Электрички: Ленобласть может быть спокойна

Электрички: Ленобласть может быть спокойна

6 февраля 2015 года, 19:39

Какие решения необходимо принимать регионам, чтобы сохранить электрички, и что уже сделано правительством Ленобласти – 47channel.ru рассказал профессор кафедры региональной политики и политической географии СПбГУ Николай Межевич.

– Николай Маратович, начавшийся 2015 год не очень богат на радостные новости. И на этом фоне сообщение о том, что в Ленинградской области снизится тариф на пригородные перевозки - электрички для населения, даже удивило….
– Да, вы правы. Хорошие новости в явном дефиците. И известные внешние факторы, и не всегда понятная наша внутренняя политика, к примеру, финансовая, оптимизма не добавляют. Довольно много говорят и пишут о проблемах регионов, якобы катастрофической ситуации с региональными бюджетами.

Еще до Нового года в ряде субъектов федерации было объявлено даже не о повышении цен, а о закрытии пригородного сообщения. Да и у нас, накануне Нового года стало известно, что тариф на проезд в электричках по территории Ленинградской области увеличится с 2,25 рублей за километр до 2,65 рублей за километр.

– А на самом деле?
– На самом деле все у всех по-разному. Кто-то «закрывает» электрички как вид транспорта, а кто-то находит возможность в трудной ситуации поддержать пассажирские перевозки. В европейской части России электрички, а точнее электрички и дизель-поезда часто являются единственным видом транспорта «из пункта А в пункт Б». Да и в Ленинградской области такие примеры есть. В целом на Северо-Западе это большая проблема для Вологодской и Псковской областей сопоставимых по многим параметрам с нами. С 1 февраля 2015 года Северо-Западная пассажирская пригородная компания (СЗППК) полностью отменяет пригородное сообщение на Псковщине. Такого не было и в 1990-е….

Эта проблема актуализировалась примерно год назад. Весной 2014 года значительная часть функций связанных с пригородным сообщением передана администрациям регионов. Регионы с этого момента стали разрабатывать комплексные планы перевозки пассажиров, размещать госзаказ на доставку пассажиров электричками. Кто-то это делал более успешно, а в других субъектах положились на «авось».

– Как-то странно, госзаказ на пассажирские перевозки по железной дороге? А кто еще может выиграть подобный тендер?
– Естественно монополист – перевозчик. Но есть еще и автобусное сообщение. Идеальный вариант  - координация всех видов пригородных перевозок из одного центра. И, конечно же, этим должны заниматься на региональном уровне. Собственно, так и поставлен вопрос в Ленинградской области: избегать экономически неэффективного дублирования железнодорожных и автомобильных перевозок.

– Хорошо, маршруты сохранятся, цена уменьшится, но откуда возьмутся деньги?
– Из того же областного бюджета, других денег нет. Это называется межтарифная разница, и ее будут платить из бюджета региона. Такой подход позволит сохранить все маршруты электричек. Итак, регулировать цены на поездки и расплачиваться за все будут субъекты федерации из собственного бюджета. И здесь многое зависит от эффективности работы региональных правительств. Сегодня ясно: ряд субъектов федерации проявляют инициативу, вертятся, если угодно. Оптимизируют расходы, стараются повысить доходы. Другие стоят с протянутой рукой в Москве на улице Ильинка у дома 9. Но в 2015 году это менее эффективное решение, чем в 2012-м.

– Николай Маратович, есть такое мнение, рост цен на пассажирские пригородные перевозки связан с неэффективностью т.н. «Северо-Западной пригородной пассажирской компании».
– Все несколько сложнее. Напомним, для того, чтобы проезд в электричках не так сильно "бил по карману", а маршруты не сокращались, в СССР пассажирские перевозки дотировались за счет грузовых, эта же практика сложилась и в России. Однако грузовые перевозки уже не растут.  Прошедшие реформы бывшего советского Министерства путей сообщения привели к тому, что возникли такие структуры как «Северо-Западная пригородная пассажирская компания», которая не хочет работать себе в убыток. Отметим еще то, что железная дорога, как правило, монополист. А как ведет себя монополист? Как управдом в «Брильянтовой руке»: «не будут брать – отключим газ».

