Гектары даром! Ленинградская область готова раздать спящие сельхозземли тем, кто их разбудит

10 сентября, 21:20

Надоели города, суета и пробки,
Путь в Европу нам закрыт, а в Хабаровск долгий
Из планктона вырасти в бизнесмена надо!
В Ленинградской области раздают гектары!

Ролик в наивном стиле и лось Василий, он же Лосилий в главной роли. Это блогеры пытаются "раскрутить" сразу два больших проекта Ленобласти. Василия, как неофициальный бренд и "Ленинградский гектар", как официальную программу. 

Но дальше шутки заканчиваются. До 10-ти гектаров в отдаленных районах области и три миллиона подъемных. А через три года возможность выкупить эти земли почти даром за 3 процента от стоимости. Все это тем, кто хочет развивать сельское хозяйство.

Чтобы к нам приезжали люди из Санкт-Петербурга. Задача какая? Передавая землю, оказывая поддержку, создать семейный клановый бизнес. Возродить хутора, крестьянские дворы, которые есть в Европе. Вот если взять Голландию, там ферма переходит по наследству столетиями.

Александр Дрозденко, губернатор Ленинградской области

Вот он потенциальный "Ленинградский гектар". Пока тут трава по колено и заросли борщевика, и в регионе таких бесхозных земель насчитали 256 тысяч гектаров. Но они очень ждут своего фермера, и если он придет, в области уверены, то эти "спящие" земли вполне реально превратить в крепкие фермерские хозяйства.

Анастасия Щербакова, корреспондент

Ленинградское непаханое поле – это треть всех сельхозземель региона. И все они в 4 депрессивных районах: Сланцевский на юго-западе, Лодейнопольский, Подпорожский на севере и Бокситогорский на юго-востоке. Причем, формулировка "депрессивные", это не чтобы принизить значимость районов, это официальный их статус, который с помощью "Ленинградского гектара" хотят стереть!

Мы определили 4 района, где неизменно уменьшалось количество жителей. Бокситогорский район на  32% меньше людей стало, Подпорожский на 28%, уменьшилось количество жителей. Но земля, ее, наоборот, стало больше. Бокситогорск – используется 15 процентов. 85 процентов пустуют,  потенциал колоссальный. Есть надо чем работать.

Олег Малащенко, председатель комитета по АПК правительства ЛО

Попробовал бы кто в советское время назвать Старополье, это Сланцевский район, депрессивным, неперспективным поселком: главный сельсовет на десяток соседних деревень, и самое важное – большой совхоз!

Тут было 4 тысяч голов коров. Все брошенные поля обрабатывались. Сажали морковь, а сейчас всё! С 92 года нет совхоза, людям негде работать. Уезжают! Молодежь вся уезжает. Молодежи очень мало!

Татьяна Еговитова, инженер-землеустроитель Старопольского сельского поселения

Администрация Старополья инвентаризирует бесхозные земли. Вот этот участок, 14 гектаров прямо у поселка. Вся инфраструктура: школа, сад, коммуникации: вода и электричество. И таких "сладких" кусков близ населенных пунктов только в одном Старопольском поселении насчитали уже 400 гектаров.

Если мы говорим, что человек в поле приедет тот, кто не знает, как к полю подойти, то таких людей, к сожалению, ничего не выйдет.

Виталий Овлаховский, глава администрации Старопольского сельского поселения

Я бы поставила на 1 план возможность муниципалам предоставлять эти земли местным фермерам, которых мы знаем, и которым не хватает земли для расширения своего производства.

Наталья Никифорчин, председатель комитета по управлению муниципальным имуществом и земельными ресурсами администрации Сланцевского района

Программа еще весьма условна: не принято ни одного документа, но уже в комитете по АПК стопка из 5 сотен обращений на дармовые земли. Чиновники предупреждают, отбор будет строгий.

Люди должны понимать, какой результат они видят на выходе. Они должны обладать неким набором знаний. Любое дело должно быть проработано. Кому попало раздать деньги нет смысла.

