Где Россия училась летать

Где Россия училась летать

3 июля 2015 года, 16:47

Полет Чкалова под мостом Равенства – так в Ленинграде в 1920-е называли Троицкий – не менее знаменит, чем его перелет через Северный полюс в Америку. Валерий Павлович в то время служил в Гатчине. Служил недолго, с 1926 по 1928 годы. Возможно, именно после этого рискованного маневра его срочно перевели в Брянск.

Поступок Чкалова, действительно хулиганский, любое начальство мог бы довести до крайней степени кипения. Но сами летчики, и даже асы, храбростью и мастерством Чкалова в тайне восхищались. А молва о том, что Чкалов пошел на риск ради любимой женщины Ольги, которая в последствии стала его женой, сделала из него героя в глазах народа еще задолго до того, как он совершил реальные подвиги.

Легендарный пролет под мостом вошел во все фильмы о советском асе.

Впрочем, историки скептически относятся к этой странице в биографии Чкалова. И считают, что именно киношники все это и придумали. Действительно, согласно воспоминаниям великого советского режиссера Михаила Калатозова, постановщика фильма «Чкалов», так и получается.

Калатозову не очень нравился сценарий будущей картины. В нем было много пафоса и героики. Из Чкалова, к тому времени уже погибшего, советская пропаганда ваяла икону. По понятным причинам, в фильме нельзя было рассказывать о необузданном характере знаменитого летчика, который неоднократно попадал под суд за нарушения дисциплины и пьяные дебоши. Но однажды в курилке Калатозов услышал от летчиков историю о бравом пилоте, который еще до революции пролетел под одним из невских мостов. И в голове режиссера, как говорится, все сразу сложилось. Из хулигана сделали романтика, жаждавшего покорить небо.

О том, что такой трюк в принципе возможен, доказал летчик Евгений Борисенко, который в 1940 году на съемках фильма «Чкалов» пролетел под невским мостом.

И безымянный ас, и Чкалов, и Борисенко, как, впрочем, и многие другие легендарные русские и советские летчики начинали свою карьеру в Гатчине, где был организован один из первых в России аэродромов. В 1862 году газета «Санкт-Петербургские губернские ведомости» сообщила о начавшихся работах по «выкорчевке пней в десяти рощах на учебном поле против Гатчинского дворца». Сначала Военное поле использовалось для учений и смотров. А осенью 1908 года несколько офицеров из Гатчины отправили на стажировку во Францию. Эта командировка стала настоящим прорывом. Офицеры вернулись в восторге. Но не от Парижа и француженок. Оказалось, они принимали участие в полетах на аэроплане вместе с легендарным Вильбуром Райтом.

Пионер авиации не просто так катал по небу русских. Через них он предложил военному ведомству купить 10 аппаратов своей системы за 200 тысяч рублей.

Русские генералы проявили дальновидность и подлинный патриотизм. В военном ведомстве твердо сказали: «Аэропланы братьев Райт не пригодны в армейском деле. Лучше мы выделим деньги на разработку собственных конструкций».

Средства дали на постройку пяти аэропланов. А полноценный аэродром решили строить в Гатчине на Военном поле. Тут не последнее слово оказалось за императором. Поле находилось недалеко от Большого дворца, и царь-батюшка хотел лично наблюдать из своих окон за полетами.

Россия очень быстро входила в эру авиации. В августе 1910 года состоялся первый выпуск Авиационного отдела Офицерской Воздухоплавательной школы. А за первые пять лет ее работы подготовили больше трехсот летчиков.

На Гатчинском аэродроме проводилось не только обучение, но и испытания. В одном из ангаров размещалась мастерская Я.М. Гаккеля, где он работал над созданием самолетов собственной конструкции. Газеты назвали и стоимость аэропланов русской постройки: «Россия-А» - 9500 рублей (аналогичный заграничный аппарат – 14 000 рублей); «Россия-Б» - 9250 рублей. 6 июня 1912 года на Гатчинском аэродроме испытали еще одну новинку – разработку Г.Е. Котельникова – первый в мире ранцевый парашют «РК-1» («Русский. Котельников. Первая модель»). Для первого прыжка сделали манекен весом 76 килограммов, который был привязан к гондоле аэростата и «спрыгнул» с высоты 200 метров. Через шесть дней манекен сбросили с высоты 100 метров.

Удачные испытания, впрочем, ничем не закончились. Проект «зарезало» Главное инженерное управление русской армии. Парашют не приняли из-за… его высокой безопасности. Начальник русской авиации, великий князь Александр Михайлович опасался, что, имея парашют, авиаторы будут покидать аэропланы при малейшей опасности. А без летчиков дорогостоящие машины обречены. Великому князю стало жалко денег.

Среди знаменитых учеников гатчинской Офицерской Воздухоплавательной школы – поручик Петр Нестеров, основоположник высшего пилотажа. Свою первую «мертвую петлю» он выполнил на аэродроме под Киевом. Но по письмам летчика видно, что план совершить самолетный кувырок в воздухе он разработал именно в Гатчине.

Товарищи Нестерова по школе – удивительные люди. Настоящие фанатики неба. Кино бы про таких снимать, романы писать. Их судьбы того стоят. Вот только несколько имен.

Михаил Ефимов, первый русский авиатор. После революции перешел на сторону большевиков. В конце Гражданской войны оказался в Одессе, попал в плен к белогвардейцам. И несмотря на всю свою известность был казнен.

Лидия Зверева, первая русская авиатрисса. Вместе с мужем Владимир Слюсаренко во время Первой Мировой войны организовала производство самолетов для армии и школу для подготовки летчиков. Умерла от тифа в 1916-м, ее муж после революции эмигрировал в Австралию.

Константин Арцеулов, русский ас. Во время Первой Мировой войны провел более 200 разведывательных полетов, 18 успешных воздушных боев. Среди его достижений – первый в мире крайне рискованный эксперимент. Летчик ввел свой самолет в «штопор» и благополучно выровнял машину. В последующем его уроки спасли многих от гибели в момент чрезвычайной ситуации в воздухе. В 1930-е был арестован, потом реабилитирован. Но из-за длительного отсутствия летной практики не смог вернуться в авиацию. Прожил долгую жизнь, но уже без неба: Арцеулов стал известным художником, иллюстратором книг.

И после Великой Отечественной войны Гатчинский аэродром работал какое-то время. Здесь испытывали первые реактивные самолеты – МиГи. Среди испытателей был еще один легендарный человек – будущий космонавт № 2 Герман Титов.

Сейчас гатчинский аэродром уже не действует. На его месте построен большой жилой микрорайон. Бывшие аэродромовские постройки трудно из-за ветхости отличить от заброшенных трансформаторных будок и сараев советских времен.

Но авиационное прошлое в Гатчине чтят. Недалеко от дворца можно увидеть памятник – настоящий самолет начала прошлого века.

Экспозиции первым летчикам посвящены в музеях города. Улицы названы именами Нестерова, Чкалова и других знаменитых авиаторов. И мы с гордостью можем сказать: именно в Гатчине обрела крылья и училась летать Россия.

Анатолий Аграфенин