Фермер: работа или хобби? Почему у одних это успешный бизнес, а у других — борьба за выживание?

23 апреля, 21:15

Больше всего подкашивает то, что вот нет проблеска. Смотришь, вот какие перспективы? А никаких.

Николай Грималов, фермер

Когда меня спрашивают: "А вот у вас есть конкуренты?". Ну, я бы сказал, что на России у меня конкурентов нету. У нашего предприятия по той линейке сыров.

Сергей Остапов, фермер

Год был очень депрессивный и очень сложный. Я не знаю, как для других хозяйств, но в фермерских хозяйствах Лодейнопольского района, часть фермеров даже закрылась и переводится там на другую какую-то работу. Не хотят дальше заниматься выращиванием картофеля.

Александр Шишикин, фермер

Наиболее сложно выполняются работы со сбытом, и я сожалею, что нет каких-то договоров с нашей торговлей, ну вот, как в Белоруссии, когда местные магазины обязаны продавать продукцию местных производителей.

Вячеслав Надеин, фермер

За 5 лет конечно многое изменилось. Самое главное: моё мировоззрение и понятие о сельском хозяйстве. Это очень длинный бизнес.

Лариса Пухлякова, фермер

У меня уже на моём молоке выросли дети, у этих детей тоже дети, они у меня пьют молоко и все говорят: "Коля держись, Коля держись". Хочется быть, скажем так, полезным.

Николай Грималов, фермер


Мне говорят: "Ты смешной, как так можно работать? Машина старая, это старое, сам тоже старый".

У Николая Грималова, что ни день, то ремонт трактора. Сегодня у его T-40 сломался стартер. Накануне на этой машине фермер чистил подъездную дорогу. Техника, хоть и советской закалки, но годы берут своё.

- Это основной.

- А сколько ему лет? 

- О-о-о… Мы, наверное, с ним одногодки! Должны заниматься вроде бы производством, а занимаемся ремонтами, дорогами строительством.

Этот год для фермера один из самых тяжёлых. Николай Грималов не смог запастись сеном – не хватило денег. В начале весны пришлось продать больше половины поголовья коров. На вырученные деньги купил корм для оставшихся животных. Этих запасов хватит до начала лета.

Хозяйство существует 29 лет. Пришли мы сюда, чтобы развести крупный рогатый скот. Нам выделили 7 гектаров земли из госзапаса. Земли не было как таковой. Земля была выделена по принципу: "На тебе Боже, что мне негоже". То есть кустарник был, заболочено всё, понемногу привели в порядок, развели животных.

Николай Грималов, фермер

Николай Алексеевич мечтал о большом хозяйстве. Хотел довести стадо до ста голов. Однако, пасти такое количество животных на 7 гектарах вышло проблематично. И тесно, и земля на бывшем болоте не очень-то фермерская.

Большая часть – земли торф. Глубина залегания доходит до трёх метров. Там даже не пройти человеку, и говорить о том, что там может пастись животное, или косить там – невозможно.

Косить нам негде, у нас нет площадей, мы уже лет двадцать просим выделить нам дополнительно земли под выпасы животных, и под сенокосы, но нам говорят: "Земли нет". Предлагают правда за 100 километров, причём предлагают маленькие объёмы, так что смысла нет. Зайцево, Дымово – это на границе с Финляндией. 20 гектаров.

Николай Грималов - фермер

Основная прибыль хозяйства – коровье молоко. За день животные дают около 20 литров. Из молока фермер делает творог, сметану и сыр. Ещё разводит птицу, свиней, коз, даже ягнята есть. Основные покупатели – жители соседних деревень –  давние клиенты.

Так, Коль, а так оно не влезет, поставь на пол. Не надо, давай сюда.

В этом районе фермерских хозяйств можно по пальцам пересчитать. Все фермеры хорошо друг друга знают, у всех похожие проблемы, стараются друг другу выручать.

- У нас сейчас молока не хватает, поэтому у него перехватываем.

- Вам также тяжело как Николаю Алексеевичу?

- Нет, легко совсем. Ну, а чего делать-то? Сбыта-то нет как такового. Все говорят: "Cбыт, сбыт, сбыт". А где он сбыт-то этот? Попробуйте куда-нибудь сунутся с ним. Берут народ, но очень плохо. Жизнь у нас такая колхозная, они и хочется, но и колется.

Владимир Болтачев, фермер

Литров 12 в день на бензин. Дойка, уборка утром и вечером, особенно в зимний период, приходится пользоваться генератором.

