Скачать

Деревни без жителей и жители без деревни: как исчезают с карты вымирающие населённые пункты?

1 февраля 2016 года, 19:32

В областном парламенте решили установить новые правила ликвидации деревень.

С карты Ленобласти чуть было не исчезла деревня Романовщина. Депутаты из Сланцев попросили региональный парламент снять с учета деревушку за неимением жителей. Но в итоге Романовщину спасли, нашлось там охотничье хозяйство, а значит, решили — деревня еще жива. Как выяснило «Ленвремя», в области таких, как Романовщина, 160 деревень, в которых никто не прописан. На минувшей неделе областной парламент решил усложнить процедуру их исключения из реестра населенных пунктов. В области уже есть примеры — деревню ликвидировали, а люди остались. В одном таком поселке-призраке побывал Олег Кузьмичев.  

_

Олег Кузьмичёв, корреспондент
Примеры того, как населённые пункты исчезали с карты Ленинградской области, у нас, конечно, есть. Вот, например, бывший посёлок Блудное под Всеволожском. Несмотря на то, что Блудного уже нет больше двадцати лет, здесь до сих пор сохранился единственный жилой дом — пятиэтажка, которая находится прямо в лесу. В этом доме и сейчас живут люди.
 
Алексей Красовский, уроженец д. Блудное
У меня в паспорте написано «Посёлок Блудное Всеволожского района Ленинградской области»
 
Алексей, наверное, единственный здесь, у кого в паспорте есть это название. Все местные уже давно разъехались. Блудное ликвидировали тогда же, когда распался Советский Союз. Сейчас в единственном доме, оставшемся от Блудного, живут люди, которые посёлок Блудное и не видели. Ни на одной карте этот дом не найти, а с 90-х он передан Всеволожску, хотя находится в пятнадцати километрах от самого города. Поэтому и коммунальщики сюда редко доезжают. От остального посёлка ничего не осталось.
 
Алексей Красовский, уроженец д. Блудное
Вот мы сейчас находимся на центральной улице бывшего посёлка Блудное и вот мы видим кромки, вершины ельника — это взрослый лес, граница посёлка. А вот лес, который подрос, — в этих местах как раз находились частные владения жителей посёлка. Здесь были своя школа, свой детский сад, футбольная секция.
 
Всё это можно было бы сохранить, если б посёлок оставили. Но обслуживать его стало накладно, когда местное торгпредприятие перестало работать.
 
А это уже Александровка, деревня в Лужском районе. Её формально тоже можно стереть с карты Ленобласти. 40 жилых домов и ни одного зарегистрированного жителя.
 
Постановление Верховного Совета 1982 года, которое действует до сих пор, лаконично гласит: «если нет жителей, населённый пункт подлежит исключению из учётных данных», даже несмотря на то, что летом здесь не протолкнуться.
 
Сейфулла Шайдаев Трубникоборского сельского поселения
Деревни пусть даже в таком формате вселяют жизнь в территорию. Если деревня будет заброшенной, не будет никаких дорог, никто не будет сюда ездить, обслуживать линию электропередач, инфраструктура пропадёт.
 
В руководстве области решили установить новые правила ликвидации деревень. Они будут строже. Поправки к закону «Об административно-территориальном устройстве» прошли первое слушание в ЗакСе. Право упразднять отводится местным властям, которые могут выйди с инициативой к губернатору. Но и этого депутатам показалось не достаточно. Для того чтобы деревни не стало, там должны исчезнуть любые следы деятельности человека.
 
Юрий Соколов, депутат Законодательного собрания Ленинградской области
За нами придут следующие поколения. Возможно дальнейшее развитие. В Мызе есть градообразующее предприятие, подворье, подсобное хозяйство, они в дальнейшем могут построить жилые дома для людей, которые здесь работают.
 
Деревня Мыза тоже может попасть в список исчезающих. Нет жителей. Зато на месте бывшего детского дома сейчас пансионат и подворье Софийского собора. В Ленинградской области почти 160 населённых пунктов, которые формально могут просить о ликвидации и это, скорее, выгодно муниципальным властям. Лишнюю территорию убирать не надо да и с землёй можно что-нибудь придумать.
 
Иван Макаров, первый заместитель председателя комитета по местному самоуправлению Ленинградской области
Упразднить деревню, перевести категорию земель из категории земель населённых пунктов в иную и затем эту землю выгодно реализовать. Наша задача как разработчиков законопроекта сделать продедуру настолько сложной, настолько детально регламентированной, чтобы исключить всяческие возможности для манипуляций.
 
Последнее крупное упразднение деревень в Ленобласти прошло в 2004 году. Тогда с карты исчезли сразу 23 населённых пункта. Если сейчас эту процедуру усложнят, ликвидировать станет почти невозможно. Тогда умирающим деревням уже придётся надеяться на новую жизнь.