945 года. Но ведь здесь были более ранние поселения. Рассказывают, что на берегу реки когда-то стоял двухэтажный купеческий дом. Река Рыбежка была когда-то судоходная, и купцы по ней возили на барже товары. Это единственное, что удалось узнать. Больше, к сожалению, никакой информации не удалось получить.

- А есть какая-то информация о том, что происходило в этих местах во время войны?

- Территория, где сейчас расположена Сарка, не была занята немцами. Здесь была линия обороны. Лес до сих пор изрыт, окопы все сохранились, до сих пор не заросли и не затянуты. А вот в Смоленце немцы были.

 Братских захоронений времен войны у нас нет.

- Вам больше нравится жить в городе или все-таки в деревне?

- Конечно, в поселке. Эта разница чувствуется. Я только три года живу в Сарке. Многие годы жила в Тихвине на съемных квартирах. В Сарке, в трехкомнатной квартире, у меня проживала мама. И после того, как она умерла, мы с мужем посоветовались, решили купить машину и переехали сюда. Мы живем не в частном, а в благоустроенном четырехквартирном доме, так что у нас все городские удобства есть. При этом у нас очень красивые придомовые участки. Так вот у наших женщин, можно сказать, идут соревнования друг перед другом, у кого участок лучше. На них расположены и поделки, и цветы, и масса всего другого. В Сарке есть просто выдающиеся садоводы. Очень красиво стало за последнее время. Всем, кто сюда приезжает, очень нравится.

- Какие Ваши ближайшие планы?

- Как было бы здорово, если бы наши планы совпадали с нашими возможностями… Я бы, в первую очередь, с удовольствием отремонтировала все дороги в поселке.

- Но хотя бы в перспективе реализация этого желания возможна?

- Да, я надеюсь. Эти задачи включены в программу 2016 года, и даже есть план на 2017 год. Все расписано.

А еще у нас есть инициативная группа, которая хочет построить в Сарке часовню. Договоренность с администрацией есть, участок под строительство зарезервирован. Вроде, и спонсоры имеются. Но строить-то часовню самим надо будет. Весь вопрос упирается в наличие рабочих рук. А все те мужчины, у кого есть на это силы, и так много времени работают. Столько времени, сколько необходимо для строительства, не могут уделять. Мы очень хотели бы построить эту часовню. Может быть, когда-нибудь этот вопрос решится.

 

Беседовала Татьяна Хрулева.