Николай Грималов, фермер

На дворе 21 век, а в хозяйстве по-прежнему нет электричества. Хотя, линия электропередач в ста метрах от ворот, но построена для садоводства. Дачники, вроде, и не против поделиться электричеством, но нужно тянуть отдельную линию. Её стоимость фермеру не по карману.

Дров официально не выписать. Мы обращались, нам сказали: "Всё, лес в аренде, мы к нему отношение не имеем". И вот, приходится что-то мудрить, собирать в лесу что попало. Пилим сухостой, ну, это опять криминал.

Николай Грималов, фермер

Из-за дров 6 лет назад фермера чуть не посадили в тюрьму. Тогда он с помощниками срубил несколько берёз, когда зимой неизвестные воры оставили его хозяйство без генератора и отопления. Через несколько месяцев на агрария возбудили уголовное дело. За судебным процессом следила вся страна.

Дали условно. Ещё пришлось ехать в Выборг отмечаться каждый месяц. Подкосило, конечно, ну что делать, жить-то надо. Мне все говорят: "Коля держись, Коля держись".

Николай Грималов,фермер

Каждый год, как под копирку. Денег на корма не хватает. Приходится занимать у знакомых, продавать поголовье, как-то выкручиваться, надеясь на светлое будущее, но вот верится фермеру в него всё меньше и меньше.

Как так? Человек работает на семи гектарах и имеет 70 голов животных, то есть, как он умудряется? По идее, должны были прийти и сказать: "А вы бы не могли больше развести, что вам для этого нужно? Давайте мы вам это дадим" . Наоборот, стараются сделать всё, чтобы, вот закрывайся, закрывайся, говорят: "Что ты мучаешься, сам мучаешься, жалуешься, оставь себе коровку, две и живи спокойно, и не жалуйся, не проси ничего".

Николай Грималов, фермер

Занимаюсь разведением крупного рогатого скота – абердино-ангусов. Мы выращиваем свою мраморную говядину. Многие считают, что у нас её нет в России, я говорю: "Приезжайте к нам на ферму и посмотрите на наших быков".

Лариса Пухлякова, фермер

Хозяйство Пухляковых – одно из самых молодых в Ленобласти. Ещё пять лет назад здесь было чистое поле, сейчас – современная ферма, целый автопарк сельхозтехники, большое стадо животных. Здесь настоящий крестьянский дух, даже улица называется "Фермерская".

Вот сейчас коровки у нас начинают потихоньку телиться. На этом стаде у нас уже сейчас два телёнка, два бычка. Они, правда, находятся где-то в лесу сейчас. Коровки занимаются активно питанием.

Павел Жуковский, ветеринар

Я после института 10 лет жила на острове Ольхон – это на Байкале такой остров, и, вот, я там ела вкусную говядину. Буряты называют его "скотское мясо". Вот, оно там пахнет молоком и травой, и когда я вернулась в Петербург я поняла, что говядины-то здесь нет. Вот теперь она есть. Когда я начинала, то не понимала всего этого, я же человек городской, я начиталась много всего читала, очень нравились абердины. Красивые, полудикие, думала: так интересно, романтично всё.

Лариса Пухлякова, фермер

Стартовать помог грант по программе "Семейная животноводческая ферма". За счёт него оплатили половину стоимости постройки хозяйства. Начинали с 10 голов. За 5 лет количество животных увеличили в 10 раз. Говорят, могли бы и больше, но земли не хватило.

Она есть, пустует, но она принадлежит кому-то. Мы пользуемся этим, мы ведь, где же косим, мы и косим чужую землю. Вкладываем свои деньги в чужую землю, приводим её в порядок. Это только городским жителям кажется, что там поле, пришёл и коси. А прежде чем косить, знаете сколько нам нужно потратить денег? Отсутствие земли – это мы не растём. Вот сейчас, это у нас маточное поголовье, 105 голов абердино-ангусов. Но мы могли сейчас иметь 300% и больше.

Лариса Пухлякова, фермер

Абердино-ангусы – одна из самых популярных пород в современных фермерских хозяйствах. Благодаря прочной шерсти – не боятся морозов и почти круглый год проводят в поле. Свобода и простор для животных – залог получения качественной продукции. 