Татьяна Агапова,  начальник департамента по развитию сельского хозяйства

Целый день у администрации Лодейнопольского района идет охота на главу. Из Петербурга приехали гонцы, в перспективе хотят земли, а пока хотя бы визитку районного начальника.

У нас в планах собрать 500 семей петербуржцев, и переехать…

Это члены некоммерческой организации "Ленинградский гектар".  Специально объединились и даже зарегистрировались, чтобы сменить городскую прописку на деревенскую. Воодушевленно рассказывают, как они будут развивать и поднимать район.

Мы будем все вместе. На совместных полях, купим доильные аппараты, будем коров держать в этом как его… ну, я забыла название… 

Владлена Москварцова, член НКО "Ленинградский гектар"

Я в прошлом военный, строительством занимаюсь, я хочу аэростат сделать, воздушный шар. А это туристическое развитие области.

Владислав Шешуков член НКО "Ленинградский гектар"

Не хотелось бы расстраивать дерзких "городских", но именно в Лодейнопольском районе, хоть он и обозначен в плане программы, свободных земель сельхозназначения нет. Вообще. Такой казус.

Прямо скажем, у нас трудно с этим. Все было выделено коллективно дольщикам работникам соц. сферы. Кто-то долю продал. У кого-то она обрабатывается фермерами. Сейчас мы ведем работу, чтобы обратить в муниципальную собственность невостребованные доли. Чтобы предоставлять фермерам.

Илья Дмитренко, глава администрации Лодейнопольского района 

Район неоднократно подавал в суд на пайщиков из 90-х, но система всегда занимает позицию "неустановленного круга лиц". А вдруг объявятся? 

И объявились. Но не мифические владельцы, а соседи Лодейного Поля, Волховский район. Здесь сложили, посчитали – немного, конечно, но 200 гектаров пустуют, а, чтобы земля работала, и люди приезжали, тоже хочется.

Вот конкретно 12,5 га. Он зарос, а вот этот участок обрабатывается фермером. Этот участок мы готовы предоставлять, отмежевать.

Анатолий Иванов, Заместитель главы администрации  Волховского района по экономике и инвестиционной политике

Но пока Волховский или Лужский, например, районы выглядят куда более привлекательными для инвесторов, область отдавать их под фермерские старт-апы вряд ли станет, скорее оставит своим, уже работающим аграриям. 

Вот мы сейчас с вами посмотрим маньчжурский орех, как ему хорошо в Ленобласти.

Алексею Грибину все равно, в каком именно районе ему предоставят гектар. А на это он очень надеется. В областном АПК слывет известным экспериментатором. Единственный в Европе наладил производство кленового сиропа. Даже американцы признали: "Настоящий!". И вот теперь он хочет опять варить.

Сироп из Маньчжурского  ореха самый вкусный, даже вкуснее кленового. Он дороже кленового. 

Алексей Грибин, фермер

Маньчжурский орех родом с Дальнего Востока, поэтому, вполне понятно, что Грибин и в ту далекую программу подал заявку, тоже попросил земли. Но приглашения пока не было.

Общего между Дальневосточным и Ленинградским гектарами, пожалуй, только название. Принципиальное отличие: кому и на какие цели даются земли. В дальневосточном проекте участвовать могут все, и взрослые, и даже дети, и гектар дают на любые цели, не запрещенные законов, в Ленобласти все-таки в приоритете фермерство. Ну и сколько земель дают? На Дальнем востоке ровно 1 гектар, все согласно названию, у нас область и на 10 Га не скупится.

Анастасия Щербакова, корреспондент

Но даже 10 гектаров для фермера Грибина, это как шесть соток для дачника. Ленинградская земля идеально подходит для его проекта. НО!  Королевство маловато!

Если делать проект, то минимальная площадь 100 га, и должно быть понимание со стороны региона, у правительства было понимание, что мне надо больше. Реальная цифра – 6-8 тысяч Га. И тогда это будет огромный проект, тогда в США, Канаду, Европу сможем поставлять.

Алексей Грибин, фермер

А вот 3 миллиона подъемных для сиропного мастера не так уж важны. Его бизнес специфический. На ореховых плантациях не нужно строить ни дом ни ферму. Но если посмотреть на классического начинающего сельскохозяйственника, без денег никуда. Главное, чтобы хватило.