– Еще вопрос: в городе живет 5 миллионов жителей, они ездят на дачи, иногда на работу, иногда в гости, им, наверное, город помогать должен?
– Ситуация необычная. Электрички начинают свой путь в одном субъекте, часто едут через всю область, а иногда заканчивают вообще в третьем субъекте федерации! В 2014 году город выделил 10 млн рублей на субсидирование перевозок «Северо-Западной пригородной пассажирской компании» в границах города.

Власти Санкт-Петербурга справедливо указывают на то, что в соответствии с федеральным законодательством, в т.ч. «Бюджетным кодексом» они не могут оплачивать перевозки в другом субъекте РФ. Иными словами город может дотировать перевозки от Финляндского вокзала до Девяткино. Система «заточена» не для Москвы – Московской области и Петербурга – Ленинградской области, а для всех остальных субъектов. Действительно, какой смысл Ленинградской области субсидировать перевозки в Вологодской? Хотя, с другой стороны, и там живут граждане России и у них та же Конституция.

– Что же делать?
– Первое. Подключать федеральное собрание, совершенствовать законодательную базу. Кстати оно уже «подключилось». В феврале будет специальное заседание по данному вопросу.

Второе. Выстраивать систему отношений «область – город» с учетом нашего единства и  общих задач социально-экономического развития.

Третье. Связать все планы и программы развития Ленинградской области с планами транспортников. И население, и бизнес должны знать, где находятся приоритетные территории развития и как к ним доехать. Все стратегические документы от планов модернизации ЖКХ до «Программы 12» так или иначе, зависят от транспортной эффективности.

Что бы ни говорили про автомобилизацию населения, в нашей стране именно эффективный пассажирский пригородный транспорт это источник транспортной мобильности, а значит и способ обеспечить развитие не только в одной точке, но и в пространстве регионов в целом.

– И что мы имеем на перспективу?
– Как отметила пресс-служба губернатора и правительства Ленобласти, для пассажиров пригородных электричек будет назначен тариф в размере 2,5 рубля за километр. Это означает, что установленный с 1 января 2015 года и действующий на сегодняшний день тариф снизится на 0,15 рубля за каждый километр. Это существенно, если вы едете не во Всеволожск, а, к примеру, в Лодейное Поле.

Безусловно, принятые решения имеют не только экономическое, но и политическое значение. С экономической точки зрения, это признак эффективности работы правительства Ленинградской области. С политической точки зрения, это хороший ориентир для других субъектов федерации и понятный знак иностранным инвесторам. Более того, мы должны понимать, это не простое решение, принимаемое в непростое время, сделано именно губернатором А. Дрозденко.

– Почему им?
– Цена вопроса для областного бюджета велика, такие вопросы решаются первыми лицами.

– Сейчас ясно то, что мы в Ленинградской области решили ситуацию до вмешательства президента России?
– Именно так, 3-го февраля пресс-служба губернатора Ленинградской области объявила то решение, которое мы обсуждаем. А 4-го февраля Президент России Владимир Путин потребовал от Минтранса немедленно восстановить отмененные маршруты и спросил у вице-премьера правительства России Аркадий Дворковича о его здоровье. Это не смешно…. Российская власть проходит проверку кризисом. Электрички – это случай частный, но показательный. Остаются вопросы, почему многие губернаторы, министры и как выяснилось, вице-премьер не понимают того, что видно населению 22-х субъектов федерации и президенту. В любом случае у нас в Ленинградской области мы можем быть спокойны.

В текущей ситуации на первых лиц в регионах ложится особая ответственность, рискну предположить то, что кадровые подвижки неизбежны. Губернаторы, допускающие ошибки такого масштаба, как закрытие пассажирского железнодорожного движения, неизбежно потеряют свои позиции.  В этом контексте губернатор А. Дрозденко проявил себя как администратор и политик, работающий на опережение.