Вблизи не хватает полей, приходится отъезжать на дальние деревни, которые находятся на определённом километраже. В Кингисеппском районе у нас сейчас новая ферма. Реконструированная: взяли в аренду 100 гектар земли. Производится заготовка кормов на месте. Там сейчас содержится 40 телок с нашего стада, которые тоже будут осеменяться и выращиваться там. Далековато, но ничего не поделаешь, ближе ничего нет.

Павел Жуковский, ветеринар

Сейчас на хозяйстве строят цех для разделки мяса, а также небольшой комплекс по производству полуфабрикатов. Однако, без глобального увеличения поголовья, говорят, большой пользы в проекте не будет. Для полноценного развития фермеру нужно не менее тысячи гектар, но столько земли чиновники дать пока не могут.

Та волна фермеров, которая в девяностых годах оформляла землю, они сейчас большую часть не работают. Нет закона, который позволяет эту землю в одночасье забрать. Суды становятся на защиту интересов неустановленных лиц. Меня всегда это немножко напрягает, ну, как-так: мы же переживаем за сельское хозяйство, хотим, чтобы эта земля вошла в сельхозоборот, а мы защищаем интересы собственников. Где глава готов взять ответственность, сказать: "Ребята, берите землю, распахивайте и будем отрабатывать"! Но у нас есть и такие примеры, когда в том же Лужском районе начали убирать урожай, приехал собственник, а до этого он там 10 лет не появлялся, и сказал: "Теперь это мой урожай". Ну, пришлось там договариваться 50 на 50. За последнее время (три года) было возвращено в земельный баланс по паевым землям порядка, около двух тысяч гектар. Ну, что такое две тысячи гектар по Ленинградской области? Ни о чём…

Олег Малащенко, председатель комитета по АПК Ленинградской области

Занимаюсь фермерством в Лодейнопольском районе, деревня Нижняя Шоткуса. Выращиваю картофель, морковь, овощи. Что я могу вам сказать? Похвалиться нечем. Первый год за те 20 лет, которые я работаю, хранилище пустое, ничего здесь нету, всё пусто. Прошлый и позапрошлый год погодные условия такие, что мы ничего не смогли убрать. 

Александр Шишикин, фермер 

Перед наступающей посевной настроение Александра Шишикина не радужное. Весь его прошлогодний урожай из-за непогоды остался на полях. Потери такие, что даже на посев не хватит. По подсчётам, из 20 гектар земли засеять получится только пять.

Нету помощи от государства, помощи от обработки и приведению полей в порядок, потому что фермеру с небольшим доходом произвести мелиорацию на 30-70 гектарах очень сложно, это затратно, денег стоит немало, предлагают варианты: "Давайте мы вам оплатим, поможем". Но даже та сумма, которую необходимо вложить, она с 5 нулями, поэтому, сложно говорить, чтобы фермеру с небольшим доходом всё это сделать.

Александр Шишикин, фермер

Посёлок Нижняя Шоткуса выделяется нетипичными для России домами. Их строили норвежцы по российско-датской программе расселения военнослужащих. Жильё давали с условием: хозяин должен выращивать сельхозпродукцию. Один дом – один фермер. Так и начинали.

Начинали мы все вместе, у всех были одинаковые условия, всё было одинаково, все занимались, выращивали картофель, овощи, капусту. За эти последние двадцать лет остался только я один. Один из самых стойких оловянных солдатиков в нашем посёлке – это только я. Не знаешь, я дурак, или они дурные. Трудно понять это всё, но так уж получается. У нас сейчас везде пишут, что в таком-то регионе убрали столько-то зерна, убрали столько-то чего-то, а потом, ну убрали, показывают-то, что убрали, а куда они потом это дели? Оно лежит, и оно никому не нужно, и его никто не берёт. С нас требуют, что вы должны посадить, вы должны больше, вы должны много. А дальше-то что? Ну, вот много вам, возьмите! А дальше? Сейчас открываются гранты, получают и прочее, и вроде как красиво звучит, вот столько-то грантов, вот столько-то у нас чего-то открылось, а дальше то что? Ну, если вы даёте людям возможность работать, то дайте им и возможность его и куда-то реализовать.

Александр Шишикин, фермер

На городских овощебазах картофель принимают от 5 до 10 рублей за килограмм. А себестоимость его производства на хозяйстве у фермера – 12-13 рублей. В районе теперь тоже сложно продать. Везде появились сетевые магазины, у которых свои крупные поставщики из Петербурга.

Здесь я пытаюсь сажать огурцы именно открытого грунта. В межсезонье надо как-то зарабатывать деньги, и что-то ещё делать, и если это пойдёт правильно, думаю, картофель надо будет закрыть.

