Чистое крылечко

Чистое крылечко

24 апреля 2015 года, 16:23

В Тихвине часовеньку у входа в монастырь называют "Крылечко". Звучит по-домашнему и мило. История названия очень проста.

В 1860 году к небольшому надвратному храму, возведенному еще в XVIII веке, пристроили с двух сторон каменные ажурные лестницы в стиле деревянных домов тихвинских мещан. Вот и стала церковка как бы с крылечком.

На самом деле не сразу догадаешься, что тут храм. Прихожане и туристы чаще всего идут прямо в монастырь, к Успенскому собору, где хранится главная реликвия - Тихвинская икона Божией Матери. А в эту часовню ведут справа и слева от главного входа простые пластиковые двери. Будто и не врата храма, а проходная в служебные помещения. Толкнули - двери открыты.

Мои спутники замялись: "А может, туда нельзя?"

Но никаких запрещающих надписей нет. Идем!

Простая лестница, крашенные масляной краской стены. Все это похоже больше на казенное учреждение. На втором этаже перед входом в храм старый канцелярский стол... Глупо, скорее по привычке, стучимся и входим в часовню. А там женщина моет пол.

Тут мы и встали, как вкопанные. Известно, как наши хозяйки относятся, когда мешают им в уборке. Сколько раз нас одергивали: "Куда претесь? Вымыто же!"

Но и женщина сама стушевалась:

"Ой... Вы меня извините, - сказала она. - Вы к иконе? Проходите, пожалуйста".

В центре небогатого на украшения помещения большая фреска с изображением Тихвинской иконы.

Богоматерь смотрит прямо на вас, в какой бы части зала вы ни находились. На ее лице читается улыбка, а глаза полны грусти... А младенец Иисус, как и положено младенцу, весел и, кажется, хочет поиграть.



Печаль Богородицы вызвана предчувствием трагической судьбы своего ребенка. По канонам, на ее лице должна читаться и радость материнства, но и гордость за предназначенную Сыну Высокую Миссию.

Размышления прерывает голос женщины в храме:

"Не стесняйтесь, проходите поближе".

Она уже бросила свое занятие и, встав за нашими спинами, сама любовалась иконой, которую видела, конечно, уже сотни раз.

"Это фреска. Нарисована прямо на стене храма. Давно уже, как только шведов прогнали в 1613 году. Раньше она была прямо на улице, пока крылечко не пристроили..."

И тут же добавила заговорщицки: "Она чудотворная. Можете у нее попросить о сокровенном".

В нашей компании были люди не только верующие, но и, так сказать, колеблющиеся, с научным подходом.

"А какие чудеса она совершила?" - задали наиболее умные свой вопрос.

"Ну, как же... Вот Александр Боровский. У него ноги болели сильно. Да так сильно, что до главной иконы он дойти не мог. С горем пополам дополз до фрески Богоматери. Усердно молился. И отступили болезнь", - сказала женщина, будто о своем хорошем знакомом.

"А когда это было?"

"Давненько уж... - согласилась женщина. - Лет сто назад... Да, какое сто! Еще до того, как Бенуа надстроил крыльцо... Больше 150 лет назад".

Вот, получается, факт городской жизни. Тихвин - город чудес. И в это все здесь верят.

Трудно сказать, после каких событий Николай Бенуа, представитель знаменитого рода художников, архитекторов, деятелей искусств, автор многих домов в Северной столице, Петергофского вокзала, Шведского театра в Хельсинки, взялся за перестройку нынешнего "Крылечка". Может, и правда, его вдохновил случай с Боровским. А может, просто хотел защитить старинную фреску от буйств природы. Но сегодня благодаря его работе фреска прекрасно сохранилась. Оправленная рамой, она выглядит как картина, а не нанесенное на стену изображение.

"А вы заметили, что у Богоматери славянская внешность?" - вдруг поинтересовалась женщина.

"Заметьте, другое, более округлое лицо. Художник явно писал образ с русской женщины", - со знанием дела уточнила женщина, только что мывшая полы.

Действительно, она права. Тихвинскую Икону Божией Матери, по легенде, писал апостол Лука почти две тысячи лет назад с самой Девы Марии, уроженки Назарета.

А кто вдохновлял неизвестного русского художника? Может, его мать? Или любимая? А может - жена, только что родившая ему сына?

И тогда можно догадаться, от чего грусть в глазах женщины. Только что завершилась кровопролитная война. Тихвинцы, единственные жители Северо-Запада России, которые не покорились шведскому нашествию в Смутные времена и прогнали врагов от стен своего дома.

И думала, должно быть, женщина: вот вырастет сын и тоже пойдет воевать, защищая родную землю. И что с ним будет? Какая участь его ждет?

Наверное, оттого и так любят тихвинцы этот небольшой храм. Поскольку он не только про Бога. Он еще и про их жизнь и судьбу.

Анатолий Аграфенин