Скачать

Битва за берега: почему владельцы недвижимости игнорируют решения суда о сносе построек?

27 июня, 18:49

По закону в течение двух месяцев судебные приставы должны применить принудительные меры, но на практике этого не происходит.

И вновь о запретных берегах. В одном из недавних выпусков программы мы показали сюжет о многочисленных нарушениях водного кодекса. О том, как владельцы земельных участков незаконно оккупируют прибрежную зону, перекрывая доступ к воде простым смертным. Природоохранная прокуратура, с который наш журналист отправился тогда в первый в этом сезоне рейд по береговой линии, рапортовала — судебных исков стало больше, и суд все чаще выносит решение о принудительном сносе незаконных построек.
44 иска в прошлом году — в половине случаев — вердикт освободить берег. Однако защитники рек и озер — реальных результатов не видят. Валерий Фенев с предписаниями суда отправился по адресам выяснять — как исполняются решения фемиды. И очень удивился.

Мгновенное ощущение дежавю. Все то же Нахимовское озеро, все те же бесконечные заборы. Ведь были же здесь! Сопровождающие отвечают: были, да не здесь. Оказывается, в прошлый раз мы пытались попасть на банкирский берег, а это прокурорский. Такие вот народные названия.

Через брешь в заборе пробираемся на берег. Сопровождающие просят не отходить от воды больше чем на 20 метров, а то могут обвинить в проникновении на частную территорию. В руках у активистов решения суда о сносе незаконных построек. Вот здесь, например, обязали убрать баню.
 
Ирина Андрианова, представитель движения «Против захвата озер» 
Выборгская городская прокуратура в 11 году предъявила иск по этому участку, и иск был полностью удовлетворен. Иск о полном восстановлении целостности береговой полосы и сносе всех этих построек. 
 
Кажется, слепа Фемида, не видит, что спустя три-четыре года ее решения игнорируют. На втором частном владении как стояла беседка и гостевой дом, так и стоят. 
 
Наталья Павлова, житель поселка Рощино 
Судья Смирнов, Выборгский суд. Иск удовлетворен. То есть освободить от построек, рекультивировать участок. Но, как вы видите, здесь ничего этого нет. 
 
Справедливости ради отметим — на руках у активистов было четыре судебных решения о сносе строений.  И два из них все же были исполнены. Любопытно, но остальные собственники о последствиях своеволия не думают. По закону в течение двух месяцев судебные приставы должны применить принудительные меры, но на практике этого не происходит. Исполнение решений суда затягивается, как правило, на годы.
 
Полина Карташова, заместитель прокурора межрайонной природоохранной прокуратуры Ленинградской области
Может, отсутствие собственника на территории РФ, может быть, какие-то технические возможности не дают ему исполнить решение суда, ну, может, такая гражданская позиция или отсутствие ответственности за нарушение водного законодательства.
 
То есть особая гражданская позиция или отсутствие ответственности освобождает от выполнения решения суда? Ответить на этот вопрос могли бы в службе судебных приставов. Могли, но то ли не захотели, то ли слишком были заняты.  Впрочем, не только приставы должны выполнять решение о сносе незаконных построек. Есть ведь и местные органы власти. Вся прибрежная зона — это же муниципальная собственность. И на местах вправе требовать возврата земли.
 
Валерий Фенёв, корреспондент
Есть в Ленинградской области примечательный поселок Горы с уникальными названиями улиц. Таких нигде больше не встретишь. Улица Аленький цветочек, тупик Калопохус. За последние время Горы пережили нашествие людей в погонах, пять прокурорских проверок, девятнадцать предписаний о сносе незаконных построек. А ситуация по-прежнему в тупике.
 
«Провокатор». Это еще уважительно. Каких только ругательств он не слышал в свой адрес. Игорь Знатнов в Горах возмутитель спокойствия. Организовал все пять прокурорских проверок и грозится шестой. Ведь нарушения водного кодекса, говорит, очевидны.
 
Игорь цитирует акт проверки соблюдения земельного законодательства. Его составили местные чиновники в прошлом году. Четыре страницы, описаны все строения в двадцатиметровой зоне прибрежной полосы. Даже грозное заключение есть — усматриваются признаки административного правонарушения. 
 
Игорь Знатнов, житель поселка Горы
Гаражи стоят и будут стоять. Потому что у администрации нет ни денег, ни желания.
 
Участок Алексея тоже в перечне акта проверки. Баня у него едва ли не на берегу. Алексей оспорил решение в суде, мол, здесь еще при финнах сауна была, и выиграл.
  
Алексей, житель поселка Горы
Вся деревня живет спокойно и мирно. Мы вопросы сами решаем между собой. Но есть два гражданина — Знатновы, которым спокойно не живется
 
Этакий междусобойчик в отдельно взятом населенном пункте. Но ведь Горы — это не исключительная ситуация, а скорее показательная.
 
Сергей Виноградов, председатель экологической организации
Если пресса говорит, что закон нарушается, то все изображают бурную деятельность. Дадут бумагу, потом место осмотрят, через полгода все на том же месте. Через два года встречаемся там же.
 
И, действительно, встретились. На берегу Невы в поселке имени Свердлова. И ничего не изменилась. То ли смотровая площадка, то ли набережная. Снести ее суд обязал ещё два года назад.
 
Сергей Виноградов, председатель экологической организации
Они апеллируют, говорят, у соседа такое же. Но это же не значит, что можно нарушать. Задача основная — обеспечить выполнение закона на данной территории. Хотя здесь была прокуратура и занималась этим вопросом. Кадастр приезжал, местные власти. Все на том же месте.
 
Тамара Александрова, заместитель главы администрации Всеволожского района
Пока не будет определена граница береговой полосы, у нас будут продолжаться нарушения, но мы это не будем видеть.  
 
В администрации Всеволожского района отвечают, может, кадастр и приезжал, но результатов измерений не получали. Да и вообще, в области необходимо в каждом индивидуальном случае замерять координаты. Причем точные данные о том, где заканчивается водоем и начинается берег. А на это понадобится лет 10. 
 
Тамара Александрова, заместитель главы администрации Всеволожского района
Мы говорим, два метра или один. А если завтра озеро уйдет. Мы с вами понимаем, что, да, закон нарушен, но, чтобы вынести решение, необходимо установить береговую полосу. 
 
Во Всеволожском районе демонстрируют избирательный подход. В частности, суды решают — несут ли вред постройки в двадцатиметровой прибрежной зоне или нет. И пока результат этого подхода таков — ни одного решения Фемиды о сносе незаконных строений в Администрации Всеволожского района не видели. 
 
Валерий Фенев, Сергей Скрипкин, Андрей Смирнов, и Антон Пашукевич, Ленинградское время.