Александр Шишикин, фермер

Кроме огурцов Александр Шишикин пробует выращивать клубнику, временами она уже даёт прибыль. У дома построил маленькую пасеку, объёмы мёда пока небольшие, но берут нарасхват. Из своих фруктов и ягод в этом году пробует делать варенье. А еще фермер переквалифицировался в коммунальщики – чистит по заказу снег в соседних деревнях.

Это кормилец, его берегу, никому не даю, стараюсь всё делать вовремя. Она у меня работает как часики, в любой момент, в любое время, она может завестись, работать, накормить семью.

Небольшая подпитка финансовая, конечно, хорошо помогает. В общем-то это новое, хотя, не основное, хотя, конечно, было бы лучше если бы я работал в хранилище и перебирал свою продукцию, чем работал зимой и искал где подзаработать.

Надеяться на кого-то... Скажем так, опыт работы за 20 лет показал, что лучше надеяться на себя.

Александр Шишикин, фермер

Ну вообще, в сельском хозяйстве лучше не планировать так, что будет всё здорово. Ничего здорово не будет. Нужно исходить из всяких факторов, которые могу повлиять: погода, ещё что-то есть факторы, которые от тебя не зависят. Основная проблема многих начинающих фермеров в том, что когда они сталкиваются с какой-то проблемой, они начинают паниковать, суетиться, и вместо того, чтобы её каким-то здравым образом решать – опускают руки.

Сергей Остапов, фермер

5 лет назад в тихой деревне Матокса бизнесмен Сергей Остапов основал небольшое производство мягких французских сыров с плесенью. Идеей загорелся после турне по Франции. Тогда ещё никакого продуктового эмбарго не было, просто хотел делать свой "камамбер", для семьи и друзей.

У нас стадо было совсем маленьким, мы просто хотели делать хорошую продукцию, работали с ресторанами, а потом они стали говорить, что им мало-мало, вот и стали расширяться. Стали расширяться под влиянием спроса. Рестораны, магазины, вот сейчас, мы имеем более 200 договоров.

Сергей Остапов, фермер

Сделать сыр оказалось не так-то просто. Опыт отечественного сыроварения не помог, даже хвалёное молоко местных производителей не подошло. Пришлось закупать своё поголовье, строить ферму, разрабатывать корма.

Мы не могли найти в области молоко, которое бы было пригодно с точки зрения вкуса, потому что сыр концентрирует запах силоса, вкус силоса в процессе созревания, и сыр горчит, даже творог отличается. У нас коровы кормятся под своей рецептурой, они кормятся не силосом, а свекловичным жомом, тем, что остаётся от сахарной свеклы. Всё подгоняем под себя.

Консультируют нас сотрудники из французских корпораций: Даниско от Дюпон, они нам, собственно, поставляют и закваски, французские ферменты. У нас, если можно так сказать, эклектика между культурой потребления русской продукции, русских сыров и французскими.

Сергей Остапов, фермер

Есть свои марки, сыр Люнбланш, сделали случайно, напутали с плесенью. Сейчас на ферме это один из самых популярных продуктов. Кроме них здесь производят сыр козий, овечий, а недавно взялись за колбасу.

С трудом получили документы на колбасу варёную, всем известную докторскую, нам не разрешили брать это название, потому что оно сопряженно с гостом. Гост предусматривает нитрит натрия как консервант в этой колбасе. Ну, мы пошли по такому пути, назвали её "Профессорской". Получили на неё документы, и вот стала "Профессорской", народ улыбается.

Посмотрите, кто делал сыры с плесенью у нас двадцать лет назад! Кто их делал? Никто их не делал. У нас были чётко госты – российский, пошехонский и все. Этим были довольны.

Куча ошибок, куча нервов, проблем, но как видите, это всё преодолимо. Сложно, но не невозможно.

Сергей Остапов, фермер 

- Люди хотят заниматься фермерством?

- Ну, вы знаете, массовое занятие фермерством не наблюдается. Как бы мы сегодня не говорили, область — это больше крупномасштабное производство, но на сегодняшний день программа поддержки существует. За шесть лет работы программы выплачено 856 миллионов, 231 фермер получил гранты. За последнее время, за последние 5 лет произошла позитивная динамика, количество поголовья в крестьянско-фермерских хозяйствах увеличилась. Мы пропагандируем потому, что есть земля, на которой можно работать, есть программа, которая поддерживает данную территорию, чтобы создавались рабочие места и двигались вперёд.