Три миллиона – это что? Один миллион – трактор. Он нужен в любом случае, борона. Плуг – это еще полмиллиона. Если фермер будет заниматься крупным скотом, то нужна ворошилка и пресс – это еще полмиллиона, то есть 3 миллиона – это мало. 

Алексей Трифанов, директор института агроинженерных и экологических проблем сельхозпроизводства

Я начинала сама, обращалась к опытным дояркам. Как вымя мыть, как доить.

Фермер Ольга Безгина, когда начинала, ей даже трех миллионов не светило, и бесплатной земли в пользование, тем более. По областной программе "Начинающий фермер" получила грант в половину меньше – полтора миллиона плюс кредиты. Так место 2-х коров в хозяйстве сразу стало 50. И, оказалось, не в деньгах проблема.

Я не была готова, как реализовывать. Я подоила, все переработала, и поехала в город, и просто на рынке. Я разговаривала с людьми, и так и продавала на рынке.

Ольга Безгина, фермер

Петербург, как главный рынок сбыта отмели сразу: от фермы, от Алеховщины это 240 км. Поэтому задействовали округу. И так Берзина стала королевой автолавки!

Не очень обычно, что женщина за рулем. Я комфортно себя чувствую. Высоко, как будто в джипе. Государство субсидировало покупку этого авто. Машина стоит 1 млн 350, государство субсидировало 700 тысяч.

Ольга Безгина, фермер

Автолавка плюс собственный фермерский магазинчик и кафе, так расходится все произведенное Безгиными. Конечно, звучит оптимистично: успешный фермер. Только Ольга предупреждает будущих "гектарообладателей": работать надо с 5ти утра и до... 

Если ты городской, то окунуться в эту деревенскую жизнь – это очень тяжело. Если ты готов, ты молод, не надо бояться. Надо идти и пробовать. Если сердце стучит и клокочит, надо не бояться. 

Ольга Безгина, фермер

Нам не получится все хозяйства сделать уникальными. По-любому, сколько-то будет овощеводов, молочников, мясников. И когда они большая фермеров, а рынок сбыта маленький. Они начинают конкурировать. Начинают гробить друг друга. И это может привести к тому, что они начинают говорить: "зачем мне это надо?" и вернутся.

Михаил Шконда, президент ассоциации КФХ ЛО и СПб

Александр Афанасьев в прошлом успешный предприниматель из Петербурга. Теперь прописан в деревне Хотило под Сланцами. Такой вот дауншифтинг, смешанный с агротуризмом. Афанасьев считает, что чем больше тут будет фермеров даже с одинаковым профилем, тем лучше. Только нужно сразу договориться, и слово "конкуренция" заменить на слово "кооперация".

У меня за рекой Олег Елагин, он выращивает герифордов, куда сбыть – это большая проблема. А если 40 фермеров будут бычков выращивать. Вот если нас в местный кооператив – это хорошо, но даже мало, вот бы вся Ленобласть. Да, с "Мираторгом" мы не сравнимся. Вот сейчас они у нас покупают за 190 рублей килограмм, а если бы мы все продавали, цена была бы другая.

Александр Афанасьев, фермер

У Афанасьева 100 гектаров, а всего в Сланцевском районе свободных земель 15 тысяч. Так что коммерсант соседей ждет. Места тут красивые!

У нас тут в округе 57 км, в которых зимой никто не живет, и мне это очень обидно, видеть как в 160 км от Петербурга все умирает. И я приветствую инициативу губернатора, что да, надо выделять тут земли.

Александр Афанасьев, фермер

"Ленинградский гектар" - пока это проект. Принятие программы и утверждение документов ожидается до конца года. Соответственно, реально раздавать гектары начнут только в следующем году. Но вряд ли потенциальные переселенцы захотят выбирать земли зимой. Потом еще ждет кадастрирование, тоже не быстро. Поэтому скорее всего первооткрыватели "дальнеленинградских" полей начнут оживать только летом следующего года! 

Оставить комментарий  /

Комментарии  /  0


Сюжеты по теме  /