Олег Малащенко, председатель комитета по АПК Ленинградской области

Это коллекционный сад, собран именно в этом саду коллекция 120 сортов культурных и несколько представителей диких яблонь, которые еще до человечества росли.

Вячеслав Надеин, садовод

Потомственный агроном Вячеслав Надеин — один из тех, кто пробует возродить забытые садовые традиции Лужского района. Сейчас, работает над созданием нового сада яблоневых и грушевых растений. Его заложили в прошлом году на заброшенных совхозных полях.

Грушевых насаждений в области практически нет, даже при всём желании, там закупить грушу, на рынке нету местной груши поэтому это, наверное, один из крупнейших грушевых садов в области. С грушей боятся связываться, потому что она, в общем-то пограничник в нашей зоне, не даёт стабильных урожаев. Для сада очень важна микроклиматическая особенность, здесь не должно быть застойных вод, не должна быть аэрация воздушная, застойные холодные массы воздуха, заморозки, то есть, подобрать участок, чтобы его тебе выделили, было очень непросто.

Нам приходится всё подымать с нуля, у нас нет каких-то традиций, когда фермер получает хозяйство — работающие от папы, и небольшими вложениями продолжает. Нам всё приходится делать с нуля — подымать мелиорацию, строить дороги, подводить электричество.

Вячеслав Надеин, садовод

Эксперименты с яблоками Вячеслав начал ещё во время учёбы в школе на даче родителей в Киришах. Окончив сельхозинститут в Пушкине перебрался в Лужский район, где заложил свой первый сад. Местные отмечают: о яблоках он может говорить бесконечно.

В нашей зоне если не делать как поляки по 30 химических обработок, то яблоки довольно страшненькие и разных размеров, то есть, то, что называется "не кондиция" для торговли, и куда-нибудь пристроить яблоко — очень большая проблема. Мы выбираем глазами самое кругленькое, самое яркое, и получаем на прилавках несъедобные пластмассовые овощи и фрукты.

Вячеслав Надеин, садовод

Неудачи со сбытом не остановили энтузиазм. Садовод продолжал выводить сорта, искал партнёров, давал объявления в газетах. Случайно о яблоках Вячеслава узнал другой энтузиаст — предприниматель из Петербурга. Он искал сырьё для производства сидра.

Я понял, что хороших качественных сидров и натуральных не делает практически никто, и мне захотелось это сделать самому. Для хорошего сидра действительно нужны уникальные, хорошие яблоки. Наши яблоки, которые произрастают в Ленинградской области, зачастую имеют высокую кислотность, маленькие, сахара и практическое отсутствие яблочного тонина, который даёт терпкость. За ним я и начал гоняться. В 2015 году свела нас судьба с Вячеславом Надеиным, он предлагал разные сорта яблок, и среди его сортов я нашёл действительно то, что меня вдохновило.

Дмитрий Тихомиров, предприниматель

За последние два года из лужских яблок произвели более 100 тысяч литров сидра разных марок. Продукция оказалась популярна у баров и ресторанов. Объёмов не хватает, поэтому бизнесмен купил в Олешно ещё один участок. Наконец-то сбылась мечта садовода — выращивать продукт в промышленных масштабах. Если всё получится, через 5 лет его хозяйство ежегодно будет выращивать уже не десятки, а сотни тонн яблок и груш в год.

О дороге, электричестве, полях Николай Грималов уже давно не мечтает. Ему главное животных прокормить до первой травы. В этом году опять придётся пасти коров, где попало, выслушивать претензии дачников, унижаться перед нерадивыми владельцами сельхозземли, просить разрешение на выпас животных. Иногда они идут навстречу, но чаще – отказывают. Однако деваться некуда, другого выхода у фермера пока нет.

И приходит ко мне знакомый, и говорит, а мне вот выделили 125 гектар земли. Я спрашиваю: где? Он: вот здесь, рядом. Я говорю: "Под что тебе выделили землю?". Он говорит: "Под сенокосы". Я вот его знаю, он два года уже там ничего не делает. Я говорю: "Вы знаете я прошу уже 20 лет, а мне не выделяют, а вам выделили. Как так?".

Ждём до осени. Как бы лето можно ещё пережить. Посмотреть, если ничё не меняется, то закрываемся, оставим себе, может коровку, может две.

Николай Грималов, фермер

Сюжеты по теме  /

Оставить комментарий  /

Комментарии  /  0